Зачем «слили» в прессу информацию о расследовании катастрофы MH17. Владимир Ардаев

Дата публикации: 16 июля 2015, 17:20

Черновик доклада об обстоятельствах крушения малайзийского лайнера Boeing в небе над Донбассом 17 июля 2014 года Совет безопасности Нидерландов передал представителям стран-участниц расследования 2 июня 2015 года. После изучения комментариев от этих стран окончательный доклад будет обнародован в октябре. Но уже в июле — за три месяца до оглашения документа — сведения об информации и выводах, содержащихся в нем, получили широкую огласку.

 

Зачем "слили" в прессу информацию о расследовании катастрофы MH17

 

Телекомпания CNN со ссылкой на анонимные источники, знакомые с текстом черновика итогового отчета голландских следователей, рассказала о деталях будущего доклада. Основной вывод — за гибель 298 человек, находившихся на борту самолета, ответственны ополченцы ДНР, сбившие его ракетой класса «земля-воздух», и малайзийская авиакомпания, продолжавшая полеты в зоне конфликта.

 

То, что журналисты с готовностью обнародовали эту информацию, никакого удивления не вызывает, ибо для них получение неизвестных широкой аудитории фактов — профессиональная цель. Другой вопрос: кто и, главное, зачем осуществил «утечку» информации, до сих пор доступной лишь ограниченному кругу лиц.

 

«Информированные источники» теоретически могут быть в любой из стран-участниц расследования, получивших для ознакомления черновик голландского доклада — Малайзии, США, Великобритании, Австралии, Нидерландах и даже России, хотя это менее всего вероятно. Однако насколько тщательно в практике международного расследования авиакатастроф обычно соблюдается режим неразглашения данных следствия?

 

 

Обычная практика

 

Специалист по авиационной безопасности, в прошлом сотрудник МАК Валентин Дудин неоднократно участвовал в расследовании авиационных инцидентов и катастроф, да и сейчас его нередко привлекают к такого рода деятельности. По словам Дудина, какого-то единого регламента соблюдения конфиденциальности в отношении материалов расследования не существует.

 

«В разных ведомствах уровень секретности соблюдается по-разному, но даже в военном ведомстве разглашение данных расследования официально практически никак не пресекается. Еще слабее контроль за соблюдением конфиденциальности в международных расследованиях», — рассказывает специалист.

 

Он утверждает: интерес журналистов к материалам расследования есть всегда, но вот передача им той или иной «закрытой» информации в подавляющем большинстве случаев осуществляется с какой-то вполне определенной целью. Чаще всего это — превентивная подготовка общественного мнения к тем или иным выводам, которые собирается сделать комиссия. Скорее всего, именно так обстоит дело и в случае с разглашением сведений о расследовании причин катастрофы MH17, полагает Валентин Дудин.

 

С таким предположением согласен и известный политтехнолог, президент коммуникационного холдинга «Минченко Консалтинг» Евгений Минченко.

 

«Это один из элементов давления на международное общественное мнение. Достаточно вспомнить прошлый 2014-й год, когда большинство западных СМИ в один голос обвиняло в этой катастрофе ополченцев и Россию — причем, еще до того, как началось расследование. Теперь идет подготовка общественного мнения к тому, какие именно выводы прозвучат через три месяца. В итоге они будут восприняты как нечто самой собой разумеющееся и бесспорное», — говорит независимый политтехнолог.

 

 

«Верят даже очень умные и порядочные люди»

 

Налицо тиражирование информации по политическому заказу на формирование нужного общественного мнения — так считает политический психолог, кандидат психологический наук из Санкт-Петербурга Евгения Флерова.

 

«Утечку» информации в СМИ организуют тогда, когда рассчитывают, во-первых, распространить ее на наиболее широкую аудиторию, а, во-вторых, добиться наибольшего доверия к распространяемой информации», — рассказывает она.

 

По словам психолога, люди верят СМИ вовсе не потому, что все они поголовно доверчивые глупцы — на степень доверия к источнику информации влияют вполне объективные факторы.

 

Прежде всего, это доверие к «привычному» СМИ, что можно считать базовым элементом конформизма. Человек сам убеждает себя в том, что канал или издание, из которого он регулярно черпает информацию, просто не может сообщать ему недостоверные сведения.

 

«Это давно научно доказанный западными психологами факт. Проводился, например, такой эксперимент: по радио сообщали заведомо абсурдную ложную информацию, а затем опрашивали постоянных слушателей. И уровень доверия оказался очень высоким! Проще говоря: пока ведущий привычного канала не начнет говорить, подобно гоголевскому сумасшедшему, «Сегодня 9 мартобря», человек не перестанет верить этому СМИ», — объясняет Флерова.

 

Наконец, люди обычно просто не желают верить в то, что их могут обманывать. В том числе, даже если это самая циничная ложь.

 

Вот на это и делается расчет, когда та или иная, способная вызвать сомнения информация заблаговременно «сливается» в СМИ. Она превентивно облекается доверием.

 

 

Фактор повседневности

 

Подобные технологии широко и повседневно используются в мире — это подтвердили и Евгений Минченко, и Евгения Флерова. Примеров очень много — вспомнить хотя бы самый, наверное, показательный: попытки убедить общественное мнение в том, что режим Саддама Хусейна в Ираке располагал арсеналами оружия массового поражения.

 

Тогда, в начале 2000-х, в ход шло все. Официальные лица делали шокирующие заявления (госсекретарь США Колин Пауэлл даже демонстрировал пробирку с каким-то ужасным веществом), а в СМИ то и дело просачивались сведения из самых что ни на есть «закрытых» и осведомленных источников.

 

В одном случае это даже закончилось трагедией, когда один такой «компетентный источник» — британский микробиолог Дэвид Келли, имя которого власти намеревались предать огласке, — был найден мертвым в лесу. По официальной версии, эксперт покончил с собой.

 

Результат известен: американские и британские войска вошли в Ирак, режим Саддама Хусейна был свергнут, в стране началась кровопролитная гражданская война, которая не прекращается и по сей день. Но ни химического, ни бактериологического, ни ядерного оружия в стране так и не нашли, что в конце концов были вынуждены официально признать США и другие страны антииракской коалиции.

 

Цель не всегда оправдывает средства. Но если цель — компетентное, объективное и беспристрастное расследование крушения пассажирского самолета в украинском небе, установление тех, кто несет за это реальную ответственность, то зачем и для чего применяются такие методы?

 

Владимир Ардаев

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1