Иллюзия легитимности. Игорь Караулов

   Дата публикации: 24 июня 2015, 12:10

Что-то в последние дни участились пропагандистские наскоки на наш с вами Крым.

Организация с полувенерическим названием ОЗПП выпустила «памятку» про то, как российские туристы должны вести себя в «оккупированном» Крыму.

Бывший премьер Михаил Касьянов в интервью «Медузе» отказал жителям Крыма в праве на самоопределение и пообещал вернуть полуостров Украине в том фантастическом случае, если он придет к власти.

Наконец, российский политолог Владислав Иноземцев на страницах украинского журнала «Новое время» предположил, что воссоединение Крыма с Россией может послужить причиной распада страны.

 

КрымНаш

 

Иноземцев проводит аналогию с советской Прибалтикой. Западные страны официально не признавали прибалтийские республики частью СССР. По словам Иноземцева, именно это дало прибалтам основание для выхода из состава СССР, а уж затем их примеру последовали остальные республики. Так, мол, и «спорный» правовой статус Крыма может запустить цепную реакцию разрушения России.

 

Я не знаю, на кого рассчитана эта аналогия. Может быть, на совсем молодых людей, которые не успели ни руками пощупать эту историю, ни изучить ее по правильным книжкам.

 

На самом деле в СССР никого не заботило, что думают на Западе о принадлежности Эстонии, Латвии и Литвы. Не было повода беспокоиться. К нам не применяли за это санкции, не поднимали этот вопрос на переговорах и даже на картах не закрашивали «оккупированные» территории в какой-то особый цвет.

 

Существовала очень узкая юридическая реальность, дремавшая в каких-то бумагах, постановлениях конгресса США и т.п., и существовала реальность большой, настоящей жизни. По неким американским бумагам Тибет тоже до сих пор считается оккупированной территорией, люди даже какие-то деньги зарабатывают на борьбе за его свободу, но это не мешает КНР быть крупнейшим торговым партнером мирового гегемона.

 

Если мнение Запада считать юридическим основанием для выхода Прибалтики из СССР, то разве для этого не было куда более весомого основания, а именно права республик на отделение, предусмотренного советской Конституцией? Именно этим правом в итоге воспользовались как те республики, которые Запад считал «оккупированными», так и те, в чьей советской принадлежности он не сомневался.

 

Заметим, что субъекты Российской Федерации права на выход не имеют и это заставляет иноземцевскую аналогию хромать так, что даже смотреть жалко.

 

Но существует еще более важное отличие между Прибалтикой в 1940 году и Крымом сейчас. Страны Прибалтики были присоединены насильно, без учета воли народа, по сговору держав. Их чужеродность вполне осознавалась советским населением: не случайно прибалтийские актеры специализировались на исполнении ролей иностранцев.

 

Крым же, напротив, вернулся в Россию именно из-за желания разделенных частей одного народа жить в едином государстве. Даже словечко «крымнаш» возникло всего лишь как пародийное, почти звукоподражательное обыгрывание того вздоха облегчения, который волной прошел по стране — облегчения от разрешения досадной исторической нелепости.

 

Стоит задаться вопросом: а что, признание границ государства мировым сообществом гарантирует его территориальную целостность?

 

Разве не были признаны мировым сообществом границы прошлой Югославии, а потом новой, «малой» Югославии, а потом и просто Сербии? Когда пришла пора отторгнуть еще и Косово, какое это имело значение? Наверное, не большее, чем признание Россией, Пруссией и Австрией очередных границ Польши после ее очередного раздела и перед разделом следующим. Налицо иллюзия легитимности, надежды на которую дорого обходятся.

 

Будем ли мы гадать, каким образом Крым развалит Россию? Или сначала спросим, каким образом Косово развалило Украину?

 

А вообще-то разговоры о развале России — странная штука. Дело в том, что Россия уже однажды развалилась, и произошло это в 1991 году; не будем же мы делать вид, что историческая Россия и Российская Федерация — полностью совпадающие понятия.

 

Что же касается конкретно РФ, то она из советского периода вышла в негласном статусе «недоразвалившейся империи», и настроения в среде ее внешних «партнеров» были именно таковы: как следует откусили от России и, даст бог, еще откусим.

 

Это хорошо проявилось в годы чеченских войн, когда на Западе превозносились «борцы за свободу Ичкерии». Если бы наше руководство не нашло способа примириться с чеченским народом, то западные державы ничего не имели бы против отрыва от России региона, который они прежде вроде бы не считали «оккупированным».

 

Что же на самом деле изменилось после воссоединения с Крымом? Изменился вектор, переменился ветер истории: из «недоразвалившегося» государства Россия стала государством «недовосстановившимся».

 

Это не значит, что «собирание земель» продолжится вплоть до возврата к былым рубежам; вполне возможно, что Крымом оно и ограничится. Но это значит, что Запад вынужден от наступления переходить к обороне, и этот факт на ближайшее время надежнее гарантирует нашу территориальную целостность, чем филькины грамоты «международного признания». Иными словами, о распаде России никто не запрещает болтать и дальше, но если раньше эти разговоры соответствовали какой-то логике вещей, то теперь они ей соответствовать перестали.

 

Что же касается возможных экономических сложностей, которые, по словам Иноземцева, в будущем могут заставить российские регионы искать независимости, то от этого в современном мире не застрахован никто.

 

Стоит ослабеть Китаю — сразу будет вам и Тибет независимый, и Синьцзян, и Гонконг, и даже внутренние монголы вспомнят, что они монголы истинные, хоть и внутренние. Иссякнут силы у США — глядишь, там уже техасские сепаратисты наготове, да и мексиканцы тут же объявят Калифорнию «оккупированной территорией».

 

Вот единственный рецепт сохранения страны: быть сильными, быть богатыми, быть едиными — и не заискивать перед шулерами.

 

Игорь Караулов

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1