Халифат по законам интернета: от twitter-революции к цифровому джихаду

   Дата публикации: 21 Июль 2015, 09:26

Интернет с его доступностью на расстоянии пары кликов обладает огромным мобилизационным потенциалом. Здесь люди легко объединяются по интересам, а затем могут при определённом воздействии проявить свой интерес в реальной жизни, вместе с членами своей виртуальной группы, либо индивидуально.

 

 

 

Среди исламских радикалов ИГ не первым начало использовать интернет-ресурсы для продвижения своих идей, однако, именно они достигли максимального эффекта в интернет-джихаде. По количеству упоминаний за год они в пять раз превзошли «Аль-Каиду» (250 млн. ссылок и статей против 45 млн.), завербовав через соцсети 20 тыс. иностранцев. Однако управление массами через сообщества в сети Ближний Восток впервые испытал на себе пять лет назад в ходе «Арабской весны». С тех пор технология интернет-зомбирования развилась до такой степени, что позволяет сегодня «Исламскому государству» строить свою виртуальную империю по законам самого интернета.

 

 

Западная свобода слова превратила ИГ в раскрученный бренд, который уже автономно самовоспроизводится и в интернете, и в хваткой на сенсации прессе. Только за один месяц, в самом начале бомбардировок антиигиловской коалиции в Ираке, английское название ИГ – ISIS было упомянуто прессой более 4 млн. раз, разлетевшись почти в миллион твиттов.

 

Именно Twitter стал стартовой площадкой для цифрового строительства всемирного халифата. Его инструменты быстрого продвижения разнесли бренд ИГ по мобильным сетевым телефонам, суперпопулярным хештегам и мемам. Они позволили презентовать моджахедов в топовой теме кошек — ISILCats или выдать анонс о взятии Багдада на запрос о желтушном приключении поп-звезды. Европол только недавно озаботился поиском террористов в соцсетях и, конечно, закроет пятитысячный аккаунт, посвящённый жизни котов в «Исламском государстве». Однако технологии не стоят на месте, а сам социальный маркетинг ИГ на очень высоком уровне.

 

По закону Twitter исламисты «щебетали» о себе, а рядовые твиттеровцы преумножали этот «щебет» по принципу сетевого маркетинга. ИГ использовал обратный принцип этой соцсети, название которой восходит к программе ЦРУ по использованию психотропных веществ в ходе допросов под названием Chatter (щебетать). Технологи ИГ настолько облюбовали сетевые мемы в нейролингвистическом программировании, что даже фильм о скромной и праведной жизни гражданских в своих пределах назвали Mujatweets – «Щебет моджахедов». Однако за брутальными воинами с кошками стоят опытные медиааналитики, которые следят за поведением сетевой аудитории и мониторят её реакцию на контент, редактируя его таким образом, чтобы он влиял более эффективно.

 

ИГ аккумулировал весь предыдущий опыт интернет-технологий по мобилизации протеста на Ближнем Востоке, использовав технологию «Арабской весны». Тогда организаторы протестов использовали основные сети для разных целей: Facebook – для организаций протестов, Twitter – для распространения информации, а YouTube – чтобы показать это всему миру. Такое профилирование позволило технологам эффективно мобилизовать население столиц в условиях низкого покрытия интернетом в самих странах. В Египте – 0, 26 %, в Тунисе – 0,1 %, в Ливии – 0,07 %, в Йемене – 0,02 %.

 

Однако, в действительности, США ещё в 2005 году запустили в странах Ближнего Востока программу «Стодолларовый компьютер», в рамках которой школьникам в Ливии, Ираке и Афганистане компьютеры вообще раздавали бесплатно. Уже тогда Штаты готовились контролировать арабский мир через интернет. Когда Мубарак приказал отключить в Египте интернет и мобильную связь, то госсекретарь США Хиллари Клинтон лично курировала обеспечение альтернативных способов связи.

 

Показательно, что после «Арабской весны» популярность интернета в арабских странах возросла. В Египте число пользователей Facebook выросло более чем в шесть раз, с 450 тыс. до 5 млн. чел., а Саудовская Аравия занимает первое место в мире по количеству просмотров роликов на YouTube. Арабский язык стоит на первом месте в системе вербовки ИГ перед английским и русским, а выходцы из Магриба составили командное звено исламистов. В американских войнах арабский мир уже потерял свыше полумиллиона человек, а теперь стал основным поставщиком «пушечного мяса» для строительства утопичного «халифата».

 

Однако игиловцы научились обращаться также к иностранной молодёжной аудитории, используя близкие ей образы и темы. Но главное: ИГ нашёл самый короткий путь к своему зрителю – через экран телефона, показывая «правду» из первых рук без фильтра. Он позволяет переместить сочувствующего зрителя по другую сторону экрана и дать ему в руки настоящее оружие.

 

Политобзор

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
image
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1