Постмодернизм как фундамент русской победы. Александр Роджерс

Дата публикации: 13 июля 2015, 15:44

Несколько лет назад меня в узких философских кругах называли «первым настоящим постмодернистом». Не только за последовательное и презрительное отрицание всяческих Традиций, но и за попытки выйти за пределы nihili (отрицания), которыми были ограничены все постмодернисты 20-го столетия и построить собственную Традицию, новую Систему.

 

Постмодернизм как фундамент русской победы

 

Хотя отрицание Традиции – это неточный термин. Я отрицал самоценность любой Традиции. Только потому, что так делали предки – это ещё не значит, что это правильно. Только потому, что так делали именно мои предки – это ещё не значит, что это должно быть присуще именно мне.

 

Memento more, Sic transit Gloria mundi, «Всё проходит и это пройдёт» – существует множество высказываний, подчёркивающих зыбкость и непостоянство любых состояний и условностей.

 

Понятие нормы вообще крайне условно и разительно отличается у разных народов и в разные времена. У древних греков гомосексуализм был полностью приемлем. Библейские патриархи поголовно были полигамны. В Скандинавии групповой секс столетиями был не только чем-то обыденным, но и способом выживания в условиях крайнего севера. Тысячелетиями рабовладение не считалось чем-то предосудительным. Средневековое христианство в определённый период считало всех красивых женщин ведьмами. Брак по любви – это вообще достаточно новое явление в мировой практике. И так далее, примеров тысячи, и практически в любой сфере.

 

Ещё ни один человек не сумел доказать мне, что его религия лучше и правильнее, чем другие. И почему его бог есть, а все остальные придуманные. Или иначе: почему именно его бог не придуман, если все остальные вымышлены. И древние греки, и восточные мудрецы были уверены, что все боги – это частные проявления одного Абсолюта, непостижимого в чистом виде ввиду ограниченности и конечности человеческого «я». И никто, ни одна религия не может достаточно точно описать божественную природу.

 

А тем более имя Абсолюта – это всего лишь условность: одного и того же бога могут в разных местах называть разными именами, или он сам может произвольно менять имена в зависимости от обстоятельств (и то, и другое неоднократно встречается в различных эпосах).

 

Лично мне ближе всего мировоззренческие и моральные принципы митраизма. Но христиане и иудеи ведь никогда не признаются, откуда они сплагиатили большинство своих лучших концепций, правда? Впрочем, разговор не о них.

 

Разговор об относительности и зыбкости. Моей философской Традиции свыше пятисот лет. Но она не догматична, а постоянно росла и менялась. Я могу назвать два десятка авторов, которые в течение этих веков брали мысли и идеи друг друга, развивали их, дополняли, уточняли и совершенствовали. Я горжусь своим скромным вкладом в оттачивание некоторых из этих мыслей. В результате моя философская Традиция – одна из трёх самых мощных и проработанных в мире.

 

Но, несмотря на это, я не принимаю слепо ни одно из положений этой Традиции. Каждый постулат подвергается многократной и всесторонней критике, проверяется на практическую применимость и соответствие реальности. И уже по факту проверок выстраивается философская модель, работающая и доказываемая в каждой точке, в каждой формуле, в каждом определении.

 

Догматизм – безусловное зло. И это, пожалуй, единственная моя догма.

 

Несколько лет назад меня достаточно длительное время пытались втянуть в один проект по созданию неомифологии. Сочинить героическое прошлое для определённой группы людей, чтобы задать рамки для их будущего поведения. Нечто подобное совершили американские спецслужбы с украинской историей, создав нелепую и откровенно бредовую химеру.

 

Мне, как последовательному постмодернисту, подобная деятельность была хоть и интересна с точки зрения игр разума, но абсолютно претила по смыслу и сути. Прошлое не определяет ничего, имеет значение только настоящее и проектирование будущего.

 

Чьи либо героические предки не имеют значения. Через семь поколений от героического предка у вас в лучшем случае останется одна хромосома из сорока шести (которая уже ничего не определяет). Или вообще не останется.

 

Двадцатичетырёхлетняя внучка одного из успешнейших и богатейших людей мира пару лет назад покончила жизнь самоубийством после ряда безуспешных попыток излечить хроническую депрессию, а также избавиться от алкогольной и наркотической зависимости. Предок однозначно был выдающимся, и что?

 

История не значит ничего. Империя Александра Македонского была одной из крупнейших в мировой истории, греческая история богатейшая на события, мифы, философские и научные труды, памятники культуры и тому подобное, оказала влияние на все континентальные культуры. А сегодня Греция – одна из самых нищих стран мира, на грани потери суверенитета (причём, уже не впервые за свою историю).

 

У США наоборот, практически нет своей истории. 250 лет государственности – это очень мало с точки зрения исторических процессов. Это не помешало им завоевать и удерживать (пока) мировую гегемонию.

 

Монголия присвоила себе имя империи Чингизхана (Лев Николаевич Гумилёв и прочие этнографы утверждают, что это вообще другой народ). Но от этого её наука, промышленность или экономика богаче не стали.

 

Когда некоторые украинские персонажи сочиняют истории о том, что Будда был украинцем, и гордятся тем, что Киев древнее Москвы – это компенсаторное. Новгород и ещё ряд городов древнее Киева, но это тоже ничего не означает.

 

Города Египта – одни из древнейших на планете. Но современные египтяне далеки от процветания и живут с того, что развлекают туристов из более успешных стран (а к строительству пирамид не имеют вообще никакого отношения).

 

Гордиться древностью истории или «арийским» происхождением, пребывая в нищете и разрухе – это вдвойне стыдно и позорно. Это как опустившийся и пьяный бомж, который лежит в зловонной луже и оттуда орёт, что он потомок княжеского рода (или, что ещё позорнее, «мы – дети бога»). Контраст только подчёркивает глубину его падения, но никак не характеризует «потомка». Вернее, характеризует, но не как Героя, а как деграданта.

 

В России тоже достаточно много шарлатанов, которые сочиняют мифологию про «арийские корни», коловраты, летающие силой духа виманы и прочую ахинею. Ребята, русским и без этого хватает чем гордиться и в реальности, как в ближайшем прошлом, так и в сегодняшнем дне.

 

Как писал в «Человеке с топором» Юрий Никитин «Мы когда-то вышли из Леса, а эти чудики пытаются в него вернуться». Архаизация украинской идеологии в вышиванки, шаровары и «садок вышневый край села» уже привела к тому, что промышленность на Украине почти уничтожена, а её остатки добиваются ударными темпами. И те, кто пытаются архаизировать и сознание русских, делают это однозначно не к добру.

 

Как только кто-нибудь из современных «языческих» мифотворцев взлетит силой мысли, хоть с виманой, хоть без – я сразу начну камлать и рисовать руны. А до тех пор, пока этого не произошло, я буду сторонником надёжного и проверенного технического прогресса.

 

Русские, как и любой другой народ, если хотят выжить и развиваться, должны ставить перед собой сверхзадачи и стремиться к их реализации. Потому что имеет значение лишь Поиск, Вызов, Преодоление, а любители пармезана и хамона, как и «потомки ариев», Вселенной и Абсолюту не интересны.

 

Вот это я и называю настоящим постмодернизмом.

 

Александр Роджерс, «Журналистская правда»

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1