Донбасс своими глазами. День второй

Дата публикации: 05 Август 2015, 09:52

Люди Донбасса.

 

Любой человек, который хотя бы поверхностно знаком с реалиями украинской политики последних двух десятилетий, неизбежно сталкивался с таким важнейшим и где-то даже системообразующим понятием как «донецкие». Последние полтора года новостей с Донбасса добавили красок в сформировавшийся у меня за предыдущие годы образ этих самых «донецких». Ну, а поездка дала возможность проверить его на прочность.

 

 

Главный вывод, который я сделала при личном знакомстве с людьми Донбасса, что нет ничего удивительного, что «донецкие» неоднократно «подминали» под себя Украину. У расслабленного, склонного к индивидуализму, южного, премущественно сельского менталитета большей части 40-миллионной страны не было ни малейших шансов выдержать конкуренцию с коллективным психологическим типом, который сравним с региональными менталитетами самых суровых краев России — Севера, Сибири, Дальнего Востока.

 

Кстати, сравнительные шутки на тему «крутого» Донецка и «сурового» Челябинска могли бы породить новую великолепную серию анекдотов.

 
Донецкие — справные, жесткие, клановые, упорные и очень трудолюбивые. Разумеется, эти качества представлены как в позитивном, так и негативном варинте: упорство оборачивается упертостью, клановость — кумовством, а жесткость может перейти в жестокость.

 
Тем удивительнее метаморфоза, которую претерпел образ донецких на Украине за последние годы. Правила пропаганды гласят, что в основе пропагандисткой лжи должна лежать пусть крошечная частичка, но правды. Судя по всему, для Украины это не требуется. Свидомым украинцам успешно внедрен образ Донбасса как жалкого, нищего, безмозглого, копошащегося в грязи быдла-унтерменша. Специалистам в психологии масс еще предстоит ответить на вопрос, каким образом удалось заместить этим полностью выдуманным бредом предыдущий имидж Донецка — тоже негативный, но все-таки имевший определенные основания в реальности образ, в виде «жестоких и повязанных кровавой круговой порукой донецких бандитов».

 
Тем более бесполезно для этой аудитории напоминать, что Донбасс, и конкретно Донецк, является мощным научным, образовательным и культурным центром. А факт практически тотальной индустриализации региона сам по себе говорит о высоком среднем уровне «человеческого материала» в регионе.

 
Трудолюбие и работоспособность дончан была очевидна давно. Но что удивило и впечатлило при личном знакомстве с местными, так это то, что в Донбассе реально царит культ труда.

 

Когда в щебечущей компании донецких дам, типичнейших представительниц креативного класса, мимоходом делается заявление, что начало рабочего дня в 8 утра — это нормально и правильно, московская представительница креативного класса чувствует себя пристыженной.

 

Шахтеры, металлурги и прочие представители пролетариата воспринимаются здесь как соль земли и сердце края. Они «качают кровь», давая жизнь Донбассу. В России к этому восприятию рабочего класса вновь возвращаются после долгих лет забвения, а здесь — в Донбассе — это, похоже, никогда не исчезало. Именно поэтому тут так болезненно воспринимается остановка предприятий. Как будто, из региона утекает жизненная сила, поскольку это бьет по самому ценному, что есть тут — по квалифицированному рабочему классу.

 
Однако именно жесткий и очень непростой донбасский характер дает главную надежду на то, что все в конечном итоге будет хорошо, и Донбасс справится со всеми выпавшими ему испытаниями.

 
Ирина Алкснис

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1