ШОС как вызов миру. Ростислав Ищенко

   Дата публикации: 07 июля 2015, 15:50

9-10 июля в Уфе состоится встреча глав государств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), а также саммит БРИКС. Россия будет представлена сразу двумя руководителями государства: президент Владимир Путин будет представлять страну, а председатель правительства Дмитрий Медведев до 31 декабря текущего года является генеральным секретарем ШОС. Понятно, что именно Россия во многом не только готовит, но и определяет повестку дня встречи.

 

ШОС как вызов миру

 

ШОС как организация занимается как вопросами сотрудничества в области безопасности, так и экономического сотрудничества. При том, что ни военным блоком, ни экономическим союзом в полном смысле этого слова организацию назвать нельзя. Скорее, это структура, позволяющая в мягком режиме координировать внешнюю, экономическую политику и политику в сфере безопасности группе государств, занимающих ключевое положение в Евразии, контролирующих полуторамиллиардный рынок ШОС, а также минимум две (не считая Индии) экономики, входящие в первую мировую десятку (Китая и России).

 

 

Сближение неизбежно

Через территории стран, имеющих сейчас в организации статус наблюдателей (Индия, Пакистан, Афганистан, Иран) ШОС имеет выход в регион Ближнего Востока, как раз на границу территорий, на которых сейчас формируется «Исламское государство». Через территорию России (в перспективе, после окончания гражданской войны на Украине) должна пройти северная ветка грандиозного проекта «Экономического пояса Великого Шелкового пути», соединяющая Китай с Европой.

 

Впрочем, если конфликт на Украине затянется, то маршрут может пролечь еще севернее – через Белоруссию, имеющую в ШОС статус партнера по диалогу. Равным образом маршрут южной ветки Великого Шелкового пути пролегает через территории вышеупомянутых государств-наблюдателей и Турции, также являющейся партнером по диалогу ШОС. Кроме того, через Турцию может пройти газопровод «Южный поток».

Таким образом, мы видим, что, несмотря на разные уровни интеграции в ШОС разных государств, экономические и военно-политические интересы диктуют им дальнейшее сближение.

 

Страны ШОС обладают всем необходимым для опережающего экономического роста – сырьевой базой, квалифицированной рабочей силой, развитыми технологиями, кроме того, они занимают стратегическое положение в отношении существующих и перспективных путей мировой торговли.

 

 

Путь из Китая в Европу: безопасных дорог все меньше

 

Однако критически важным для того, чтобы все эти потенциальные возможности превратились в реальные достижения, является сохранение ЕС в качестве рынка сбыта товаров китайской промышленности. То есть население Европы не должно слишком резко потерять свою покупательную способность, а транзитные пути должны быть свободны и безопасны. А вот с этим-то и проблема.

 

США, пытаясь сохранить свою мировую гегемонию, не только активно атакуют Россию и пытаются раз и навсегда разорвать возможность наращивания экономического сотрудничества между ЕАЭС и ЕС – они также разжигают войны на транзитных путях, связывающих Китай с Европой. По сути, сегодня территория России и узкий коридор через Белоруссию и Польшу – последняя надежная сухопутная магистраль в рамках проекта Великого Шелкового пути.

 

На Украине гражданская война, Иран пока не выведен из-под режима санкций. Кроме того, боевые действия, которые ИГ ведет в Ираке и Сирии, ставят под угрозу слишком близко к ним расположенные пути сообщения в иранском Азербайджане и северной Турции. Весь остальной Ближний Восток пылает. Афганистан настолько нестабилен, что центральное правительство не контролирует ничего, кроме самого себя, а ядерный Пакистан может быть дестабилизирован в любую минуту.

 

Отсюда понятно, что перспективы развития экономического сотрудничества на встрече в Уфе могут обсуждаться лишь сквозь призму стабилизации и взятия под контроль ситуации на Ближнем и Среднем Востоке, в Восточной Европе и в Северной Африке.

 

Причем, с учетом неспособности Европейского союза к проведению самостоятельной (независимой от США) политики и незаинтересованности США в стабилизации указанных регионов, практически именно ШОС необходимо будет принять на себя ответственность за контроль над всей Евразией – вплоть до восточной границы ЕС.

 

 

Кто сможет защитить Великий Шелковый Путь

 

Поскольку, как было сказано выше, ШОС, в отличие от НАТО, не является полноценным военным блоком и не обладает развитыми штабными и армейскими структурами, которые можно было бы задействовать для непосредственного наведения порядка в регионе ответственности, задача представляется крайне непростой. И решать ее придется политическими, дипломатическими средствами, а также с задействованием военных потенциалов признанных и непризнанных государств, находящихся в данный момент на линии противостояния (Сирия, Турция, Иран, ДНР, ЛНР, ПМР).

 

При этом необходимо учитывать, что для отвлечения внимания крупнейших военных держав ШОС (России и Китая) США будут активно разжигать очаги гражданских конфликтов в Средней Азии (через которую лежит самый короткий путь из Москвы в Пекин) и Закавказье (откуда можно одновременно действовать в тыл России, Турции и Ирану).

 

Теоретически в качестве инструмента для купирования данной проблемы могли бы быть использованы возможности ОДКБ, которая, согласно своим учредительным документам, является полноценным военным блоком, однако данная структура пока так и не вышла за пределы бюрократического аппарата и довольно аморфных Коллективных сил оперативного реагирования.

 

КСОР ни разу в истории ОДКБ не были задействованы и по своему составу пригодны скорее для полицейских операций, и способны оказать ограниченную помощь правительству, ведущему борьбу с мятежниками, но не спасти правительство, которое не способно устоять перед мятежом.

 

Таким образом, единственным действенным механизмом военной защиты интересов ШОС являются армии России и Китая. Они, впрочем, также не могут быть задействованы в полной мере – в виду опасений более слабых в военном отношении членов организации, что Москва и Пекин, раз использовав военную мощь, могут не остановиться и, войдя во вкус, пренебречь суверенитетом своих более слабых партнеров. А также в виду отсутствия доктрины использования ШОС военной силы для поддержания стабильности внутри организации и защиты ее интересов в жизненно важных регионах.

 

Думаю, что, какой бы ни была официальная повестка встречи в Уфе, вопросам создания механизмов обеспечения коллективной безопасности, а также военной защиты экономических интересов стран ШОС, в том числе путем обеспечения стабильности в прилегающих регионах, должно быть уделено первостепенное внимание.

 

Впрочем, сообщения об этой части переговоров вряд ли попадут в материалы брифингов и пресс-конференций. Поэтому судить о результатах переговоров мы сможем, лишь наблюдая в дальнейшем уровень координации и последовательности политики стран ШОС в кризисных регионах Евразии.

 

Ростислав Ищенко

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1