Жесты отнюдь недоброй воли. Егор Воронов

   Дата публикации: 01 августа 2015, 15:53

Так сложилось, что «темное время суток» в социальной жизни человека связано с самыми темными и страшными поступками. В причинах этого явления я не собираюсь сейчас разбираться, ведь тут замешаны и личностная психология, и биологический цикл, и мифологическое сознание, и даже религиозные чувства. Ночь — торжество темных сил и жестов отнюдь недоброй воли. И рад бы я отмахнуться от этой своего псевдонаучного утверждения, да вот в последние пять дней это сделать все трудней и трудней. Я уже как-то перефразировал известную фразу из игры «Мафия»: «Город засыпает — просыпается артиллерия».

 

Горловка

 

Каждый вечер Горловка погружается в какой-то массовый кошмар, мучающий всех и каждого. И это отнюдь не порождение снов. Это данность яви. Хотя, если это и сон, то горловчане уже разучились различать его грань с реальностью. В самые ужасные моменты артобстрелов из логических мыслей остается только одна — «пережить бы сейчас, а дальше все как-то уже само собой наладится». И это заклинание повторяется из ночи в ночь. А утром…. утром наступает обычная жизнь. Словно и не было ничего. Словно мы пережили дурные сновидения, выйдя из них уверенными в своей психологической нормальности. Хотя, как в той же игре «Мафия», кто-то так и не проснулся.

 

Остаться живым в Горловке после ночного обстрела — не удача. Это обыденность, за которой зло смеется ночная реальность. В мыслях за семь часов обстрела ты умираешь неединожды. В голове умирают твои близкие и друзья, а на утро ты встречаешь их живыми и здоровыми. Но в голове они уже мертвы. Оплаканы, похоронены, как и ты сам. Страх убивает нас. Он заставляет нас забывать о чужих смертях и обвинять в собственной, выдуманной, тех, кто якобы на наш слух «начинает первыми». Да, мне не редко встречаются те, кто сегодня причиной всего происходящего в городе кошмара называет «провокацию ополчения». Мол, перестаньте стрелять и все будет нормлаьно. Все будет, как в Артемовске.

 

А я только сейчас начал понимать, что произошло 11 мая 2014 года на «донецком референдуме». Нет, не голосование за ДНР или присоединение к России. Это была бессознательное попытка уйти от государства, которое способно держать своих граждан на блокпостах по 12 часов на жаре. От государства, которое под оправданием «уничтожить сепаратистов» ночью бомбит из артиллерии города, которые оно продолжает называть своими. Государство, которое готово пожертвовать невинными детьми, но вернуть свое конституционное единство. Переступать «человеческие» пункты Конституции ради «администартивных». После сегодняшней ночи я понимаю почему голосовал в свое время за самоопределение Донбасса. Я не хотел жить с государством, которое разрешает убивать своих граждан и закрывает на это глаза. Не важно где — Славянске, Горловке, Луганске, Одессе, Мукачево или безадресных пыточных СБУ. Но, пытаясь уйти от этого, мы в полной красе это ощутили на себе.

 

Тому государству, коим является сегодня Украина, и тем, кто им управляет, я не могу простить убитых детей Горловки. Даже, если первыми начинали стрелять бойцы ДНР. Потому, что это оправдание не для Антитеррористической операции, а для войны, которая слепа к возрасту, социальному статусу и политическим предпочтениям. Я не могу простить 170 погибших горловчан ни ради артемовского сахара по 13 грн., ни ради украинского разнообразия товаров, ни ради своего мещанского «хочу, как прежде». 170 погибших горловчан под снарядами ВСУ стоят в моем сознании на страже утверждения «Как прежде не будет».

 

P.S. Из масс-медиа:

 

«… Обстрел города начался около 20.00 часов 31 июля и продолжался до 3.00 часов 1 августа. Ночным обстрелом Горловки повреждено 8 жилых домов, 3 из которых практически уничтожены. Снаряды падали на поселке «Глубокая», шахта им. Ленина, 88 квартале, жилмассиве «Комсомолец», Никитовке и Ртутный. В результате ночного обстрела пострадали дома по улице Рудакова и Димитрова — Центрально-Городской район. На территории детского садика № 30 «Чебурашка» легло 4 снаряда. Пострадали 5 мирных жителей, среди них 12-ти летняя девочка…»

 

Фото Алексея Петрова. 1 августа 2015 года

 

Егор Воронов

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1