Украина стоит в очереди за просроченными европейскими конфетами. Платон Беседин

Дата публикации: 01 июля 2015, 15:40

Вот-вот – и Греция выйдет из Евросоюза. Ещё чуть-чуть – и Афины распрощаются с Брюсселем. Они, собственно, уже не товарищи, но теперь исход, возможно, оформится окончательно.

 

Украина стоит в очереди за просроченными европейскими конфетами

 

Между тем, пример Греции в Евросоюзе показателен. Афины побратались с Брюсселем в 1981 году. И поначалу всё шло достаточно неплохо. Греция стала зоной отдыха для всей Европы: пляжи, история, цены – то, что надо.

 

Но позже, как и у древнегреческой философии, у страны случился закат. Вмешались другие игроки туристического рынка: Балканский полуостров, Кипр, Мальта. Добавьте сюда Египет, Турцию, другие неевропейские страны, вдруг расположившиеся к западным туристам, и комплект сложится. Греция со своими, в общем-то, извечными трудностями, во многом вызванными особенностями менталитета, перешла во второй рекреационный ряд. При этом, как и в других подобных странах (Венгрия, Словакия, Болгария и т.д.), по сути, являющихся сателлитами «больших игроков» (Германии, Франции), промышленность, сельское хозяйство, иные жизненно важные сферы не развивались.

 

Выход из положения нашли стандартный – набрали кредитов (более 330 миллиардов евро), по сути, закабалив всех греков на века вперёд. От того победившая на последних греческих выборах леворадикальная партия «СИРАЗА» играла – и весьма успешно – на реструктуризации и частичном списании внешнего долга, подкреплённых идеями национального возрождения, где пресловутые европейские ценности не являются доминантными.

 

Тогда премьер-министр Англии Дэвид Камерон заявил, что Греция занимается дестабилизацией Европы. Но, по факту, верна обратная причинно-следственная связь: желание Афин помахать ручкой Брюсселю как раз-таки и вызвано нестабильной ситуацией в Европе, вынужденной на уровне её лидеров поддерживать директивы США без какого-либо согласования с другими странами Союза. Это пляска под одну дудку, на которой, помимо прочего, и играют-то весьма паршиво.

 

Возможно, Греция окажется одной из первых европейских беглянок. А дальше её примеру последуют Венгрия, Ирландия, Испания, Португалия, также имеющие солидные долги перед Брюсселем и националистические настроения. Имперский конструкт Евросоюза если не разваливается, то, определённо, натужно потрескивает, кряхтит, пытаясь собраться. Диктатура без учёта личных интересов – мало кому интересна, а материальные блага, которые должны были бы покрыть этот недостаток, всё сомнительнее. Греки, испанцы, португальцы, киприоты ругаются, что Германия с Францией вытягивают из них последнее, а французы и немцы, наоборот, считают, что отрабатывают за всех.

 

К слову, прошедшие 18 июня в Дании выборы в очередной раз подтвердили безальтернативность европейского дискурса. Истории с карандашами, только которыми и можно было голосовать, теперь, похоже, завидуют все фальсификаторы мира. В результате, побеждают не социал-демократы с националистами, а странное либерально-националистическое образование, чья политическая воля зависит от того, что в Брюсселе скажут.

 

Так кто в таких странных условиях ещё хочет в Европу? Украина, затеявшая убийственную революцию в стране ради этой радужной – привет Обаме – перспективы. Ведь именно с протеста против неподписания Виктором Януковичем так называемых европейских соглашений и начался Евромайдан, спровоцировавший и сепарацию Крыма, и войну на Донбассе, и социально-экономический коллапс.

 

Это выглядит тем трагикомичнее, что европейская интеграция отложена на неопределённый срок, да и никто кроме Украины её, по сути, не желает. При этом Киеву всегда нужно помнить, что говорить с Брюсселем можно исключительно на равных. Иначе – сдача страны в бесплатное пользование. И тогда вероятны новые Майданы, уже не за, а против Европы. Сейчас же Украина стоит в очереди за просроченными европейскими конфетами. Они никому не нужны, но раздача их приостановлена.

 

И это, с одной стороны, дико, а, с другой – логично. Ведь Украина, не имевшая до 1991 своей государственности, стремительно – и в том числе от того столь болезненно, чревато – проходит этапы, которые страны Европы прошли столетия, десятилетия назад. От национального самосознания вероятен переход к слиянию и поглощению.

 

Платон Беседин

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1