Тёмная сторона Меджлиса. Альберт Нарышкин

   Дата публикации: 29 Июль 2015, 14:03

Меджлис крымскотатарского народа созывает 2-ой Всемирный конгресс крымских татар (ВККТ) в Турции. Хотя вот только что, в понедельник, закончилась межрегиональная конференция общественного движения «Къырым». Как так случилось, что организаций стало две? Почему они проводят разные съезды? А главное — что из себя представляет этот самый пресловутый Меджлис?

 

Тёмная сторона Меджлиса

 

 

Меджлис — правовой цирк

 

Начать, пожалуй, надо с того, что Меджлис — организация незаконная. Не потому, что вредная Россия его запретила, а потому, что он вообще всегда таким был. Меджлис не регистрировался и в Министерстве юстиции Украины в бытность Крыма в её составе. Юридически это полная фантастика: люди там работают, получают деньги — незаконно. Организовывают банкеты для зарубежных делегаций, и оплачивают частые зарубежные командировки председателя Меджлиса и его свиты. Сама организация налогов не платит, хотя доходы получает (и ещё какие, но об этом позже). Подотчётность не определена. Очень интересно, правда? Как-то так удивительно получилось, что за 23 года независимости Украины у налоговой почему-то так и не возникло вопросов, каким образом в некую структуру поступают деньги, работают люди, ей принадлежит имущество, оказываются услуги, но при этом всём отчётности — ноль! Ничего не учитывается, не регистрируется, налоги не платятся — просто юридический театр абсурда!

 

Правда сам Меджлис всегда приводил отговорку, что он является не организацией, а практически органом государственной власти. Органом власти крымскотатарского народа. Но каким образом этом может быть оправданием? Органы государственной власти совершенно скрупулёзно ведут учёт по всей своей деятельности: есть штатные расписания, оклады, люди платят налоги, имеют право на оплачиваемый отпуск и медицинскую страховку. Должности распределены, порядок избрания прописан, каждое решение фиксируется протоколами и приказами. Деньги и имущество строго учитываются, все положенные налоги уплачиваются.

 

Впрочем, статус Меджлиса как органа государственной власти точно так же незаконен, потому что пока ещё никто не признал государственность крымскотатарского народа. Ни Украина, в состав которой ранее входил Крым, ни другие страны. Кстати, русские татары давным-давно имеют свою государственность. Международно признанную и официальную. И входят в состав Российской Федерации именно на правах государства. Если вы были не в курсе, то отныне можете знать.

 

Вот у Татарстана есть органы государственной власти. Законные. И деятельность их определена законом — законами Татарстана и законами России.

 

А какими законами определена деятельность Меджлиса? Они претендуют на государственность, но они её не имеют — во всяком случае, пока. Но уж если ты претендуешь на государственность, то надо всё делать как положено: создавать своё государственное законодательство, определять структуру органов власти и их взаимоотношений. В случае Меджлиса ничего этого нет.

 

Есть только люди, которые никаким законам не подчиняются и не подчинялись: украинским не подчинялись, потому что не хотели, а своим собственным не подчинялись потому, что — страшно сказать — у них просто нет собственных законов!

 

Вот такая милая организация. Думаю, после этого вступления вас уже не очень удивит всё то, что будет рассказано дальше. Ситуация, как вы понимаете, располагает к произволу и полной безответственности в таких масштабах, которые даже трудно представить себе нам, в России, которая, как ни крути, всё-таки действительно правовое государство — пусть и не без проблем.

 

 

Финансовая чёрная дыра

 

Я назову сумму: 1,5 миллиарда долларов. Именно столько по разным оценкам получил за 20 с лишним лет Меджлис на то, «как нам обустроить крымских татар». От Украины, от пожертвований диаспор, в виде зарубежной гуманитарной помощи и грантов. Деньгами, стройматериалами, товарами.

 

Я боюсь, что сейчас никто не понял, какую сумму я назвал. Нужно сравнение.

 

Вот я живу в 100-тысячном городе. Только что не поленился заглянуть на сайт администрации и почитать наш бюджет за истекший 2014 год (да, у нас не Украина и слава богу не Меджлис — у нас вот так запросто можно его почитать). Там примерно 3 миллиарда рублей. И это сумма стабильная из года в год, то есть на старый курс (который был последние лет 15) — это порядка 100 миллионов долларов. В 15 раз меньше, чем получил Меджлис! А если учесть, что наш город — это 100 тысяч населения, а крымских татар в Крыму — около 200 тысяч, то разницу можно удвоить.

 

Проще говоря, если бы Меджлис расходовал получаемые деньги так же, как их расходует наша мэрия, то каждому крымскому татарину за все 23 года независимости была бы гарантирована жизнь не хуже, чем у нас в городе. Газ, вода, электричество, канализация — это даже не обсуждается. У нас. Не обсуждается. У большинства же крымских татар этого нет. Несколько дюжин кафешек (когда перевалило за 30, мы уже перестали их считать), полтора десятка торговых центров, из которых 5 — многоэтажные, на 30 тысяч квадратных метров и более. Три государственных поликлиники со стационарами и несколько детских, плюс около десятка частных, без учёта многочисленных стоматологий. Ежегодно ремонтируемые дороги, два десятка школ, полдюжины ВУЗов. Нормальный транспорт — и муниципальный, и частный. В общем, наш город в пересчёте бюджета на душу населения — очень богатый. Через каждые 100-200 метров — точки бесплатного вай-фая, 4G-покрытие и вообще все прелести цивилизации.

 

К чему я это говорю? А к тому, что на 1,5 миллиарда долларов, которые получил Меджлис за 20 с лишним лет, крымские татары все эти 20 с лишним лет должны были жить ИМЕННО ТАК — с комфортом и с уровнем жизни, который отстаёт разве что от столичных запросов. Хотя если учесть, что крымские татары были, как ни крути, гражданами Украины, и проживали в Крыму, который тогда назывался «автономная республика Крым», то к этим 1,5 миллиардам Меджлиса стоит добавить ещё всё государственное финансирование, которое было положено одному из регионов Украины. В общей сложности, эта сумма, наверное, превысила бы бюджетные доходы столицы в пересчёте на каждого москвича.

 

В общем, не жизнь, а сказка. Денег куры не клюют. Остаётся только один вопросик: почему при этом многие из крымских татар живут в таких хибарах, которые не в каждой заброшенной деревеньке у нас встретишь? Там не то что вай-фай и торговые центры с общественным транспортом — там даже не везде сотовая связь есть (причём это не Россия на 9 часовых поясов, а Крым), не везде есть газ, электричество и горячая вода.

 

Вот так выглядит жильё некоторых крымских татар:

 

Тёмная сторона Меджлиса

 

 

А это — заасфальтированная (на бумаге) дорога:

 

Тёмная сторона Меджлиса

 

 

Отличный асфальт!

 

Тёмная сторона Меджлиса

 

 

Жилище, достойное 21-го века:

 

Тёмная сторона Меджлиса

 

Кажется, это не очень похоже на 1,5 миллиарда долларов:

 

Тёмная сторона Меджлиса

 

 

Ещё один успешный проект Меджлиса:

 

Тёмная сторона Меджлиса

 

 

«Где деньги, Зин?»

 

А вообще, если отбросить сарказм, то 1,5 миллиарда долларов — это деньги значительные даже по меркам 40-миллионной Украины, а не только 200-тысячного народа. У них сейчас каждый миллион и сотня тысяч на счету, а тут — 1,5 миллиарда утекли бесследно!

 

В общем, как говорил Остап Бендер про подпольного советского миллионера Корейко: «Это доказано: деньги у моего подзащитного есть. И, судя по всему — деньги огромные». Где же их хранит подпольный крымский миллиардер? Если этих денег нет у крымских татар, то где-то же они должны быть.

 

«Меджлис» — вот ответ на наш вопрос. Та самая удивительная, никому не подконтрольная организация, нигде не зарегистрированная и никакой учёт не ведущая. Деньги поступают в её распоряжение, проходят через неё, частично там оседают и перераспределяются между избранными членами верхушки, а частично… но об этом по порядку.

 

 

Лихие «девяностые»

 

Через несколько лет после отделения Украины от СССР, Меджлис создал «Имдат-банк» для осуществления своих операций. Понятно, что будучи структурой, юридически не существующей, Меджлис, разумеется, в принципе ничего не мог создать, поэтому учредителями банка стали опять же Джемилев и его приближённые.

 

Параллельно была учреждена другая «структура» — ОПГ Имдат. Ведь мы все знаем, что борец за права крымских татар сидел аж 7 раз — естественно, за свою политическую деятельность. И провёл в лагерях в общей сложности 15 лет. Скажем так: знакомства он имел. К тому же государственность, хоть и не признанную официально, он видел в том, что крымские татары должны платить «своим». Видимо, ОПГ Имдат тоже был одним из органов государственной власти — вроде Меджлиса. Министерство правонарушений, так сказать.

 

В конце концов ситуация настолько вышла за границы допустимого, что даже лояльная украинская власть не стерпела: на стол к Ющенко — в те годы ещё премьеру — стали ложиться докладные записки от министерства финансов и прокуратуры по поводу деятельности одноимённых Имдат-банка и ОПГ. 31 марта 2000 года генпрокурор Потебенько официально доложил данные следствия о доказанных эпизодах систематических хищений банком бюджетных средств выделяемых Украиной для нужд крымскотатарского народа. Согласно документу, часть денег поступала Джемилеву лично. Вот цитата:

 

«… разворовывались бюджетные средства, которые непосредственно предназначались для строительства жилья для депортированных. Следствием также установлено, что к хищениям причастен и лично глава Меджлиса крымскотатарского народа Джемилев, которому были переданы средства из похищенных в сентябре 1997 года денег»

 

Такой вот способ защищать права своего народа и заботиться о нём. Разворовывая деньги, которые должны были пойти на постройку жилья, а потом ещё и создавая преступные группировки для вымогательства у и без того уже бездомных людей последних копеек.

 

 

 

 

После того, как эти материалы стали достоянием прессы, банк потихоньку ликвидировали, ОПГ частично посажали, частично её члены легализовались. Похищенные деньги так, естественно, никто никогда больше и не увидел. Впрочем, ответственности за эти хищения тоже никто не понёс. Джемилев и его приближённые так и остались неприкасаемыми.

 

После скандала 2000-го года, правоохранительные органы начали заниматься бизнесом — как преступным, так и легальным — этногруппировки Джемилёва и его приближённых, в результате чего они просто весь свой бизнес перевели на турецких номинальных владельцев, оставшись по факту по-прежнему его собственниками и управленцами. И в наши дни, когда мы с уважением посматриваем на ту или иную турецкую фирму, работающую на полуострове, есть большой риск, что мы смотрим на очередной из бизнесов свиты и семьи Джемилёва, который продолжает его ежедневно обогащать.

 

Такая вот трогательная «дружба» с Турцией у нас получается в Крыму и «приток иностранных инвестиций», которые по сути являются отмыванием незаконно нажитых средств и незаконно полученных активов.

 

 

Международный размах

 

Джемилёва за глаза называют «депутатом иностранных дел». Выражение про то, что он руководит из Киева — оно даже не вполне точное. Как правило он вообще руководит из загранкомандировок по странам НАТО. Даже у дипломатов не столь насыщенная международная жизнь.

 

Чем же там занимается Джемилёв? Судя по официальным сообщениям пресс-службы Меджлиса — активно обсуждает «текущую общественно-политическую ситуацию на Украине и в Крыму», «совместные инициативы социально-экономического характера между Европейским Союзом и Украиной», «текущую ситуацию с мусульманскими общинами и организациями в Украине», «возможное участие Украины в качестве наблюдателя в работе Организации Исламской Конференция (ОИК)»… и так далее. Цитаты — взяты с сайта Меджлиса.

 

Но что стоит за этими красивыми словами? Есть примеры. Для разнообразия не будем вдаваться в прошлое, а вспомним события месячной давности. Джемилёв прилетает а Кыргызстан по каким-то делам, отмечается там дебошем такого масштаба, что даже терпеливый Бишкек вынужден послать Киеву официальную ноту протеста — и Мустафа-ага отбывает. Зачем же он на самом деле ездил?

 

Через несколько дней украинский грузинский министр здравоохранения Квиташвили объявляет, что отныне его ведомство отказывается закупать вакцины российского производства, и будет использовать медикаменты «дружественных стран Центральной Азии, в том числе — Кыргызстана».

 

Но это ещё не конец истории, а только её завязка. Здравоохранение в Кыргызстане аховое. Страна в значительной степени зависит от помощи тех самых международных НПО, которые так любят побороться за демократию. В частности, вакцины в Кыргызстан поставляют через эти НПО американский фармацевтические компании. Причём в количествах, которых постоянно оказывается недостаточно даже для 5-миллионной республики. Как же они планируют в прямом, а не переносном смысле рискнуть здоровьем 40-миллионной нации?

 

Но это никого не волнует. Вакцины на Украину будут закупаться, а зачем был нужен такой сложный гешефт? Затем, что ещё месяц назад действовал договор о помощи между США и Кыргызстаном. Я об этом писал на прошлой неделе: согласно этому договору все товары, активы и денежные переводы, которые направлялись в азиатскую республику по программам помощи, не облагались никакими пошлинами и никакими налогами. А вот на Украине — облагались бы. Кыргызстан был в этой схеме «оффшором» своего рода.

 

Вот только договор на прошлой неделе денонсировали, и как теперь, интересно, будет выживать украинский народ? От российских вакцин они отказались, а американские накрылись.

 

И кому надо сказать «спасибо»? Кто в очередной раз порадел о благе народа? Мустафа Джемилёв.

 

В сущности, это и есть его роль. За те огромные деньги, которые ему выделяют (и не спрашивают, как потратил), он работает резидентом американских ТНК и представляет интересы западного бизнеса. Лоббирует его в Киеве и вообще в регионе бывшего СССР.

 

Например, одной из ключевых организаций, финансирующих Меджлис, является Международный республиканский институт (IRI). А кто возглавляет IRI? Председатель Совета директоров, американский сенатор… Джон Маккейн. Известный лоббист многих американских корпораций по всему миру. «Демократия», которую сенатор продвигает, почему-то неизменно приносит прибыль именно тем компаниям, которые регулярно вкладываются в его избирательные компании.

 

История с Кыргызстаном и вакцинами — лишь один пример из сотен. Просто он очень хорошо показывает истинную деятельность Джемилёва, а не ту, которую нам так любят преподносить либеральные СМИ и он сам. Фактически он давно стал представителем американских бизнес-кругов и политических элит. Глашатаем, который представляет их волю в тех случаях, когда использовать дипломатические каналы не совсем удобно. А вот люди типа Джемилёва — как раз очень удачно подходят для проворачивания такого рода сомнительных гешефтов.

 

Американский бизнес использует Джемилёва, зарабатывает очередную порцию денег, а за это политические круги, которые лоббируют интересы этого бизнеса, выделяют Меджлису из американского бюджета деньги «для крымскотатарского народа», которые стабильно не доходят до этого народа. Зато уходят в бизнесы ближайших помощников Джемилёва — например, братьев Умеровых.

 

И Руслан Умеров, и Рустем Умеров, и другие приближённые Джемилёва — все они повязаны между собой не только совместными бизнес-проектами, но и своим становлением. Все они выходцы из меджлисовской молодежки «Бизим Кирим». Все прекрасно владеют английским, прошли обучение за границей, стажировались в парламентских программах США и Канады. Являются учредителями ряда фирм, занимающихся очень и очень капиталоемкими и прибыльными видами бизнеса — телекоммуникациями, сырьем, рудой, алмазами — причем, в международных масштабах. Другие занимают ведущие должности в крупных компаниях, опять же — международных (по данным Рината Шаймарданова, Информационно-аналитический центр Милли Фирка http://www.milli-firka.org/content/DBAFHHBF#sthash.zCdzexeW.dpuf ).

 

Вот куда ведёт след денег, которые должны были превратиться в жильё, дороги, больницы и школы для крымских татар.

 

Такова деятельность Меджлиса. Таков Джемилёв, и таков Рефат Чубаров, формально сменивший его в 2013 году на ставшей слишком утомительной (и уже слишком мелкой для поднявшегося Джемилёва) должности.

 

 

Слуга народа

 

Естественно, в самом Крыму все всё видели. И давно понимали, что Меджлис занят отнюдь не представлением интересов крымских татар. Строго говоря, они занимались ровно обратным: поддерживали свой народ в состоянии нищеты, вечно озлобленным и готовым на провокации против власти, сделали его ещё более бесправным, взявшись «защищать права», и теперь крымские татары находятся в куда худшем положении, чем были при Советском Союзе.

 

Вот отрывок из содоклада Ленура Арифова за период с июля 1996 г. по декабрь 1997 г.

 

«На протяжении полутора лет Мустафа Джемилев упорно и настойчиво, вопреки принятому и трижды подтвержденному впоследствии большинством Меджлиса решению, продолжал совершать конкретные действия по сохранению расчетного счета УКСа в Имдат-банке. Почему? Почему Председатель из-за не столь уж принципиального вопроса рискнул ввергнуть Меджлис в глубокий кризис и спровоцировал созыв внеочередной сессии Курултая с одной единственной целью — добиться нового послушного состава членов Меджлиса.

 

Ответ заключается в личной заинтересованности председателя в двух хозяйственно-финансовых структурах — общественной организации «Фонд Крым» и Крымском коммерческом банке «Имдат-банк» (ныне «Крым-юрт»). В первой — Фонде Крым — он является Президентом. (Генеральный директор Фонда — Риза Шевкиев). Вторую структуру он фактически контролирует, будучи основным учредителем «Имдат-банка». Именно через эти две структуры выводятся крупные суммы денег из бюджетных средств, направленные на обустройство крымских татар, и застревают в чьих-то карманах».

 

В принципе, использованный метод отнюдь не нов, и активно применялся ещё во времена крепостного права для того, чтобы держать в забитости и подчинении крестьян, но был отшлифован до совершенства на каторге в 18 и 19 веках. Именно там фактическое «оперативное» руководство каторжанами возлагалось на выходцев из их же числа, но занявших высшие ступени в тюремной иерархии. Эти «уважаемые люди» (впоследствии — «авторитеты») отчитывались перед начальством тюрьмы, а фактически в этой тюрьме заправляли сами, выполняя волю стоящих выше и получая за это от них поблажки.

 

Тюрьмой для крымских татар стало не место их депортации, а место их возвращения. Так хорошо правозащитник защищал их права, что этих прав лишил окончательно. Вот например один из членов Меджлиса на днях поднял шум. Риза Шевкиев, делегат этого самого второго Всемирного Конгресса крымских татар, который в Турции, выразил недовольство тем, что нарушается компактность проживания крымских татар. Стали, мол, ездить по полуострову после присоединения к России, контролировать их в других районах Крыма тяжело, и как в этих условиях Меджлису выполнять роль надзирателя? Нет, так не пойдёт! Шевкиев хочет, чтобы крымские татары жили на полуострове в резервациях, как индейцы в США. Тогда, конечно, управлять ими и грабить их будет гораздо проще. Такая вот повестка, в числе прочего, будет озвучиваться в Анкаре через пару дней.

 

Ещё в ноябре 2011 года Ветераны крымскотатарского национального движения объявили импичмент Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову. В тексте их заявления прозвучали следующие обвинения:

 

  • В саботаже общенародной воли — Наказа крымскотатарского народа, адекватного «Выводам и предложениям Комиссии Совета Национальностей Верховного Совета СССР по проблемам крымскотатарского народа», утвержденных Постановлением Верховного Совета СССР № 845-1 от 28.11.1989 г. и Декларации о национальном суверенитете крымскотатарского народа.
  • В отказе от требования восстановления государственности крымскотатарского народа.
  • В низведении крымскотатарской нации до уровня бесправного нацменьшинства, состоящего из униженных депортированных лиц.
  • В уничтожении 35 тысяч подписей соотечественников, собранных в поддержку Закона о восстановлении прав и реабилитации репрессированного крымскотатарского народа.
  • В разворовывании бюджетных средств, выделяемых Украинским государством для возвращения и обустройства народа в Крыму.
  • В расхищении международной помощи и средств, присылаемых крымскотатарской диаспорой из разных стран на нужды народа.
  • В присвоении общенародного Фонда Крым, учрежденного в 1991 году.
  • В узурпации власти от имени крымскотатарского народа»

 

Понятно, что набравшие власть и административный ресурс руководители Меджлиса просто наплевали на это всё и продолжили править дальше, как ни в чём не бывало. Пока не пришёл конец власти тех, на кого они опирались — власти Запада на Украине.

 

 

В составе России

 

Понятно, что лица, принимающие решения в России, были осведомлены о ситуации в Крыму и о долгой и славной истории Меджлиса. И даже не займи он столь радикальную и враждебную позицию, вряд ли у Москвы возникло бы желание пускать денежный поток через такую замечательную структуру и контактировать с крымскотатарским народом через её посредничество.

 

С другой стороны, и часть самих крымских татар смотрела на Россию с некоторой надеждой, потому что власть Меджлиса в условиях Украины была непоколебима и неизменно подкреплялась поддержкой государства. Самих татар никто не слушал.

 

Поэтому появился запрос на создание параллельной структуры, которая была бы достаточно договороспособна и конструктивна, была готова играть по закону, а не по «понятиям» и была бы прозрачна как для власти, так и для народа, который она будет представлять.

 

Таким образом, возникло Межрегиональное общественное движение крымскотатарского народа «Къырым». 27 декабря в Симферополе состоялся его учредительный съезд, а основной целью создания движения стала консолидация крымскотатарского народа для обеспечения безопасности дальнейшего развития нации.

 

Помимо крымского руководства, создание новой организации приветствовали и в Уфе. В приветственном письме президента Республики Татарстан Рустама Миннеханова, которое зачитал от его имени Постоянный представитель Республики Татарстан в Республике Крым Ильмир Темиргалиев, в частности, было сказано: «… Отрадно, что среди делегатов съезда есть также и представители крымскотатарской общины Татарстана, они могли бы поделиться с тем, как в республике Татарстан в дружбе и добрососедстве с волжскими и крымскими татарами живут представители более 170 национальностей».

 

Также новая организация получила поддержку и у Духовного управления мусульман Крыма.

 

 

Баба Яга против

 

Меджлису, которого отлучили от кормушек, к которым тот привык за 20 с лишним лет, остались только провокации. Одной из них является затеянный в Турции конгресс.

 

Запланированный на 1-2 августа Анкаре 2-ой Всемирный конгресс крымских татар (ВККТ) нелегитимен, в связи с тем, что решение о его созыве принималось с нарушением установленной процедуры (отсутствие связи с исторической родиной крымских татар – Крымом – и прохождения процедуры широкого обсуждения, что исключает соответствие истинным целям и задачам народа) и наличием избирательного подхода к приглашению делегатов (обязательное условие — безоговорочное признание меджлиса и курултая в качестве единственных органов власти крымско-татарского народа).

 

То есть заявляют, что это будет всемирный конгресс крымских татар, но зовут заранее только и исключительно своих сторонников, а тех крымских татар, которые не поддерживают Меджлис — дискриминируют.

 

Кроме того, отсутствует реализация решений, принятых с 19 по 22 мая 2009 г. по итогам I ВККТ (согласование положений устава ВККТ с нормами законодательства тех стран, где имеются диаспоры, входящие в состав конгресса, а также регистрация ВККТ в органах юстиции Украины) указывает на незаконность 2-го ВККТ.

 

Это уже общая беда Меджлиса. Законы он не любит, как мы убедились. Ни законы страны пребывания, ни идею написать собственные законы. Конечно, гораздо приятнее работать, когда можно делать, что угодно — никакие законодательные рамки не регламентируют, чем ты должен заниматься и как, а чем напротив — заниматься не можешь.

 

Международный форум крымских татар в Симферополе

 

Более 200 делегатов от 20 общественных организаций крымских татар встретились в Симферополе для обсуждения насущных проблем, доставшихся крымскотатарскому народу «в наследие» от Меджлиса. После продолжительной и бурной дискуссии была принята резолюция, которая включала в себя несколько важных пунктов.

 

«Признать неприемлемой деструктивную деятельность нашедшей приют в Киеве отдельной группы из числа крымских татар, которая в угоду своим корыстным целям и политическим амбициям услужливо выполняет заказы своих хозяев, пытаясь противопоставить крымских татар представителям других национальностей, внести раскол в крымско-татарское сообщество»

 

Избавленные от власти Меджлиса, люди наконец официально зафиксировали своё давнее отношение к этому органу. Припомнили и слёзные просьбы Джемилёва «от лица крымскотатарского народа» отключить полуостров от подачи воды и электричества. «Бесчеловечны и циничны намерения установить полную блокаду Крыма», — приводит фрагмент заявления участников конференции ТАСС.

 

В ходе конференции председатель Духовного управления мусульман Крыма и Севастополя Эмирали Аблаев осудил деятельность отдельных групп по разобщению народов в Крыму:

 

«В течение последних 30 лет много раз пытались столкнуть лбами славян и мусульман. Не получилось. Я уверен, что никто и в дальнейшем этого не сможет сделать, если мы будем понимать и уважать и помогать друг другу».

 

Отдельное и развёрнутое обращение было принято в адрес президента Турции, в которой Меджлис планирует провести свой конгресс:

 

«Из сообщений СМИ известно, что организаторы конгресса отправили приглашение посетить так называемый конгресс и в ваш адрес, — говорится в обращении к Эрдогану, принятом на съезде в Симферополе. — Просим вас проявить свойственную вам мудрость и не стать инструментом международной провокации, направленной на разобщение и разделение наших стран. Организаторы так называемого конгресса выступают не от себя лично, а являются полностью зависимыми лицами, как политически, так и финансово. В стратегические планы заокеанских режиссеров «конгресса» входят геополитические вопросы, а именно разобщение Турции и России, так как искренняя дружба и партнерство между нашими странами вызывает истерию у истинных хозяев этого собрания и нарушает их намерения диктовать свои условия, грубо вмешиваясь в мировое устройство»

 

На это Джемилёв грубо отреагировал, назвав собравшихся на форуме представителей крымскотатарского народа «холопами»:

 

«Если говорить серьезно, то этими холопами надо бы заняться психиатрам, особенно в связи с их обращением к Эрдогану с призывом запретить Конгресс»

 

На это вице-премьер Крыма Руслан Бальбек заметил, что:

 

«После оскорбления нашего народа Джемилев не смеет больше называть себя крымским татарином. Публично обозвать всю нацию, живущую на полуострове “холопами” — поступок изгоя».

 

Словом, ещё один аспект крымской жизни постепенно нормализуется и становится цивилизованным. Я думаю, что у России сейчас есть редкий шанс обустроить в регионе, заранее предусмотрев возможные проблемы и расставив правильных людей. Потому что  там пока нет ещё встречающихся во многих субъектах застарелых элит, накрепко повязанных настолько, что даже центральная власть почти бессильна переломить ситуацию. В Крыму элиты как раз на этапе становления после слома. Есть возможность сразу повлиять в правильном русле.

 

Альберт Нарышкин

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
medzhlis_01


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1