Почему ложные войны Путина эффективнее настоящих, «The Daily Beast», США

   Дата публикации: 10 августа 2015, 09:18

 Некоторые называют конфликт между украинской армией и поддерживаемыми Россией сепаратистами фальшивой или ложной войной. Но попробуйте сказать об этом семьям погибших бойцов с обеих сторон.

 

 

Это не фальшивая война, это просто другая война. Этот конфликт, в котором уже было все — от появления зеленых человечков (на самом деле это были довольно крупные русскоязычные солдаты) и пугающего наращивания сил до неослабевающей пропаганды и тайных вторжений — вполне возможно, несет в себе массу черт грядущего. Как сказали консультанты по вопросам безопасности Грегори Маньятис (Gregory Maniatis) и Молли Маккью (Molly McKew), президент России Владимир Путин опробовал тактику «всплывающей войны — быстрой и завуалированной — которая, вероятнее всего, будет широко применяться в будущем».

 

В июне после короткого затишья, совпавшего по времени с саммитом Большой семерки в Германии, под Мариуполем — стратегическим портовым городом — снова начались мощные артиллерийские обстрелы. Огонь открывается каждый день примерно на закате, и, по всей видимости, некоторым людям выгодно, чтобы этот конфликт не заканчивался.

 

Тем не менее, давно ожидаемого вторжения и осады Мариуполя, конечной целью которых должно было стать открытие сухопутного коридора в аннексированный Россией Крым, так и не произошло.

 

Это не должно удивлять. Как мы уже видели прежде, Путин предпочитает действовать поэтапно. Он медленно и постепенно откусывает небольшие куски территорий, держит свои войска в состоянии боевой готовности и провигается вперед шаг за шагом, пока не получает то, чего он хочет.

 

Ярким примером подобной тактики является война с Грузией 2008 года. Международное сообщество почти не обращало внимания на сепаратистские территории Южной Осетии и Абхазии до того момента, когда российские танки практически въехали в столицу Грузии, Тбилиси, а правительство России официально признало их статус. До настоящего времени поддерживаемым Россией сепаратистам удавалось постепенно отвоевывать и удерживать до 20% территорий Грузии.

 

Тактика Путина заключается в том, чтобы оккупировать сепаратистский регион, признать его статус и со временем медленно увеличивать его территорию. Очередным примером стал инцидент, который произошел месяц назад: поддерживаемые Россией силы Южной Осетии расставили знаки, обозначающие «границу», перенеся их вглубь территорий Тбилиси. Эти баннеры были расставлены так, чтобы их было видно с одного из крупнейших грузинских шоссе, в непосредственной близости от участка нефтепровода «Баку-Супса» длиной в полтора километра.

 

Такие конфликты никогда не ведутся на одном фронте. В ходе первоначального вторжения в Грузию как только войска Тбилиси направились в Южную Осетию, российские войска прошли через Абхазию. Привлекая внимание к одной области, Путин переключается на другую. Аннексирует Крым, и пока весь мир следит за этим процессом, а СМИ активно его обсуждают, он проходит вглубь Украины через Луганскую и Донецкую области. Примерно так и выглядит базовый алгоритм «всплывающей войны».

 

Следующий шаг заключается в том, чтобы дождаться, пока СМИ перестанут обращать внимание на происходящее. В какой-то момент люди больше не захотят читать статьи о вторжении и осаде Мариуполя, которая так и не случилась. И именно тогда она и произойдет. Путин предпочитает сделать маленький шаг, а затем ждать: либо этот шаг будет недостаточно значительным, чтобы попасть на первую полосу газет, но при этом заключать в себе определенное тактическое достижение, либо крупнейшие газеты и телеканалы начнут активно обсуждать его действия, а эксперты и лидеры — поднимать ложную тревогу.

 

Представьте себе, что война на Украине — это большая открытая рана, которую запретили лечить. Туда уже проникла инфекция. Иммунная система всей страны испытывает колоссальную перегрузку, от которой страдают все другие системы. Чем дольше рана будет оставаться открытой, тем сильнее будет нагноение. Ненависть и экстремизм будут назревать со всех сторон до тех пор, пока люди своими действиями не начнут подтверждать пропаганду противника. Паника будет нарастать. Страны Балтии попросят НАТО оказать им дополнительную помощь, и вся система НАТО начнет давать трещины. Бывшие советские республики увидят в этом напоминание о том, что может произойти в случае ссоры с Матушкой-Россией. США ответят военными учениями вдоль границ НАТО и даже отправят военных советников и оборудование на Украину, как этого требует Акт о поддержке свободы на Украине, принятый в 2014 году.

 

В ответ на военные учения НАТО и США, такие как операция Atlantic Resolve на территории бывшего Восточного блока или операция Fearless Guardian на Украине, Россия тоже начнет проводить учения на территории от Крыма до Арктики, которые будут включать в себя сценарии с применением ядерного оружия и превентивными ударами по странам-членам НАТО.

 

Что мы получим в результате? Крупнейшее наращивание сил и противостояние между американскими и российскими войсками с 1948 года.

 

Даже в период холодной войны российские и американские войска никогда не воевали друг с другом так близко и в такой численности. Тогда в своем противостоянии США и СССР использовали другие государства, такие как Куба в 1962 году. Однако ни американский, ни российский народ, по всей видимости, не понимает масштабы и опасность такого наращивания сил.

 

«Это не просто учения, это серьезная эскалация, — говорит немецкий журналист и эксперт по России Борис Райтшустер (Boris Reitchuster). — Путин испытывает НАТО, он ищет все возможные слабые места. Не думаю, что жители США или даже Западной Европы понимают, насколько серьезна эта ситуация».

 

Когда и если раны заживут, они все равно оставят после себя шрамы, которые будут постоянным напоминанием о прошлых конфликтах на много поколений вперед.

 

Несмотря на все это, металлургический комбинат в Мариуполе продолжает работать. Пассажирские поезда пока не ходят, но грузовые составы въезжают и выезжают из города без всяких проблем.

 

Для Романа Соколова из неправительственной организации «Оборона Мариуполя» это остается загадкой. «Даже когда город контролировали сепаратисты, здесь случались лишь отдельные эпизоды мародерства. Металлургический комбинат и порт продолжали работать». Более того, из-за санкций в отношении крымских портов коммерческая нагрузка на Мариуполь увеличилась.

 

С точки зрения Соколова, в основе этой войны в первую очередь лежит вопрос идентичности. «Мы не знаем, чего хочет Путин. Если Россия применит авиацию и корабли, да, мы потеряем Мариуполь в течение нескольких часов. Но если они это сделают, мы сможем сказать, что за всем стоит Россия. Пока Путин настаивает на том, что российских солдат на Украине нет».

 

«Дураки сражаются с дураками», — именно так охарактеризовал текущий конфликт один мариупольский таксист. Это похоже на съезд идеологов и наемников: националисты, антироссийские чеченцы, пророссийские чеченцы, украинские сепаратисты, российские военные, российские фашисты, американцы, хорваты, сербы, неонацисты, грузины, израильтяне и даже один шведский снайпер.

 

Пока слишком рано говорить о том, когда закончится эта война. Не стоит забывать, что Путин умеет ждать.

 

8 августа — это седьмая годовщина вторжения российских войск в Грузию, и Тбилиси нечего здесь отмечать. Сегодня сепаратистские регионы Грузии сблизились с Москвой как никогда прежде, их границы продолжают расширяться вглубь грузинских территорий, а отношения между Грузией и Россией вряд ли нормализуются в ближайшее время. Все это заставляет нас задать себе один простой вопрос: где будет Украина через шесть лет? И не будет ли мировая общественность игнорировать проблемы Киева через шесть лет так, как она игнорирует проблемы Тбилиси сегодня?

 

ИноСМИ

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1