«План Б» всегда на столе

Дата публикации: 07 августа 2015, 09:38

Россия устает от подхода Петра Порошенко к реализации Минских соглашений. И в любой момент может перейти к реализации «Плана Б».

 

 

Минские переговоры находятся в стагнации. Относительный конструктив и подвижки наблюдаются лишь в вопросах, касающихся первых пунктов Минских соглашений — о перемирии и разводе тяжелых вооружений. Спустя столько времени после подписания соглашений стороны так и не дошли к конструктивному обсуждению основных их положений — вопросов политического урегулирования и будущего облика пространства нынешней Украины. Петра Порошенко фактически заставили подписать эти соглашения, поэтому сразу же после возвращения иМоскву такой подход, по понятным причинам, не устраивает.

 

Наличие между Россией и ЕС государственного образования, которое ставит целью своего существования конфликт с восточным соседом, может стать серьезной проблемой. Поэтому Москва дает понять, что если украинские власти не образумятся, то Россия может изменить свою позицию в отношении будущего Украины и приступить к реализации плана Б — созданию Большого Приднестровья как минимум в границах нынешних ЛНР и ДНР, а также прекращению экономической поддержки киевского режима (без которой Украине грозит дефолт и социальные бунты замерзающих зимой людей, которым сложно будет объяснить, что в их бедах виноват Владимир Путин).

 

Судя по всему, Москва не переходит на альтернативный путь по двум причинам. Во-первых, она еще надеется на то, что Минские соглашения можно будет реализовать. Очевидно, что потенциальный итог Минского процесса — децентрализованная (а по сути федеративная) Украина с нейтральным статусом и возможностью пророссийской части страны влиять на процесс принятия решений в Киеве — куда выгоднее, чем любые реалистичные альтернативы.

 

На самого Порошенко у Москвы надежды нет, однако Кремль еще надеется на то, что на украинского президента повлияют американцы и европейцы. Ряд сил в США и ЕС не заинтересованы в создании эффективного и стабильного украинского государства (которое в нынешних условиях может быть только федеративным), однако они еще больше не заинтересованы в эскалации конфликта, на что сейчас делает ставку Петр Порошенко.

 

Вторая причина — это риски, связанные со сменой пути. Как и Запад, Россия не заинтересована ни в эскалации ситуации, ни в обострении отношений с Брюсселем. Если нынешний уровень российско-американских отношений является в общем-то нормальным (в отсутствии атмосферы доверия, повестки дня и политической воли для изменения ситуации улучшения ждать бессмысленно), то российско-европейские отношения находятся на неестественном уровне.

 

О причинах нынешнего кризиса говорилось уже не раз, и чтобы выйти из него сторонам придется проделать крайне долгий путь и провести множество часов переговоров. Однако необходимым условием для начала этого пути является взаимопонимание между Москвой и Брюсселем относительно украинского пространства. Оно в общем-то выстраивается, и включает в себя признание де-факто перехода Крыма под российскую юридикцию, а также согласие с основными пунктами Минских соглашений, подразумевающих легитимность нынешних украинских властей (хотя бы то, что путчисты прошли легитимацию в ходе последних парламентских и президентских выборов) и территориальную целостность посткрымской Украины.

 

Отказ от минских соглашений будет воспринят не как признание бесперспективности конкретного документа, а как отказ Москвы в дальнейшем гарантировать эту целостность, и вызовет крайне жесткую реакцию Европы. Российским властям необходимо разделять понятия «жесткая политика» и «провокационная политика». Жестко отстаивая свои национальные интересы, Кремль пытается избегать каких-либо провокационных шагов, способных привести к эскалации ситуации. Хотя и демонстрирует готовность сделать это (например, паспортизировать жителей ДНР и ЛНР, а также признать «правительство в изгнании», возглавляемое Николаем Азаровым).

 

Именно поэтому Россия избрала выжидательную стратегию. В Москве прекрасно видят, что Петр Порошенко сам убивает Минские соглашения. Процесс ликвидации, возможно, перешел уже точку невозврата — поправки в украинскую конституцию, о которых говорилось в Минске, принимаются без учета позиции ополченцев, о чем и договорились в Минске.

 

А это значит, что ни о каком возврате границы под контроль Киева не может идти и речи — речь скорее пойдет об исчерпании повестки Минских соглашений и необходимости либо создавать некий новый рамочный формат, либо на основе молчаливого консенсуса ведущих сторон Минского процесса идти в сторону «приднестровизации» Донбасса, что автоматически будет означать отказ России от абсолютного признания территориальной целостности посткрымской Украины.

 

Из Минска Украина взяла курс на их срыв. И в общем-то преуспела.

 

 

Эксперт Онлайн 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1