Грузия без России обречена. Петр Акопов

   Дата публикации: 08 Август 2015, 11:36

Семь лет назад началась война в Южной Осетии. Грузия, считавшая эту самопровозглашенную республику своей территорией, напала на Цхинвал – после чего Россия, чьи миротворцы были убиты, ввела войска и сокрушила грузинскую армию. После той войны Грузия разорвала отношения с Россией – но рано или поздно она вернется в состав русского мира. У нее просто нет альтернативы.

 

Семь лет назад началась война в Южной Осетии

 

Нападение на Южную Осетию в Тбилиси назвали «операцией по наведению в Цхинвальском регионе конституционного порядка». Действительно, Грузия никогда не признавала отделившиеся от нее после распада СССР Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами, упорно считая их временно утраченными территориями.

 

И это при том, что обе страны отделились от нее в ходе кровавых конфликтов, войн, которые Грузия проиграла. Все 16 лет отдельного существования обе не признанные никем республики находились под покровительством России – там стояли наши миротворцы, большинство граждан обзавелись российскими паспортами. То, что Москва не признавала независимость этих республик и не отвечала на их просьбы о вхождении в состав России, объяснялось просто нежеланием портить отношения с Грузией. Но фактически все понимали, что для Тбилиси эти территории потеряны.

 

Ну не хотели абхазы и осетины жить в одном с грузинами государстве – после того, как в ходе развала СССР те попытались лишить их автономного статуса и устроили военные операции по подавлению «сепаратистов». Они оказались под крылом России – и это было естественное желание обеих сторон.

 

Примирение с грузинами возможно было только постепенное, по прошествии времени – и, главное, в рамках русского мира, к которому принадлежали что абхазы и осетины, что грузины. Но после «революции роз» и прихода к власти Саакашвили в 2003 году Грузия начала активный дрейф в сторону США. К концу 2007 года были выведены все российские военные базы – и Саакашвили решил попробовать «восстановить территориальную целостность».

 

Это было чистой воды безумием. Только аутист мог думать, что Россия позволит Грузии захватить Южную Осетию, многие граждане которой имели российские паспорта (на Абхазию у Тбилиси сил просто не было). Но Саакашивили оказался именно таким безумцем – причем не важно, сколько в его действиях было желания понравиться американцам (ведь ему вполне могло показаться, что он выполняет и важную геополитическую миссию для Вашингтона). Нападение на Цхинвал, повлекшее к тому же гибель российских миротворцев, вызвало ответ России – началась «операция по принуждению к миру». В ходе пятидневной войны грузинская армия, которую перед тем несколько лет обучали американские инструкторы, была разгромлена. Перед 58-й армией лежал путь на Тбилиси.

 

Но Россия не стала брать грузинскую столицу и свергать Саакашвили – что, несомненно, сделали бы в подобном случае США, Великобритания или Франция. Наши войска ушли – а Южная Осетия и Абхазия были официально признаны Россией. По сути два этих государства стали ассоциированными с Россией территориями – в геополитическом смысле они являются частью РФ. Для Грузии это стало двойным ударом. Мало того, что русские танки прокатились по Гори, так еще у нее и окончательно забрали территории, которые она считала своими. Но всеобщего осознания тупика в Грузии не произошло. Иначе говоря, понимания, что путь к жизни вне русского мира приводит к катастрофе, не наступило.

 

Пришло разочарование в Саакашвили – и спустя несколько лет он потерял власть. Но мысль о необходимости вернуться к союзу с Россией, перестать играть в антироссийские игры с геополитическими противниками нашей страны, увы, пока что не овладела грузинским обществом. Верните нашу Абхазию и Осетию, тогда и поговорим – настаивают в Тбилиси. Бессмысленность подобных ожиданий очевидна – Тбилиси потерял эти территории не в 2008-м, в 1991–1992 годах, когда сам взял курс на подавление автономий и выход из СССР. После войны 2008 года Грузия разорвала даже дипломатические отношения с Россией – но невозможно разорвать многовековые связи двух народов и стран.#{ussr}

 

Грузия в 18-м веке сама захотела стать частью русского мира – и во многом из-за ее выбора Россия стала продвигаться в Закавказье, воюя с османами и персами. Да и война с горцами Северного Кавказа не в последнюю очередь была связана с покровительством России грузинам (те подвергались постоянным набегам горцев). Грузия стала частью русского мира, но при этом считала себе главной в Закавказье – с соответствующими амбициями.

 

В рамках СССР все это уравновешивалось Москвой. Но при дезинтеграции Союза, в которой грузинам принадлежит одна из главных ролей, вся модель «мини-империи» потерпела крах. Две из трех автономий ушли (осталась только Аджария), грузины после неудачных попыток силой задавить регионы были вынуждены бежать из Абхазии и Осетии. Потеря территорий ставилась в вину России – но не себе самим, решившим жить отказаться от принадлежности к русскому миру.

 

Жить под геополитическим протекторатом США не получилось – сделать из Грузии свой форпост на Кавказе американцы не торопились, предпочитая использовать ее в качестве антироссийского рычага. После войны 2008 года и ухода Саакашивили Грузия оказалась в подвешенном состоянии – куда идти?

 

Запад к себе не возьмет – максимум в НАТО, но не в ЕС – экономика в беспросветном тупике, с Россией в ссоре. Становиться колонией Турции, которая и так скупила все что могла в Грузии? Но тюркский и даже османский мир чужд для грузин, от него они в свое время бежали под крыло единоверной России.

 

После начала украинского кризиса интерес к Грузии у англосаксов вырос – решено строить вокруг России заградительный вал, от Прибалтики к Черному морю. А на юге его важным элементом должна стать Грузия. Понятно, что с военной точки зрения это бессмысленная затея – даже если Грузию примут в НАТО, для обретения ею хоть какого-то реального военного значения в ней необходимо будет разместить американскую военную базу и постоянный армейский контингент. Но даже в этом случае грузинская территория станет ловушкой – настолько велико будет превосходство окружающих ее со всех сторон российских баз в Абхазии, Южной Осетии и Армении.

 

То есть военного значения для Штатов Грузия не имеет – а значит, надеяться на серьезную финансовую и геополитическую помощь бесполезно. И что ее важнее – нет шансов стать частью Запада, даже путем превращения в транспортный коридор или военную базу. Что остается? Только Россия – которая, несмотря ни на что, не испытывает к грузинам и Грузии никаких плохих чувств.

 

Грузия зависит от России гораздо больше, чем готовы сейчас признать грузинские власти. Это и живущие в России около полумиллиона граждан Грузии, чья финансовая помощь является существенным источником существования населения самой республики, и еще большее количество грузин, перебравшихся после распада СССР в Россию и получивших российские паспорта, многие из которых также переводят деньги на родину. Это и огромные культурные и человеческие связи, порожденные двумя столетиями переплетения грузинской жизни с русской. Это и общая история – в том числе и советская – и общие геополитические интересы.

 

Но если Россия и без Грузии может развиваться и занимать свое место в мире, то Грузия без России обречена. На исчезновение – через утрату собственной идентичности, через привязку к сильному, но чужому соседу (Турции), через постоянное воспоминание о былых «славных временах». Если грузины хотят вернуться жить в Абхазию и Южную Осетию, то они не могут не понимать, что единственный путь к этому лежит через их возвращение в русский мир. Из которого они сами попытались себя исключить – с трагическим для себя результатом. Но все можно исправить – пока жива память об общем пути.

 

Петр Акопов

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Chinval__110242
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1