Признаки дефолта, которые Киев предпочитает не замечать. Роман Григоренко

   Дата публикации: 02 июля 2015, 11:45

Тягостное впечатление производит нынешний министр финансов Украины Наталья Яресько. Женщина совсем запуталась в своих показаниях. Сначала она с жаром убеждает всех в том, что дефолта не будет, и, получив 4,5 млрд долларов в ЗВР от МВФ, в апреле бодро рапортует об очередной «перемоге». Это позволяет ей начать через губу разговаривать с инвесторами, чьи фонды во много десятков раз превышают эти самые ЗВР Украины. В течение мая-июня наиболее популярной фразой у Яресько была — «инвесторы должны». Получается, это инвесторы должны спасать Украину от последствий Майдана, а не правительство страны. Замечательная логика, если бы не одно «но».

 

Признаки дефолта, которые Киев предпочитает не замечать

 

Инвесторы и покупали эти долги Украины в предвкушении дефолта, и так как их американское правительство в других аналогичных случаях, в Латинской Америке, например, не «наклоняло» (т.к. все — вашингтонские чиновники, сенаторы и конгрессмены — кормились с этих дефолтов), то с какого перепугу оно это будет делать в отношении Украины? Поэтому все это закончилось предсказуемо. Инвесторы при поддержке своего лобби в Вашингтоне отказались жертвовать на прокорм хунте 16 млрд долларов, а долг России в 3 млрд долларов МВФ признал государственным, а не частным, вообще прибив любые надежды на списание долгов со стороны частных кредиторов, т.к. те после того, как увидели решение по России, вообще ушли в отказ, что и подтвердил последний визит Яресько в Вашингтон на встречу с частными инвесторами: они отказались подписывать протокол о конфиденциальности.

 

В результате в конце июня г-жа Яресько стала заявлять прямо противоположное тому, о чем говорила еще с середине весны. Теперь дефолт перестал быть ужасным: «Я убеждена, что долг будет реструктурирован. Хотя бы потому, что средств у нас нет. Но если, не дай Бог, будет дефолт, что это будет означать? Честно говоря, на украинский народ он никак не повлияет. Для народа это не негатив, это не повлияет на его жизнь». Интересная логика, особенно в части отсутствия средств. У Аргентины тоже не было средств и что, разве требования американских кредиторов не были удовлетворены? Отнюдь, они-то как раз, единственные отказавшиеся от списаний, и оказались в полном ажуре, вернув все. И если так поступили с Аргентиной, вес которой в международных делах как минимум на порядок выше, чем разваливающейся Украины, то неужели пощадят Украину?

 

Не смущает Яресько и тот факт, что украинские компании не смогут брать кредиты за рубежом: «Конечно, для них процентные ставки повысятся. Но таких компаний на Украине, к сожалению, очень мало. Вы знаете, что сейчас многие частные компании уже провели реструктуризацию своих внешних обязательств». И опять интересная оговорка по Фрейду — она признает, что компаний, которые могут брать кредиты за границей, осталось очень мало. Это ли не оценка деятельности правительства Майдана? Немногим больше года прошло с момента переворота, а компании уже начинают дышать на ладан.

 

Однако дефолт подстерегает Украину не только и не столько на скользком льду переговоров с зарубежными инвесторами, сколько из-за внутриэкономических проблем и тенденций. Обозначу только две. Во-первых, Национальный банк Украины с учетом текущей ситуации на рынке прогнозирует падение валового внутреннего продукта (ВВП) в 2015 году на 9,5% при инфляции 48%. Напомню, что это уже четвертая коррекция по падению ВВП и инфляции за год. Предыдущая была в мае: падение 9%, инфляция 43%. Соответственно, к концу года, скорее всего, падение ВВП составит около 12%, а инфляция больше 50%.

 

Отмечу, что на темпах падения ВВП и роста инфляции полученный в марте кредит МВФ никоим образом не сказался. И это вполне закономерно, т.к. он давался не для украинской экономики, а для возврата средств самому МВФ и другим крупным кредиторам Украины. Т. е., даже если МВФ даст Киеву еще запланированные 1,7 млрд долларов в конце июля, то это никоим образом не скажется на реальной украинской экономике. А вот если не даст, да еще и будет объявлен дефолт, то о прогнозе падения ВВП на 12% и инфляции в 50% придется забыть: падение может составить и 20%, а инфляция стать кратной.

 

Во-вторых, объем частных денежных переводов на Украину в первом квартале 2015 г. составил 1 млрд долларов. Об этом говорится в сообщении на официальном сайте Национального банка Украины (НБУ). Отмечается, что данная цифра на 513 млн долларов, или на 33,2%, меньше показателя за первый квартал 2014 г. В разрезе стран наибольший объем средств в размере 226 млн долларов, или 25,5% от общего объема, как и ранее, поступил из России. При этом, по сравнению с первым кварталом прошлого года, объем переводов из России сократился на 51,7%, или на 242 млн долларов. О чем говорит данная тенденция? Она говорит о двух вещах. Во-первых, что только по итогам первого квартала Украина недополучила полмиллиарда живых денег, по которым никаких процентов платить не надо. Соответственно, по итогам года недополученная сумма составит около 2 млрд долларов, что соответствует, например, гипотетическому июльскому траншу МВФ. И этот выбор делают не крупные, а мелкие «инвесторы» — сами украинцы.

 

Во-вторых, снижение переводов при одновременном росте украинских «заробитчан» на территории России говорит только об одном: люди снизили объем сумм, пересылаемых на Родину, и резко, на 30% увеличили объем сумм, затрачиваемых на накопление на территории России. О чем это говорит? Это говорит только об одном — украинцы готовят к переезду в Россию свои семьи и начали откладывать на жизнь в России. С одной стороны, лишних 3−5 миллионов прибывших русских, в основном детородного возраста, для России благо, особенно на фоне нехватки трудовых ресурсов и засилья по этой причине трудовой миграции из Средней Азии.

 

С другой стороны, их переезд на территорию России делает все более актуальным вопрос — что делать с Диким полем, в которое с каждым днем все больше превращается Украина и содержание которого после краха неофашистской диктатуры все равно, рано или поздно, ляжет на плечи России? Вполне вероятно, что к моменту перехода этой территории под российскую юрисдикцию (или в виде присоединению к Евразийскому союзу) там просто не будет в достаточном количестве трудовых ресурсов, чтобы содержать эту богатую в природном плане территорию.

 

Роман Григоренко

 

 

 


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1