О морали, духе и моральном духе бойцов АТО. Павел Раста

   Дата публикации: 28 Июль 2015, 18:11

Когда меня спрашивают о моральном духе наших уважаемых «героев Украины», мне вспоминается случай, произошедший в январе, буквально за пару дней до начала зимней кампании. На одну из передовых позиций нашего ополчения в районе Песок пришли сдаваться двое доблестных бойцов ВСУ. Прошли они не меньше пары километров, замёрзли, устали, но сдавались с неизбывным энтузиазмом. А наши сильно удивились, увидев, что у сдавшихся «воякiв» на ногах вместо обуви — полиэтиленовые пакеты. На вопрос, что сие означает, бывшие украинские герои ответили, что для них это нормально, ибо каждую ночь у них отнимают обувь, чтоб не сбегали. О нашей реакции на этот захватывающий рассказ я, разумеется, умолчу, но сам эпизод очень ярко характеризует суть вопроса. Так что же можно сказать о моральном духе ВСУ? Да ничего. Трудно что-то говорить о том, чего нет.

 

О морали, духе и моральном духе бойцов АТО

 

Вопрос в другом: а почему его нет? Ведь у нас же он есть. Более того: таких историй в народной армии Донбасса я, как её боец, себе даже представить не могу. Просто потому, что бессмысленно отнимать обувь у тех, кто сам рвётся воевать: находясь на больничном, пишет рапорты о переводе на фронт, сбегает со штабной работы на передовую, выстаивает многочасовые очереди в военкоматах. В нашей армии такое носит массовый характер и предпринимать драконовские меры по предотвращению дезертирства здесь просто нет нужды. Вот вам разница, что называется, «в цвете». И заградотрядов у нас тоже не существует в принципе. Чего нельзя сказать об отважных силах ВСУ. Так почему же у нас есть, а у них нет? Ведь 80% бойцов народной армии Донбасса до начала Русской Весны жили в той же стране, что и те самые «герои АТО». Учились в одних и тех же школах, смотрели один и тот же телевизор, болели за одни и те же футбольные команды.

 

А ответ, на самом деле, прост. Хоть и звучит он, по нашим временам, несколько непривычно: за ними нет правды. И они об этом знают. У них нет 100% уверенности в правоте того, что они делают. Даже 50% уверенности в этом у них нет. Опять же, в отличие от нас. Мы защищаем свою землю, свои семьи, свои дома и тех, кого мы любим. Защищаем в прямом смысле слова. Потому, что точно знаем: если не устоим – многие из тех, кто нам дорог, просто умрут. А ещё мы знаем, что в наш дом вторглись оккупанты, которые жгут, грабят и убивают. Но с ними же ситуация совсем другая. Они не на своей земле. И воевать многие из них банально не хотели. Многих из них загнали на войну насильно. Похватали на улицах, в магазинах, кинотеатрах. В отличие, скажем, от армии ДНР, целиком сформированной из добровольцев. А другие приехали сюда за тем, чтоб обогатиться: пограбить местное население, получить участок земли (прежних владельцев которого они убьют) и так далее. Ну, и как будут воевать такие бойцы? Половина которых загнана силком, а другая – за деньги.

 

Дело в том, что за деньги можно убивать, но вот умирать за них совсем не хочется. Жертвовать жизнью за них вряд ли кому-то понравится. Это не то, за что нормальный человек готов ею жертвовать. Можно сколь угодно много и сколь угодно долго промывать мозги гражданам. Можно даже загнать их в армию с этими промытыми мозгами. Но в голове у них прояснится после первого же миномётного прилёта. Или после первой гибели товарища. Или после первого плевка в лицо от местной бабушки и слова «оккупант» от местного ребёнка. А дальше начинает происходить то, что и должно: боец ВСН в окопе думает о том, что враг не должен пройти, а боец ВСУ – о том, что надо поскорее сваливать. У бойца ВСУ изначально нет духа.

 

А с моралью у него ещё хуже. Здесь я вспомню ещё один случай. На сей раз недавний. Когда в один из военных госпиталей Донецка привезли умирающего украинского «киборга», ему на мобильный телефон позвонила мать и, вместо «здравствуй», стала кричать в трубку, чтобы «сынок» ни в коем случае не продешевил и брал земельный участок побольше. Сомневаюсь, что этой женщине было не понятно, за счёт каких действий её сыночка может освободиться эта земля. И о какой морали может идти речь вообще, если они сюда едут с такими мыслями? Её у них просто нет. Нет точно так же, как духа.

 

А теперь последний вопрос, на который вы запросто ответите сами: если у них нет ни морали, ни духа, то откуда у них моральный дух?

 

Полагаю, этот вопрос вполне риторический.

 

Павел Раста, позывной «Шекспир»

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Donbass_Ware
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1