Тупик украинского олигархата. Василий Стоякин

   Дата публикации: 29 июня 2015, 11:46

Украинские олигархи в последние полтора десятилетия постоянно были основным локомотивом евроинтеграции Украины и, соответственно, тормозом ее евразийской интеграции. Причина этого очевидна – украинский крупный капитал всегда боялся конкуренции с российским.

 

Тупик украинского олигархата

 

Изначально олигархия обоих стран была сырьевой, а тут в выигрыше находится тот, кто ближе к источникам сырья. В конкуренции бизнес-политической российские олигархи также могли опереться на значительно более весомую государственную поддержку. Именно поэтому в 90-е годы бытовал анекдот, о том, что украинский олигарх отличается от российского только одним – отсутствием денег.

 

В конкуренции же чисто экономической украинские олигархи тоже оказались несостоятельны. Например, основной экспортной (и наиболее олигархизированной) отраслью украинской экономики еще недавно являлась металлургия. В то время, когда российские олигархи последовательно утилизировали мартеновское производство, переходя на более современные методы производства стали, украинские «металлургические бароны» считали ворон. Украинское производство оставалось малопродуктивным и ресурсоемким. Попытка Индустриального союза Донбасса Сергея Таруты реконструировать только один Алчевский металлургический комбинат привела к фактическому банкротству ИСД и переходу его к группе российских инвесторов в 2010 году.

 

Естественно, в таких условиях евразийское направление пользоваться популярностью не могло. Однако ориентация на ЕС также включала два критических момента.

 

Во-первых, совершенно непонятно, почему украинские олигархи решили, что условия конкуренции с транснациональными компаниями будут для них легче, чем с российским капиталом. И почему их вообще должны принимать «в лучших домах Парижа и Лондона».

 

Пока что «лучшие дома» приходится покупать им самим (нашумевшая покупка дорого особняка в центре Лондона Ахметовым), а «принимающих» – опять же нанимать за деньги (вспомним компанию европейских политиков, прикормленных Пинчуком).

 

Во-вторых, даже условный успех украинских олигархов возможен только в условиях сотрудничества с Россией. Потому что украинская металлургия и химия заточены на российский газ. Потому что значительная часть украинской продукции реализуется на российском рынке. Потому что даже украинское сельское хозяйство стало бы гораздо более успешным, если бы было заключено соглашение с Россией и Казахстаном о зерновом пуле. В общем, существует огромное количество доказательств того, почему украинским олигархам надо интегрироваться в ЕврАзЭС. Но страх перед конкуренцией с российским капиталом и парадоксальное отсутствие страха перед капиталом транснациональным толкает их в противоположном направлении.

 

Итак, сейчас продвижение в направлении экономической интеграции с ЕС неоспоримо. Соглашение об ассоциации подписано, зона свободной торговли заработала в наиболее выгодном для украинского капитала режиме (ЕС в одностороннем порядке открыл свой рынок). И что? И ничего.

 

Тему результатов подписания соглашения с ЕС для экономики страны и прибылей олигархов я разобрал отдельно. Разумеется, дело тут не только в выборе «правильного» вектора интеграции, но и в развязанной в стране гражданской войне, а также фантастической бездарности правительства и руководства Нацбанка.

 

Обращу внимание на другой момент – политический.

 

Евромайдан, в отличие от Майдана-2004, проходил без антиолигархических лозунгов. Это и не удивительно, ведь в основе своей это был протест украинских олигархов против усиления «семьи» Януковича. То, что президентом в результате стал олигарх Порошенко, было вполне естественно.

 

Однако, удивительным образом, именно Порошенко и начал проводить последовательную антиолигархическую политику! Если судить по его публичным выступлениям, то политика эта включает:

 

— законодательную деятельность, направленную на демонополизацию рынков;

— конкретную работу Антимонопольного комитета;

— законодательную деятельность, направленную на демонополизацию политики – децентрализация, государственное финансирование партий и т.п.

 

На самом деле не все эти механизмы одинаково эффективны, а вся эта деятельность больше производит впечатление создания ситуации, когда в стране останется один олигарх – ее президент (в это легко поверить, глядя на то, как размножаются фирменные магазины «Рошен»). Что, в общем, понятно – Порошенко не хочет повторить путь своего предшественника, да и Ростов не резиновый.

 

Важно другое. Украинские олигархи, сумевшие объединиться против вполне травоядного Януковича, пока что демонстрируют полное отсутствие воли к сопротивлению перед гораздо более опасными Коломойским и Порошенко. То, что, по словам экспертов, на деолигархизации настаивают западные партнеры, прежде всего США, лишь частично это объясняет.

 

Похоже, украинскому крупному бизнесу приходит конец. Что, в общем-то, не удивительно. Ведь евроинтеграция стран Восточной Европы стала возможной благодаря выбору модели «честной» приватизации, исключающей появление крупного национального капитала.

 

В общем, у украинских олигархов сейчас выбор не широк. Или переквалифицироваться в управдомы, или начинать вторую серию «Русской весны». Причем с целями гораздо более радикальными (в прошлом году «Русскую весну» поддержали для торга с Киевом).

 

Василий Стоякин

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1