Утром — доступ, вечером — трибунал. Геворг Мирзаян

Дата публикации: 17 июля 2015, 12:20

Украина продолжает попытки дипломатического давления на Россию. На этот раз она использует в этих целях сбитый над ее территорией малазийский Боинг

 

Малазийский Боинг 777

 

16 июля украинские парламентарии потребовали у Совета Безопасности ООН создать специальный суд, на котором будут названы виновные в падении малазийского борта. «Верховная Рада Украины обращается к ООН и всем государствам мира поддержать создание решением ООН международного трибунала для судебного преследования виновных и преследования лиц, ответственных за это преступление», — говорится в тексте обращения. С аналогичным требованием выступают и четыре другие страны, официально принимающие участие в расследовании инцидента — Австралия, Бельгия, Нидерланды и Малайзия.

 

Однако у Москвы другая точка зрения —  российские чиновники дали понять, что на сегодняшний момент не пропустят проект резолюции через Совет Безопасности ООН. «Если он будет поставлен на голосование, то я шансов не вижу на то, что этот проект будет принят», — заявил постоянный представитель России при Совете Безопасности Виталий Чуркин. По его словам, вынесение резолюции на голосование «приведет только к трениям между членами СБ ООН, и это вовсе не полезно».

 

Позиция России объясняется исключительно формальными причинами. «Наша позиция очень проста, основывается на том непреложном факте, что для расследования уголовных преступлений нет необходимости создавать международный трибунал. И принимать какие-либо решения Советом безопасности ООН, — пояснил Виталий Чуркин.  — Малайзия и другие страны сами признают, что это уголовное преступление, а Совет безопасности никогда не принимал никаких решений по расследованию уголовных преступлений». В том числе и уголовных преступлений, касающихся ликвидации гражданских самолетов (иранского вооруженными силами США в 1988 году и российского, сбитого украинскими войсками в 2001 году). «Если создается международный трибунал, то под него должны попасть все случаи, когда в результате применения оружия были сбиты гражданские самолеты. Прекрасно известно, кто сбил и самолет авиакомпании «Сибирь», и иранский… Либо надо судить всех, либо не надо судить в данном случае никого, иначе это будет не суд, а судилище», — пояснил председатель комитета по международным делам Госдумы Алексей Пушков.

 

Да и вообще, как пояснили в российском МИД, «расследование еще продолжается, никаких выводов окончательно не сделано. Нидерланды представили промежуточный вариант этого доклада — это еще не конец истории. Они и сами признают, что окончательно смогут довести расследование и представить доклад только до конца года». Пояснение представителя МИД Нидерландов о том, что, по мнению государств, сотрудничающих в рамках совместной следственной группы (Австралии, Бельгии, Малайзии, Нидерландов и Украины), учреждение трибунала до завершения расследования уголовного дела будет гарантировать, что трибунал будет деполитизирован, насколько это возможно выглядят, мягко говоря, странно. Собственно, это и сказал Владимир Путин нидерландскому премьеру, который позвонил ему и попросил изменить позицию относительно трибунала.

 

Однако на Украине — в стране, где сейчас право и закон совсем не в почете — трактуют позицию Москвы лишь как желание уйти от ответственности за преступление, которое она якобы совершила. Мы считаем, что, если кто-то хочет остановить этот процесс, то он берет ответственность за случившееся на себя», — заявил украинский президент Петр Порошенко. «РФ, как государство-агрессор, которое аннексировало Крым, оккупировало часть Донбасса и превратило своих военнослужащих в кровавых террористов, не имеет ни морального, ни юридического права блокировать решение Совета безопасности ООН по созданию указанного международного трибунала», — говорится в заявлении Верховной Рады.

 

Однако депутаты ошибаются, причем дважды. Москва имеет и юридическое, и моральное право блокировать резолюцию о создании такого трибунала. По состоянию на 16 июня 2015 года Москва все еще занимала место постоянного члена Совета Безопасности ООН, а также не признает себя стороной конфликта на Украине. Поэтому с юридической точки зрения ничего не мешает ей использовать право вето.

 

Что же касается моральной точки зрения, то у Москвы есть право заблокировать резолюцию по созданию изначально предвзятого трибунала, который будет принимать решения на основании возможно предвзятого доклада голландской комиссии. «Российским специалистам, по сути, отказано в равноправном и полном доступе к материалам, имеющимся у международной группы по техническому расследованию», — поясняет российский МИД. Как говорят российские чиновники, аргументы и данные Москвы просто не принимаются к сведению. Поэтому Сергей Лавров и потребовал доступа «всех заинтересованных государств, как минимум, тех государств, которые представлены в этой международной группе, к результатам расследования, которые есть на сегодняшний день, без какой-либо дискриминации». «Исходим из того, что только после этого может состояться предварительное рассмотрение вопроса об ответственности виновников и можем советоваться о том, в каких формах оптимально это сделать, чтобы не злоупотреблять функциями, прерогативами и авторитетом СБ ООН», — заключил российский министр.

 

Геворг Мирзаян

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1