Новая-старая милиция-полиция Украины: «Стрелять буду!» Закон разрешает… Григорий Игнатов

   Дата публикации: 22 июля 2015, 13:09

Ирония новейшей истории Украины заключается в полнейшей, зеркальной, противоположности результатов по сравнению с изначальными целями. Вся буча началась из-за евроинтеграции – что ж, сегодня даже заурядную польскую визу украинцу стало получить в разы сложнее, не говоря уже о далеком, как горизонт, безвизовом режиме с ЕС. Янукович вел страну в экономическую пропасть – не вопрос, а вот так, с троекратно выросшим курсом доллара лучше стало? Изменились ли к лучшему депутаты, олигархи, судьи – словом, все те, кто так сильно мешал жить активистам-правдолюбам? Ответ очевиден.

 

Новая-старая милиция-полиция Украины: «Стрелять буду!» Закон разрешает…

 

Но есть одна, особая, тема. Тема, напрямую затрагивающая самый принципиальный вопрос – вопрос личной свободы и прав каждого.

 

Тема милиции. Или уже почти полиции.

 

Именно милиция была главным антагонистом бунтующего Майдана. Депутаты, коррупционеры – они были где-то относительно далеко, а строй «Беркута» стоял напротив. Ему и доставалось больше всех – и камнями, и проклятиями. И, конечно же, одним из самых яростных требований Евромайдана было сделать так, чтобы правоохранители перестали представлять угрозу для народа. Чтобы их нравы, обычаи и методы смягчились, стали более прозрачными для общества и гуманными.

 

Как нетрудно догадаться, произошло ровно обратное. Точнее, практически произошло, ибо проголосованный Радой законопроект «О Национальной полиции» пока еще не подписан Порошенко. Тем не менее, содержание закона дает основания говорить о том, что украинский народ в очередной раз чудовищно «развели». Причем как раз в той области, где каждый имеет отличный шанс своими собственными ребрами и печенкой оценить все плюсы и минусы очередной «победы» реформаторов.

 

Начнем с очевидного – на протяжении всех лет независимости в Украине была плохая милиция. Ее не любили, ее боялись, ее презирали. Это неоспоримый факт, неоднократно подтверждавшийся соцопросами. Плохи был законы, регулирующие деятельность милиционеров, плох был кадровый отбор, плоха была тотально коррупционная атмосфера в милицейской среде. До сих пор памятна украинцам Врадиевка как пример милицейского беспредела. И нет ничего удивительного, что на этой волне отрицания многими было положительно встречено реформирование милиции в полицию. Но, как и во всех прочих случаях «перемог», самое интересное начинается не сразу.

 

Одной из главных претензий к украинской милиции (помимо коррумпированности) было ее вопиющее пренебрежение к процессуальным нормам обыска, задержания, допроса и другим действиям, пугающим обычного, не очень осведомленного в законах, гражданина. Милиционеры часто откровенно плевали на УПК и нарушали все прописанные там нормы. Именно это бесило огромное количество людей, которое совершало ничтожные правонарушения, но при этом маялось долгие (и незаконные) часы в участке за питье пива в неположенном месте – или получало дубинкой по ребрам.

 

И дождались! В новом законе «О Национальной полиции» теперь нет по сути никаких норм, огранивающих произвол полицейских! Все они теперь заменены волшебной формулировкой «при достаточных основаниях».

 

Итак, идет гражданин по улице, никого не трогает. К нему подходит мент – простите, полицай – и говорит: пройдемте в отделение. Гражданин удивлен: на каком основании? Полицай отвечает: на том, что вас нужно опросить на предмет, не владеете ли вы полезной для полиции информацией. И гражданин идет в участок, с ним там беседуют на абсолютно любые темы сколь угодно долгое время – длительность «опроса» в законе не прописана. И только потом человек, возможно, узнает, что такой «опрос» — дело добровольное, от него можно было отказаться. Вот только в законе нет нормы, обязывающей полицейского уведомлять об этом при приглашении в участок. Ловко, а?

 

Умаявшийся за несколько часов «беседы» гражданин вышел из отделения и пошел дальше, безнадежно опоздав на все запланированные дела. Прошел недолго – снова подходит к нему полицейский и требует показать все наличные вещи. Гражданин как-то по телевизору слышал о понятых при обыске, и пытается об этом заикнуться. Полицейский скромно торжествует: теперь они необязательны, если я проведу «поверхностный осмотр». И начинает щупать гражданина (или гражданку) под мышками, между ног, под коленками. И вот нащупал что-то! Опа – мультитул на поясе! Изымаем! Почему? – возмущается гражданин. А потому, скромно торжествует полицай, что теперь по закону нам можно изымать любую вещь, которая «может быть использована вами с целью посягательства на жизнь или здоровье другого человека или повреждение чужой вещи». Вы своим мультитулом можете какую-нибудь чужую гайку открутить!

 

А вообще, шановный, где документики-то ваши? Так я не обязан их с собой носить – отвечает гражданин. Так-то оно так, но ведь мы мультитул у вас изъяли, а стало быть – уличили вас в преступном намерении. А по новому закону документы должны быть предъявлены при подозрении в возможном намерении совершения правонарушения. Я – говорит полицай – очень подозрителен, мне в каждом человеке потенциальный правонарушитель видится, а в вас – тем более. Ах, не хотите предъявлять?! А ну лежать, руки за спину!

 

И еще только предстоит узнать гражданам Украины, что теперь в их квартиры могут вламываться без судебного ордера полицейские «для предотвращения уголовного преступления». Вылетает от таранного удара ваша дверь, влетают копы, и объясняют: соседям химический запах из вытяжки почудился, у вас тут могли наркотики варить.

 

И еще более неприятным сюрпризом станет «вишенка на торте» — для «отражения нападения» украинские копы теперь могут застрелить вас в любом месте, даже в толпе людей. Раньше было нельзя стрелять из-за опасения задеть невиновных, теперь можно. Как в Америке, дорогие мои, как в Фергюсоне. Причем, что характерно, даже для отражения невооруженного нападения. Толкаются демонстранты с милицией, а та, вся такая неприкосновенная, открывает огонь. Не «по конечностям», а куда попадет – в законе нет ограничений. И совсем уж феерично выглядит разрешение открывать огонь даже не для «отражения нападения», а просто при приближении человека к полицаю с обнаженным оружием. То есть, де-факто, каждый полицейский наделяется правами часового на посту – правами исключительными даже для армии.

 

Вот так оно всё и обернулось. Если бы у Януковича была такая полиция и такие законы – все нынешние бунтари остались бы полтора года назад лежать на асфальте, истекая кровью. И не от пуль «неизвестных снайперов», а от огня каждого полицейского пистолета и автомата. За приближение к сотрудникам милиции с обнаженным оружием.

 

Григорий Игнатов, «Журналистская правда»

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1