Бандиты без лицензии больше не нужны. Олег Царев

Дата публикации: 23 Июнь 2015, 08:18

На Украине — очередной скандал с очередным «добровольческим батальоном».

 

 

Рота «Торнадо» расформирована приказом Авакова, ее командир — и еще несколько человек вместе с ним — арестованы и обвинены в пытках, изнасилованиях, издевательствах над людьми… В целом, больше 40 «торнадовцев», как выяснилось, имеют судимости, а многие из них — и по несколько.

 
Теперь руководство МВД добивается от «Торнадо», чтобы они подчинились решению начальства, сдали оружие и разошлись. Те — торгуются, отдавать «ресурс» (а оружие для бандита и убийцы — это прежде всего ресурс для обогащения) не хотят.

 
И можно, конечно, сказать: наконец-то, мол, на Украине было сказано вслух, кто эти люди, и что они делали все это время на Донбассе.

 
Можно посмеяться над киевскими пропагандистами: хороши же ваши «патриоты» с букетами тюремных сроков.

 

Но, к сожалению, смеяться тут не над чем, и ничего обнадеживающего в этой истории нет.

 
Дело в том, что год назад, когда власть «революционеров» висела на волоске — они набирали в свои погромные отряды кого попало и как попало.

 
Официальной украинской армии и милиции доверять они не могли, а страх перед Россией, страх перед сопротивлением Донбасса был велик.

 
Поэтому все — и Аваков, и Коломойский, и Ляшко, и многие другие, — создавали свои эскадроны смерти из того, что было под рукой.

 
А под рукой, конечно, были прежде всего уголовники, проходимцы и бандиты, для которых Майдан и последовавшая за ним война стали удачным способом поживиться — да еще в статусе «патриотов» и «героев».

 
Вот они и повалили в эти «Торнадо» и другие такие же банды.

 
Более того, тогда была проведена невиданная амнистия, при которой уголовников прямо из тюрем записывали в тербатальоны.

 
Мне сложно понять, как это было организовано технически, но мне говорили, что их выпускали из тюрем при условии, что они запишутся на войну. Я хорошо помню то время, когда начинался конфликт. Когда солдаты и офицеры ВСУ не хотели стрелять в ополченцев. Когда командиры подразделений, не скрываясь, по открытой связи договаривались с руководителями сопротивления, что они лишь формально будут выполнять приказы и не собираются вовлекать свои подразделения в активные военные действия. Тогда еще была слишком очевидно несоответствие конституции Украины объявлению АТО. Я помню, что многие командиры ВСУ открыто говорили, что если только Россия введет войска на Донбасс, они сразу же перейдут на сторону Донбасса вместе со своими подразделениями. Это потом пропаганда сделала свое дело, это потом люди привыкли к смерти и пришло взаимное ожесточение от военных потерь. Убивать стали друг друга не по приказу начальства, а из мести за погибших товарищей.

 
Именно поэтому новая Киевская власть сделала тогда ставку на криминал. Криминал во власти — и востребованы стали очевидные преступники и рейдеры, такие, как Корбан и Филатов. Криминал в силовых структурах — востребованы стали уголовники всех мастей.

 
Криминал внес свою лепту в события, произошедшие в Одессе, Мариуполе девятого мая. Тербатальоны, сформированные из уголовников, стали выполнять функцию, которую в латиноамериканских странах с проамериканскими режимами выполняли эскадроны смерти — террор, устранение политических оппонентов, запугивание.

 
Когда ополчение начало освобождать захваченные территории, начали вскрываться массовые захоронения замученных карателями людей. Читая отчеты патологоанатомов, я еще тогда понимал, что психически здоровые люди такими вещами заниматься бы не стали. В частности, было много погибших женщин и мужчин от того, что в них закачали строительную пену. Представьте себе, как это делали. Как раздевали. Как и куда вставляли пистолет со строительной пеной. Как наблюдали за мучениями жертвы.

 
Этим людям место в тюрьмах и больницах, а их выпустили, дали власть, оружие, воинские звания.

 
Мы разговаривали с теми, кого обменяли из украинского плена. Недаром Владимир Рубан, человек, который выступал столько раз переговорщиком с украинской стороны при обмене пленных, говорил, что ему стыдно за Украину за то, в каком виде Украина возвращает пленных. Я не буду сейчас пересказывать рассказы освобожденных, но действительно, была разительная разница в состоянии пленных с Украины и Донбасса, и особенно она была видна при обменах, когда можно было воочию увидеть и сравнить состояние освобожденных с обеих сторон.

 
Зная, через что проходили пленные ополченцы, я в свое время принял решение не сдаваться в плен ни при каких обстоятельствах.

 
Но прошло время.

 
Новый режим навел свои порядки в силовых структурах, избавился от всех нелояльных, которые были уволены, посажены или изгнаны из страны, — и начал разбираться с конкурентами и случайными людьми, которые остро понадобились в свое время для расправ и налетов, но теперь стали уже не нужны.

 
Эти анархического типа «герои» так привыкли грабить и убивать кого угодно, что просто не умеют подчиняться приказам.

 
Более того, они лезут не в свое дело, вмешиваясь в работу тех «серых» бизнесов (торговля углем, например), где их совсем не ждут.

 
Да и вообще, зачем нужны теперь самодеятельные, в спешке набранные бандиты, когда теперь есть бандиты государственные, бандиты «с подписью и печатью».

 
Вот устаревшую самодеятельность и закрывают.

 
Государственных бандитов тоже, впрочем, придется однажды «закрыть» — так что напрасно они сейчас, как Арсен Аваков, демонстрируют свое превосходство над простыми уголовниками из «Торнадо».

 
На них самих — уголовных дел будет не меньше.

 
P.S. Киевские власти на годовщину ВОВ часто проводили параллель между ВОВ и АТО. Мол, и там и там были добровольцы. Я с детства помню фильм «Добровольцы», песню «Комсомольцы добровольцы» из этого фильма.

 
Мне кажется, что между АТО и ВОВ такая же разница, как между идеалистами и романтиками из фильма «Добровольцы» и уголовниками из «Торнадо» и «Азова».
Комсомольцы-Добровольцы

 

Олег Царев

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
1641149


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1