Проспект Баграмяна: электрический «немайдан»? Ева Меркурьева

Дата публикации: 03 Июль 2015, 16:21

Последняя декада июня для Армении выдалась особенно жаркой.

Протест, который армянская сторона называла исключительно социальным, направленным на восстановление электрической справедливости, с самого начала был как две капли воды похож на украинский майдан.

С той разницей, что украинцы хотели безвизового въезда в Европу, а армяне – снижения стоимости электроэнергии.

 

Проспект Баграмяна: электрический «немайдан»?

 

Социальные сети взбурлили яростными спорами на тему событий, развернувшихся в Ереване: майдан или не майдан?

 

Визуальных отличий практически не было.

 

Если бы украинский майдан случился летом, снимки, запечатлевшие его первую, романтическую пасторальную фазу, были бы точно такими же, как фото с проспекта Баграмяна.

 

Вот – девочка-студентка, раздающая в Ереване лепешки протестующим. А вот ее сестра-близнец с подносом плюшек в Киеве.

 

Вот – добрые киевляне, снабжающие майдан чаем и пирожками. А вот – добрые жители Еревана с мороженым и водой. Поправка на лето.

 

Вот – юная армянка, протягивающая полицейскому цветок. Молодые люди, предлагающие стражам порядка откушать пиццы. Мальчик, который готов поделиться бутылкой воды с людьми в форме.

 

Те же самые картинки – на майдане. Юные украинки в веночках на фоне милицейских кордонов. Детишки с флажочками у щитов спецназа. Ну, а вместо пиццы – блинчики и булочки, бутерброды и прочие яства.

 

Потом уже украинцев кормила с рук Виктория Нуланд, у армян до этого не дошло.

 

В Киеве скакали, в Ереване – танцевали.

 

В Киеве раскрашивали баррикады, в Ереване рисовали на асфальте.

 

В Киеве сыпали обвинениями в адрес российских СМИ, в Ереване случилось ровно то же самое.

 

Интернет был переполнен новостями о EuroMajdan на английском. И о ElectricYerevan. Практически мгновенно были созданы десятки групп, проливающих свет на протесты – и в том, и в другом случаях.

 

Не случайно в Ереван рванули разные украинские майданные персонажи (по слухам, именно они и явились протестовать с флагами Евросоюза). Поддерживать мятежную Армению бросились и влиятельные украинские СМИ, и должностные лица, включая руководителя МВД Украины. За социальным протестом украинцам виделся майдан, и только майдан. Ждали переворота – такого, как в Киеве. Очень хотели передать эстафету Армении. Бесконечно тиражировали фейки с проспекта Баграмяна, перерисовывая армянские флаги в украинские и смакуя применение полицией водомета.

 

Первые ряды протестующих, с точки зрения умудренных жизненным опытом людей, составляли дети. И на майдане, и на проспекте Баграмяна. Зеленая молодежь. Киевская хотела свободно колесить по Европе и получать европейские зарплаты. Ереванская – дешевого электричества в частности и лучшей жизни в целом.

 

При этом дети в Киеве немногое могли сказать про соглашение об ассоциации Украины с Евросоюзом, вокруг которого и разгорелся весь майданный сыр-бор. А дети в Ереване слабо представляли себе, как формируются тарифы и что из себя представляет энергетика Армении.

 

Зато и те, и другие хотели изменить мир.

 

На Украине мир изменился настолько, что слово «майдан» приобрело массу зловещих значений: война, разрушение государства, гуманитарная катастрофа во всех смыслах. Своего национального майдана после украинских событий не желает для своей страны никто. Кроме абсолютного меньшинства, поющего славу Украине – оно есть везде.

 

Вот и армяне, услышав слово «майдан», тут же принялись возражать:

 

– У нас никакой не майдан!

 

– У нас не может быть майдана!

 

– У нас не майдан – у нас маршал Баграмян!

 

– У нас до майдана не дойдет! Хватит паники!

 

Это ж надо было украинцам намайданить себе такую новую жизнь, от которой всех берет дрожь! Постарались, что и говорить. И продолжают стараться, «созидая» кладбища, уходящие в горизонт, и артиллерией ровняя часть своей страны с землей.

 

Армении удалось, пройдя первую фазу «майдана» – с песнями-плясками, свадьбами-угощениями, не скатиться во вторую. Когда взрослые дяди и тети, стоящие до поры в тени, выходят на сцену, отодвигают молодежь, меняют лозунги и выводят вслед за собой радикальные группы.

 

На Украине это случилось.

 

В Армении не случилось.

 

Дни, когда протест балансировал на грани майдана, показали, что у меньшинства не получилось встать над большинством, объявить себя большинством и сломать государство от имени большинства.

 

В то время, когда решения президента Армении Сержа Саргсяна в ответ на требования протестующих не выходили из плоскости энергетики, на проспекте Баграмяна появились политики – с призывами к смене режима.

 

Остро запахло майданом.

 

И протест раскололся.

 

Интересно было следить за метаниями НКО «Нет грабежу!» – той самой молодежи, замутившей «Электрический Ереван»: от «стоять до конца» до жалоб на то, что протест используют в других целях, от просьб к протестующим покинуть проспект Баграмяна до материализации там же уже в качестве «обычных граждан», а не лидеров протеста.

 

Власть над толпой уходила к другим людям. Тем, что до поры стояли в тени.

 

У организаторов «электрического протеста» политика выдернула знамена из рук. Но за политикой не пошли. От политики слишком дурно пахло – кровью, войной, пересмотром отношений с Россией, утратой территории. Бездной.

 

Слепить из горстки людей, которые остались на проспекте Баграмяна, «большинство» – не вышло. Не было на службе у политиков СМИ, которые назвали бы двести человек тысячей, а тысячу – миллионом.

 

Это в Киеве такие СМИ были.

 

Полиция все время находилась в толпе и неустанно беседовала с людьми.

 

Не отвечала на провокации.

 

Вместе с протестующими вычисляла и брала под контроль провокаторов, в том числе, и залетных с Украины.

 

…Армянский «немайдан» на глазах стихает и пустеет. По ночам молодежь еще тусуется и распевает песни, днем на жаре «протестуют», в основном, мусорные контейнеры, перегораживающие проезжую часть.

 

В случае победы майдана над немайданом в эти контейнеры уже паковали бы чиновников и депутатов.

 

Хотя наивно было бы думать, что западные «друзья демократии» оставят Армению в покое. Не оставят.

 

Проведут «разбор полетов» и слегка изменят методички.

 

Оставят прежней стратегию государственных переворотов. Учтут тактические просчеты.

 

Западных «друзей демократии» крайне беспокоят совместные намерения Армении и России усилить атомную составляющую армянской энергетики.

 

В мае парламент Армении одобрил соглашения о выделении российского кредита в 270 миллионов долларов и гранта в 30 миллионов долларов на реконструкцию уцелевшего после землетрясения энергоблока Армянской АЭС, доля которого в обеспечении страны электричеством – 25-29%. А в планах – строительство нового энергоблока, под который Россия готова выделить 4,5 миллиарда долларов в виде оборудования, так называемый «ядерный остров». Евросоюз же настаивает на полной остановке Армянской АЭС в 2016 году и готов раскошелиться на 200 миллионов евро для превращения атомной станции в мертвый бесполезный объект.

 

Армения, которая в случае полной модернизации АЭС, будет производить половину электричества в стране «атомным способом» и раз и навсегда закроет этим проблему дорогой энергии, западным «друзьям демократии» не нужна.

 

Тем более, крупнейшую ГЭС (доля в производстве электроэнергии – 15-16%) купили американцы.

 

Майдан для Армении однозначно означал бы похороны атомной программы.

 

Показательно, что НКО «Нет грабежу!» устами одного из своих лидеров заявляла, что взамен АЭС у Армении имеются и ГЭС, и ТЭС, и ветряные электростанции…

 

Очень похоже на украинских мудрецов, которые все время предлагают отказаться напрочь от российского газа и топить дровами, соломой, прессованными отходами…

 

Дремучесть в вопросах энергетики организаторов армянского «немайдана» – главное доказательство того, что социальную подложку готовились сменить на политическую.

 

Дескать, мы же не специалисты. Пусть власть думает про энергетику. А если действующая не может придумать – организуем переворот и приведем другую власть. И вот тогда заживем!

 

Украина уже «зажила». Превратилась в государство-катастрофу.

 

Такую же участь готовили и для Армении. В этот раз раскачать на майдан страну не удалось – будут пробовать еще. Еще и еще.

 

С другой стороны, социальная проблема, вокруг которой кипели страсти, получила пусть и не окончательное разрешение, но его перспективу. «Электрический     Ереван» добился от государства компенсации разницы стоимости электроэнергии до окончания аудита распределяющей компании «Энергетические сети Армении». И аудита тоже добился.

 

И в этом состоит главное различие Еревана и Киева.

 

В Ереване социальный протест возможен. Требования к власти возможны. Ответные шаги возможны.

 

В Киеве социальные протесты объявляются инспирированными извне сборищами неадекватов, бомжей и алкоголиков. На требования протестующих власти не отвечают. Ну а лидеры внезапно находятся основательно избитыми. И это при повышении стоимости коммунальных услуг в разы, а не на 16,7 процентов, как в Ереване.

 

После майданов жизнь людей теряет всякую ценность. Их можно убивать. Их можно бросать в топку войны. Кому какое дело до их социальных требований?

 

Киевский майдан остался с Киевом. Ереван устоял.

 

При всей внешней схожести протестов в Армении передернуть карты не удалось.

 

Майдан не случился.

 

Ева Меркурьева

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Eva_Merkurieva


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1