Конфликты, как признак развала. Александр Роджерс

Дата публикации: 24 Июль 2015, 09:38

 

Некоторые украинские граждане продолжают жить с широко закрытыми глазами, игнорируя очевидное и фанатично утверждая «ничего страшного не происходит».

 

 

Я даже не буду упоминать об огромном количестве оружия, которым наводнили украинские города так называемые «волонтёры», которые активно везут его на продажу из зоны АТО. С участием этого оружия практически каждый день происходит по несколько инцидентов. То пьяная (или не очень) стрельба, то подрывы гранат, то растяжки, то выходки неадекватов, то ограбления.

 

Но это всё пусть и множественные проявления общей тенденции, но всё же их ещё можно попытаться проигнорировать, как локальные последствия. А ведь есть и более системные проявления, от которых отвернуться уже гораздо сложнее.

 

Благодаря евромайдану насилие стало допустимым и общественно приемлемым явлением в Украине. А благодаря постмайданной власти – ещё и безнаказанным (особенно если преступники корчат из себя «патриотов» и «добровольцев»).

 

И сегодня подавляющее большинство «хозяйственных» споров решается не в судах (которые коррумпированы гораздо больше прежнего), а с помощью вооружённых группировок.

 

1. Коломойский применял большие толпы вооружённых боевиков, когда отстаивал «Укрнафту». По меньшей мере сотня боевиков с автоматическим оружием тогда удерживала под своим контролем головной офис компании. Впрочем, это не единственный случай – были ещё Одесский НПЗ и множество других рейдерских захватов и ограблений, сошедших ему с рук.

 

2. В Ровенской области вооружённые автоматами и более тяжёлым вооружением группировки контролируют целые районы, где происходит незаконная добыча янтаря. Ещё в прошлом, 2014 году, за контроль над этой добычей шли вооружённые разборки. Но за год никто даже не попытался навести там порядок, невзирая на многочисленные публикации в СМИ по данной тематике, потому что американским марионеткам, сидящим в Киеве, хозяева поставили задачу только подавить шахтёров Донбасса, а не бороться с преступными группировками. И сейчас там снова перестрелка за перестрелкой.

 

3. В Мукачево «правосеки» устроили перестрелку с применением пулемётов, РПГ, снайперских винтовок и автоматов за контроль над контрабандой с местными «авторитетами». В результате преимущественно пострадали сотрудники МВД. После чего псы начали качать права и выдвигать требования, а их боевиков фактически безнаказанно выпустили из окружения.

 

4. На Волыни в Шацком районе на днях произошёл конфликт с участием нескольких сотен вооружённых боевиков из-за контроля над выращиванием и сбором голубики. Был расстрелян трактор и ещё несколько локальных перестрелок.

 

5. В Шаргородском районе Винницкой области 23 июля группа из примерно 20 человек, вооружённых помповыми ружьями и автоматами Калашникова, штурмовала предприятие «Шаргородский карьер», занимающееся добычей известняка. В результате боя с охраной предприятия, которая также была вооружена, нападавшие отступили (взяв нескольких охранников в качестве заложников). В перестрелке директор карьера получил ранение в грудь, есть и другие раненые.

 

Всё это уже не частные случаи, это уже система. Массовые вооружённые столкновения за контроль над самыми непрезентабельными активами (последними, которые ещё работают) перестают быть чрезвычайными происшествиями и превращаются в обыденность.

 

Человеческая жизнь обесценилась, а государство не хочет и не может предотвращать или карать подобные ситуации. Причём, заметьте, подавляющее большинство подобных вооружённых конфликтов происходит не в зоне АТО, а в глубоком тылу, на Западной Украине, в регионах, которые больше всех поддерживали евромайдан и государственный переворот, и продолжают поддерживать нынешний режим.

 

Фактически можно констатировать, что государства на Украине больше нет, закона и правоохранительных органов тоже (милиция, полиция и СБУ давно превратились исключительно в политическую полицию, аналог нацистского Гестапо). Марионеточный режим в перерывах между исполнением инструкций заокеанских хозяев занят исключительно воровством и продажей остатков имущества, а до остального ему нет никакого дела.

 

Руина стремительно приближается к последней фазе распада, но среди украинских элит нет никого, кто бы попытался это предотвратить.

 

Александр Роджерс, специально для News Front

image

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1