Когда разруха в головах, или кризис самоидентификации. Анастасия Скогорева

   Дата публикации: 16 июля 2015, 09:09

Конфликт, возникший в Мукачево и втягивающий теперь в свою орбиту Западную Украину, повлек за собой идеологический кризис, который пока, как мне представляется, не получил должной оценки. Это вполне объяснимо, поскольку первое, что интересует наблюдателей, когда происходят аналогичные события, это кто победит — слон кита, или кит слона. Мучительно нащупываются ответы на вопросы, кто стоит за одной силой, а кто за другой, чем объясняется то, что ни одна из сил не идет «в последний и решительный бой», а предпочитает сражаться до первой крови в фейсбуке и твиттере. Наконец, излагаются сотни версий на тему, из-за чего горит сыр-бор. А на идеологию при этом внимания практически не обращают.

 

 

Тем не менее, идеологический разлом налицо, и он, по моему мнению, оказывает непосредственное влияние на весь ход событий. Порошенко помпезно объявляет всех, кто из пулеметов валит мирное население в доселе спокойных и лояльных областях Украины, террористами. Далее должно было бы логично последовать объявление «Правого сектора» — коль скоро носители пулеметов позиционируют себя в качестве участников этой партии — террористической экстремистской организацией. Далее она автоматически должна была оказаться вне правового поля, что должно было повлечь за собой насильственное разоружение, а в некоторых случаях физическое уничтожение людей, состоящих в ней. Но — стоп! Ни шагу дальше! А почему, собственно говоря?

 

Ответ, на мой взгляд, прост: совершить эти вполне логичные и с учетом обстоятельств более чем необходимые действия украинской власти мешает один «маленький нюанс». Россия уже почти как год признала «Правый сектор» террористической экстремистской организации и запретила ее деятельность на своей территории под страхом уголовного преследования. Украина — точнее, ее власть — в данном случае уподобляется легендарному Лелику из фильма «Бриллиантовая рука»: «на это я пойтить не могу». А если пойду, то выйдет, что Россия уже год как действует правильно в данном вопросе, а я (украинская власть) все это время клювом щелкала…

 

Как говорится — засада: не обняться, не подраться. Если что и может утешить официальный Киев в сложившейся ситуации, так это то, что точно такой же идеологический раздрай царит в стане оппонента в лице «Правого сектора». Логика противостояния толкает его к тому, чтобы повесить на власть всех собак и опорочить его в глазах населения. Но обвинения в том, что Украиной снова управляют олигархи, уже не действуют (озвучивались неоднократно, люди на них не реагируют). Обвинения в предательстве национальных интересов — тоже, поскольку, чем больше нарастают кризисные явления в экономике страны, тем больше украинцев интересует состояние собственных карманов, а не некие абстрактные «национальные интересы».

 

Осознавая это, представители «Правого сектора» вытаскивают из кармана козырь, который лучше всего характеризует нынешнее состояние идеологического «раздрая» в организации. ПС обвиняет киевские власти… в фашизме. Да-да, вы не ослышались, именно в фашизме, сравнивая при этом себе с ОУН-УПА, которая в свете последних открытий украинских «историков» в годы Великой Отечественной войны сражалась на два фронта — против гитлеровской Германии и против Советского Союза. Наверное, стоило все-таки дожить до этого дня, когда откровенно нацистская организация, члены которой радостно зигуют и демонстрируют эсэсовские руны на различных частях обнаженных тел, начнут обвинять в фашистских пристрастиях своих нынешних врагов.

 

Как справедливо отмечал профессор Преображенский, когда в головах царит разруха, клозеты находятся в удручающем состоянии. То же самое можно сказать и о коллективном разуме правящей украинской элиты, с одной стороны, и о коллективном разуме «Правого сектора», с другой. Как мне представляется, налицо утрата самоидентификации, что объективно сказывается на способности обеих сторон конфликта принимать хоть какие-то внятные решения. Пора бы им определиться, кто фашист, а кто нет, кто террорист, а кто нет, можно ли делать что-либо, если раньше это уже сделала Россия, и какие действия в принципе следует предпринимать в сложившейся ситуации.

 

Определяться необходимо еще и потому, что, чем больше времени проходит с момента мукачевского побоища, тем больше лично я укрепляюсь в мысли — США не намерены помогать украинской элите разруливать данный конфликт. Возможно, потому, что их вполне устраивает напряжение, возникшее на границе Европы, возможно, потому, что у них сейчас есть дела поважнее, а возможно, потому что они хотят, чтобы «эти дебилы» хоть что-то сделали самостоятельно. Мотивация в данном случае неважна — важно то, что двусторонний акт политической импотенции продолжается.

 

Анастасия Скогорева 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1