Что ждёт киевских журналистов и политологов, призывавших убивать: Опыт послевоенной Франции. Игорь Деев

   Дата публикации: 01 августа 2015, 12:19

В современной Украине публичным лицам (политикам, экспертам, журналистам), если они поддерживают существующую в Киеве власть и её кровожадное отношение к «неправильным» гражданам, можно всё. И призывать к расправам, и открытым текстом восхвалять этнические чистки, и просто «стучать» на коллег и соседей.

 

Это сейчас в Европе в целом и во Франции в частности политики и журналисты борются на своей территории за права человека, защищают всяческие меньшинства и осуждают насилие. Но чтобы стало так, а не иначе, семь десятилетий назад французы, бельгийцы и голландцы прошли жестокую процедуру денацификации.

 

Остановлюсь лишь на судьбе некоторых персоналий французского коллаборационизма, а также на их современных украинских эпигонах, уверенных в своей безнаказанности.

 

 

Ксенофобы тогда и сейчас

 

Луи-Фердинанд Селин был до войны популярным писателем. Его романы «Путешествие на край ночи» и «Смерть в кредит» понравились читателям и были вскоре переведены на многие иностранные языки. Но он не только писал художественные произведения, но и публиковал памфлеты «Безделицы для погрома», «Школа трупов» и «Попали в переделку», наполненные антисемитскими и человеконенавистническими смыслами.

 

Во время нацистской оккупации он искренне сотрудничал с немецкими властями и их местными пособниками, ибо, как бы теперь сказали, «попал в струю».

 

В 1944 году, после освобождения Франции войсками союзников, писатель был вынужден бежать, но его арестовали на территории Дании, там отдали под суд и приговорили к тюремному заключению, которое позднее заменили ссылкой.

 

После амнистии Селин возвратился во Францию и до конца жизни работал врачом для бедных в парижском пригороде. Разумеется, ни в какие писательские и медийные круги он не был вхож до самой смерти, хотя и публиковался.

 

Известный киевский политолог, профессор «могилянки» Гарань недвусмысленно заявил: «В истории было все. Мы резали поляков, а поляки резали нас. И с евреями тоже было разное. И украинцы резали евреев. Снова-таки можно разбираться, почему это было, и что еврейские комиссары делали в голодомор. Так что всё было».

 

В том же духе в своем фильме (на 78 минуте) «Степан Бандера. Между красным и чёрным» известный харьковский медиа-руководитель и депутат горсовета Игорь Поддубный объясняет антисемитизм бандеровцев тем, что «Первое советское правительство на 85% состояло из евреев… вышеуказанной национальности».

 

В Европе наказывают за отрицание Холокоста, Украина же оставляет безнаказанным его оправдание.

 

Что же касается русофобии, то она стала уже общим местом, и список тех, кто позволяет делать вольный перевод из Селина и ему подобных, заменяя слово «еврей» на «русский», «москаль» или «ватник», огромен. От Яценюка и до провинциальных редакторов многотиражек. А уж в социальных сетях что творится, и не только на профилях профессиональных ботов! И, нужно сказать, администрация того же «Фейсбука» антисемитские выпады удаляет по жалобам — хотя бы через два на третий раз, а русофобию предпочитает не замечать вообще.

 

Не в сравнение с местными русофобами и антисемитами, Селин был выдающимся писателем и оставил след в мировой литературе. Но это его не спасло от жёсткой ответственности за ксенофобские выпады и сотрудничество с нацистами

Не в сравнение с местными русофобами и антисемитами, Селин был выдающимся писателем и оставил след в мировой литературе. Но это его не спасло от жёсткой ответственности за ксенофобские выпады и сотрудничество с нацистами

 

 

Призывы убивать и изгонять

 

Писатель Робер де Бразильяк во время оккупации восхвалял немецкую власть и клеймил несогласных с национал-социализмом французов и евреев, которые, как он писал в своих статьях, должны быть арестованы Гестапо. Он призывал убивать всех коммунистов в тюрьмах: ведь, по его мнению, они — враги Франции. Как-то Бразильяк написал, что в войне французы «в большей или меньшей степени переспали с Германией…, и память об этом останется сладкой для них». За подстрекательство к расправам и пропаганду ненависти в 1945 году Бразильяк был расстрелян. Суд над ним был одним из самых резонансных событий освобожденной Франции.

 

Робер Бразильяк, писатель и журналист, сотрудничавший с нацистами и призывавший к уничтожению людей, был расстрелян в 1945-ом году

Робер Бразильяк, писатель и журналист, сотрудничавший с нацистами и призывавший к уничтожению людей, был расстрелян в 1945-ом году

 

 

Призывы убивать политических противников стали в Украине обычными. Например, политолог Юрий Романенко, ничуть не стесняясь призывал: «Я знаю, как решить проблему уменьшения внимания и вывести проблему медиа на новый уровень. ВСУ должны избирательно и тщательно уничтожать российских журналистов, которые освещают ситуацию на Донбассе. Нужно дать указание снайперам ВСУ, что люди в касках с надписью Press являются приоритетом на уничтожение».

 

Т.н. киевский политолог Юрий Романенко прямо призывал избирательно убивать российских журналистов

Т.н. киевский политолог Юрий Романенко прямо призывал избирательно убивать российских журналистов

 

Многие украинские политики предлагают за образец для «окончательного решения донецкого вопроса», взять историю Сербской Краины в Хорватии, где местное население было уничтожено или депортировано. Например, экс-глава МВД Юрий Луценко говорил: «Колоссальная югославская армия напала на Хорватию… Появилась Сербская Краина… И потом, когда они были готовы, они за считанные часы очистили свои земли… Мы готовы реализовать такой подход». То есть недвусмысленно Луценко солидаризируется с геноцидом.

 

Ни одна из журналистских организаций, ни один государственный орган не попытался осудить некоего Богдана Буткевича за высказывание о том, что на Донбассе нужно убить полтора миллиона лишних граждан. На украинских телеканалах нет практики прерывания или осуждающего комментирования ведущими погромных и ксенофобских высказываний. Если призывы убивать и депортировать никак не осуждаются и не осаживаются самими СМИ, в отличие от редких оппозиционных голосов, замечу, то это и есть позиция данных средств массовой информации, а не демонстрация многообразия мнений.

 

Георгий Тука – создатель сайта с кощунственным названием «Миротворец» со списками неугодных. Перед убийствами депутата Калашникова и писателя Бузины их данные и адреса были размещены на этом сайте. Ныне Тука – губернатор оккупированной военными части Луганской области

Георгий Тука – создатель сайта с кощунственным названием «Миротворец» со списками неугодных. Перед убийствами депутата Калашникова и писателя Бузины их данные и адреса были размещены на этом сайте. Ныне Тука – губернатор оккупированной военными части Луганской области

 

А уж рассуждения о том, что «недовольные» (лидеры оппозиции) должны покинуть Украину, иначе их ждёт понятно что, обычны и для нардепа Бориса Филатова, и для советников глав МВД и СБУ. Призывы к расправам, создание проскрипционных списков типа сайта «Миротворец» и просто неприкрытые угрозы в духе главы следственного управления СБУ Вовка также обычны и пока что не осуждаемы властями Украины. Никто в киевских кабинетах от этого даже на словах публично не отмежевался.

 

Неужели они там думают, что судьба Селина и Бразильяка — факт далекой истории, а не вполне реальный прецедент для рассмотрения их поведения в последний год?

 

Игорь Деев

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1