У Кремля презумпция виновности. Геворг Мирзаян

   Дата публикации: 18 июля 2015, 16:02

На Россию продолжают оказывать давление из-за катастрофы с падением малазийского Боинга. От нее требуют либо взять на себя вину, либо не мешать Западу назвать Москву виновной

 

Запад ждет итогов расследования катастрофы с падением малазийского Боинга, изредка пуская в СМИ утечки о том, что по данным следователей вина все-таки на России

 

Запад ждет итогов расследования катастрофы с падением малазийского Боинга, изредка пуская в СМИ утечки о том, что по данным следователей вина все-таки на России.  И вряд ли стоит удивляться тому, что если итоговые результаты будут похожи на предварительные, то Москва их не признает.

 

Вместо этого, по словам министра транспорта России Максима Соколова, Москва готовит специальный доклад по итогам собственного расследования. Давно пора, учитывая наличие в российском информационном поле целого ряда версий о трагедии, между которыми Кремль регулярно мечется (то утверждая, что самолет был сбит с воздуха, то говоря о том, что его поразила ракета украинского комплекса Бук-М1, запущенная из находящегося под контролем украинской армии села Зарощенское). На днях появилась еще одна — якобы Боинг был сбит украинским самолетом, который затем был сбит ополченцами. Безусловно, такой разброс версий отнюдь не способствуют улучшению российского имиджа, а также укреплению доверия к российской позиции в связи с катастрофой. Скорее всего, Москва сосредоточится на общей и имеющей ряд доказательств позиции о том, что Боинг был сбит не с земли, а с воздуха. «Что касается приоритетной версии, то у нас есть данные, в том числе основанные на результатах экспертиз, что самолет был сбит ракетой типа «воздух-воздух».», — пояснил глава следственного комитета Владимир Маркин. О дальнейшей судьбе самолета справляться смысла нет, потому, что если эта версия правильная, то летчик уже ничего не скажет.

 

Однако выдвинуть версию, даже с доказательствами — это одно. Убедить всех прислушаться к ней — совсем другое. Как известно, сейчас против России действует презумпция виновности. И действовать она будет как минимум до нормализации российско-европейских отношений, выработки общих правил игры на постсоветском пространстве, а также имиджевого и финансового банкротства украинских элит. До тех пор версия о причастности России и/или ополченцев к катастрофе будет восприниматься чуть ли не как аксиома.

 

Теоретически Москва, конечно, могла бы и потерпеть (учитывая то, что этого банкротства, судя по событиям в Мукачево, ждать не так уж и долго). Однако проблема в том, что итоги расследования, безусловно, скажутся на российско-западном конфликте вокруг украинского пространства. Так, некоторые СМИ уже пишут о том, что в случае признания комиссией вины России (или вины ополченцев, что, по мнению Запада, эквивалентно вине России) Амстердам потребует принятия новых санкций против Москвы. Теоретически еврочиновники могут и отказаться, либо отделаться персональными санкциями против отдельных российских чиновников или представителей ДНР. Однако если в этой ситуации Брюссель не проявит сдержанность (что маловероятно, учитывая весь масштаб трагедии и эмоциональный фон вокруг нее) и пойдет на усиление действующих или введение новых секторальных санкций, то этот шаг может вызвать новый виток санкций и никому (кроме администрации Петра Порошенко) не нужную эскалацию конфликта вокруг Украины.

 

Однако даже если чиновники из ЕС проявят разумную осторожность, то судьи могут быть менее корректными. Да, никакого международного трибунала не будет до тех пор, пока у России остается право вето в Совете Безопасности ООН. Теоретически это вето можно обойти через одну процедуру в Генассамблее, однако такой сценарий крайне маловероятен. Другое дело что иски о катастрофе могут рассматривать частные суды в отдельных странах, некоторые из которых претендуют на глобальную юрисдикцию…

 

Интересно, что против Украины иск не подают, хотя стоило бы — любая объективная комиссия должна возложить на Киев, не закрывший воздушное пространство, как минимум часть вины за случившееся. «Украинская сторона просто не хотела терять значительные денежные средства от закрытия воздушного пространства. Жертвами этой алчности и наплевательством на нормы безопасности стали 298 человек», — говорит уполномоченный представитель России по расследованию катастрофы Boeing-777, заместитель руководителя федерального агентства воздушного транспорта Олег Сторчевой.

 

Геворг Мирзаян

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1