Семейное дело Виндзоров. Юрий Селиванов

Дата публикации: 18 июля 2015, 18:28

Британская пресса разразилась дурнопахнущей сенсацией. На сайте таблоида Sun опубликован фрагмент исторической кинохроники, на котором будущая королева Великобритании Елизавета II в возрасте примерно семи лет повторяет за взрослыми жест нацистского приветствия. Репортеры этого, страдающего неизлечимой «желтухой», издания вряд ли собирались копать историю сколько-нибудь глубоко – не их это профиль. Просто не смогли устоять перед соблазном «выдать на гора» явно скандальный сюжетец, сулящий редакции моментальный рост интереса публики. Лето, что поделаешь – информационный мертвый сезон, вот и приходится быть не особо разборчивыми в средствах.

 

Семейное дело Виндзоров

 

Сенсация, на первый взгляд, явно дохловатая – ну какой спрос с семилетнего ребенка? Я вот до сих пор помню как мы – советские дети уже послевоенного поколения с утра до ночи играли в войну, то есть — в немцев и русских, и те, кому выпало несчастье быть немцами, бывало — и свастики на стенах малевали, обозначая «фашистский штаб» и даже «зиговали» порой — для большего, так сказатью реализма. За что им, время от времени, крепко попадало от взрослых, которые еще совсем недавно видели фашистов в натуре и шутить на эту тему были совсем не расположены.

 

Британскую королеву, естественно тут же все бросились защищать. Помимо ее в ту пору младенческого возраста, вспомнили, что кое-кто из королевских родственников действительно отдавал дань нацистским идеям и мог, таким образом, подать дурной пример столь юной принцессе. И вообще – какие, мол, претензии, если в начале тридцатых годов, когда этот случай, имел место, нацисты вели себя еще вполне благопристойно. Прямо так и пишут. В частности, официальный представитель Елизаветы второй заявил следующее: «Никто в то время не знал, во что это (режим нацистов) разовьется. Какие-либо намеки вводят в заблуждение и являются нечестными».

 

«А вот с этого места, пожалуйста, подробней!» — как любят выражаться в современных сериалах. Так ли уж на самом деле все было чинно-благородно в те времена и действительно ли никто и ничего насчет германского нацизма не знал, не догадывался и как говорится – не ведал ни сном, ни духом? Позвольте мне в этом усомниться, господа присяжные заседатели! Нет, конечно, слишком юная тогда Елизавета здесь совершенно не при чем. Как, впрочем, и ее дядя — большой оригинал принц Уэльский, для которого Гитлер и нацисты были чем-то вроде любимого хобби.

 

Всё, однако, было куда серьезней. И есть очень серьезные основания для сомнений в том, что англо-саксонский Запад действительно не понимал, еще задолго до второй мировой войны и Освенцима — что такое на самом деле германский нацизм и реваншизм. Существует множество исторических свидетельств в пользу того, что не только хорошо понимал, но и всячески способствовал его становлению, приходу к власти и многим дальнейшим «подвигам». И понятно почему.

 

В 1917-м власть в России захватили большевики, которые, хотя про них и говорят, как про агентов «мировой закулисы», развернули всемирную историю в направлении, вряд ли этой «закулисе» слишком приятном. Хотя бы потому, что русская революция стала фонтанировать идеями «экспроприации экспроприаторов» и «справедливого распределения прибавочного продукта». А Ленин вообще говорил, что «у нас с мировой буржуазией главное разногласие по «аграрному вопросу» – они хотят нас видеть в земле, а мы их!». И не просто говорил, но и практически готовил всемирные похороны классового врага.

 

А поскольку Россия была потенциально еще и мощной геополитической силой, не удивительно, что в мировых буржуйских столицах возникла по этому поводу нешуточная озабоченность. Но сами англосаксы, как мы в этом убеждаемся вновь уже сегодня – не великие охотники лезть в драку первыми. Они всегда предпочитали находить для этого подходящих исполнителей.

 

Лучше Германии на тот момент не было никого и ничего. Страна, поставленная на колени по итогам первой мировой войны, причем в максимально унизительной, издевательской форме, ограбленная и обрезанная со всех сторон, была идеальным кандидатом на роль жаждущего отмщения европейского «санкюлота».

 

Но всё тогда зависело от победителей – в основном, от тех же англосаксов. Стоило им только захотеть, и Германия еще сто лет стояла бы на коленях и существовала бы на правах опущенной побирушки. Ведь у нее отобрали не только армию и флот, но и фактически – независимость, а любые требования победителей она обязана была выполнять безоговорочно.

 

Но этот лютый режим подавления германца продержался всего пару лет. После чего Лондон и Вашингтон начали явно отыгрывать назад. Франция, как страна наиболее пострадавшая от войны, первой почуяла неладное и стала требовать от своих союзников не допускать смягчения позиции в отношении Германии. Но те даже не подумали прислушаться к мнению Парижа и наоборот стали одну за другой спускать на тормозах французские «инициативы» по дальнейшему ущемлению поверженного врага. Франции фактически запретили даже думать о повышении размеров выплаты Берлином военной контрибуции, а еще через несколько лет и вовсе приказали Парижу «перестать пить из немцев кровь». И даже потребовали вернуть назад кое-что из вывезенных французами богатых военных трофеев.

 

Одновременно американские и британские фирмы, явно не без ведома своих правительств, стали активно инвестировать в находившуюся фактически при последнем издыхании германскую экономику, понемногу возрождая крупную промышленность этой страны. Правительства США и Великобритании на протяжении всех двадцатых годов были заняты тем, что постепенно размораживали военную мощь Германии, позволяя немцам формировать новые армейские части, обзаводиться ранее запрещенной тяжелой военной техникой, вновь занимать войсками крепостные сооружения, правда, в основном — вдоль восточной границы.

 

Что касается самих нацистов, которые уверенно шли к власти, совершенно не скрывая свои реваншистских целей, настроения в англосаксонском стане были самые благодушные. Ведь Гитлер даже в своей программной книге «Майн камф» написал, что главным направлением новой германской экспансии будет Восток. Чего еще было желать Лондону и Вашингтону? Которые сами в то время оказались под ударом Великой депрессии, грозившей им большевистскими революциям непосредственно в Сити и на Уолл-стрит.

 

Именно потому, что они больше ничего и не желали, мировые дела, начиная с конца двадцатых годов сначала медленно, а потом все больше ускоряясь, покатились под уклон. Нацистам были фактически даны зеленый свет и карт- бланш. Уже вскоре, при молчаливом согласии Запада, были аннулированы все ограничения на развитие германской военной машины и Гитлер приступил к практической подготовке своего «Дранг нах остен». Расчищая ему путь на восток, англо-саксы вежливо закрыли глаза на поглощение нацистами Австрии, затем отдали ему на растерзание Чехословакию и даже из немецкого нападения на Польшу не стали делать особой трагедии. Ведь она тоже была на Востоке.

 

Есть основания считать, что хотя Франция, вкупе с Бенилюксом, находились на Западе, их тоже, без особого сопротивления преподнесли фюреру в понимании того, что для войны с Советским Союзом возможностей одной Германии маловато, и ему потребуются ресурсы всей Европы.

 

Так что в тридцатых годах ни у юной наследницы британской короны, ни у её великовозрастных родственников, ни у всей англо-саксонской знати по обе стороны океана не было ни малейшего повода быть недовольным Адольфом Гитлером и его нацистами, которые старательно выполняли именно то, на что рассчитывало западное «мировое правительство». И в этом смысле вздернутая в нацистском приветствии рука августейшего ребенка была не только бездумной детской шалостью и даже не столько результатом порочного воспитания со стороны некоторых непутевых взрослых, сколько таким себе знаком времени – вполне созвучным тому, что составляло главную суть глобальной политики тогдашнего англосаксонского мира. Впрочем и сегодня — по прошествии почти ста лет антироссийская суть этой политики нисколько не изменилась и у британской королевы Елизаветы нет никакого особого повода раскаиваться за грехи своей юности. И тем более, делать вид, что всё это вышло совершенно случайно. «Зигующая» на фоне восхождения к власти Гитлера будущая британская королева, как будто приветствует из той далекой и мрачной эпохи своего внука – принца Гарри, получившего всемирную известность после того, как появился на публике в нацистской форме. Воистину – британские традиции неподвластны времени!

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1