Нейтралитет Финляндии поддержат российским рынком и атомом. Александр Носович

   Дата публикации: 18 июня 2015, 16:19

В Москве состоялась встреча президента России Владимира Путина с президентом Финляндии Саули Ниинистё. Главы государств обсудили возможности разрешения украинского кризиса, политику санкций и торгово-экономическое сотрудничество. За нейтральный статус Финляндии российская сторона предлагает Хельсинки дальнейшее сотрудничество в атомной энергетике и создание условий для восстановления былого присутствия финских продуктов на российском пищевом рынке — всё то, чего Россия никогда не предложит странам Балтии.

 

Президент России Владимир Путин и глава Финляндии Саули Ниинистё

 

В первом квартале 2015 года транзит российских грузов через прибалтийские порты сократился на 15%. Совокупные потери транспортников Литвы, Латвии и Эстонии от утраты российского транзита в 2015 — 2016 годах оцениваются в 120 миллионов долларов. Грузооборот Таллинского порта снизился на 26%, Вентспилского порта — на 18%. Экспорт литовской продукции в Россию в начале года сократился на 60,5% по сравнению с началом прошлого года. Во всех трех странах переживает кризис продуктовая отрасль: закупочные цены на молоко падают, а производители молочной продукции работают себе в убыток.

 

Разумеется, всё это связано с «войной санкций», причем для Прибалтики ситуация с санкциями — хуже всех в Европе. Для трех балтийских стран в вопросе о санкциях не только сохраняется негативная динамика — Россия еще и вводит отдельные санкции специально для них. Пример: запрет на прибалтийские шпроты.

 

На этом фоне Финляндия пожинает плоды своей взвешенной и выдержанной политики в отношении Москвы.

 

Во время встречи с президентом Финляндии Саули Ниинистё Владимир Путин заявил, что в ближайшее время будут созданы условия для восстановления объема торговых отношений между Финляндией и Россией.

 

По словам российского президента, в настоящее время на российском рынке сокращается объем традиционной финской продукции, в частности молочных продуктов, и эти проблемы в торгово-экономических отношениях с Финляндией необходимо преодолеть. «Мы исходим из того, что проблемы, связанные с санкциями, с контрмерами, с украинским кризисом, это все пройдет, и кризис будет разрешен», — отметил Владимир Путин. Сложно себе представить подобную заботу российского руководства в отношении молочной продукции Эстонии, Латвии или Литвы. Можно сказать — невозможно представить.

 

Так что теперь, когда Россия, наконец, отменит продуктовое эмбарго для всего ЕС, прибалтийским производителям будет труднее всех вернутся на тот же рынок молочной продукции: к тому времени места по всем тем позициям, что не успеют занять российские производители, займут финны. И «благодарить» за это производители масла и сыра должны исключительно своих политиков. Потому что до эпопеи с санкциями прибалтийские экспортеры уверенно себя чувствовали в конкуренции и с финнами, и со всеми остальными: литовская продукция «Сваля» не уступала свою нишу на российском рынке финской продукции «Валио»… до тех пор, пока ей не «помогли» родные литовские политики. И если у «Валио» теперь появился шанс вернуться на российский рынок, то литовские и прочие прибалтийские молокопродукты его в обозримом будущем так и не увидят.

 

Однако переговоры о российско-финском сотрудничестве не ограничились темой отмены санкций. Накануне визита Саули Ниинистё пресс-служба президента России распространила информацию, что российская сторона готова к сотрудничеству по сооружению третьего блока АЭС в Ловиисе. Участие «Росатома» в развитии финской атомной энергетики попало в список тем, обсуждавшихся президентами двух стран. Этот пример еще более показателен, чем санкции и контрсанкции.

 

История и современность финской атомной энергетики ярче всего демонстрируют, что Финляндия — это анти-Прибалтика, зеркальная противоположность трех балтийских стран, потому что всегда и во всем Финляндия приобретает и побеждает там, где Литва, Латвия и Эстония теряют и проигрывают.

 

Ловииская атомная станция была построена на юге Финляндии в конце 70-х годов при непосредственном участии советских ядерщиков. Это — практически копия построенной вскоре после этого Игналинской АЭС в Литве. Когда Финляндия в 1995 году вступила в ЕС, у брюссельских бюрократов, вынудивших Литву ликвидировать Игналинскую АЭС, и речи не возникло, что в Ловиисе действуют атомные реакторы того же типа, что в Чернобыле. То ли Финляндия провела необходимую подготовительную работу по условиям своего вступления в ЕС, то ли в Брюсселе поняли, что Хельсинки — это не тот партнер, которому можно диктовать свои условия, то ли все дело в том, что ни у одного финского правителя даже язык не повернулся потребовать уничтожить АЭС как «наследие оккупации» или «результат позорной политики финляндизации».

 

Как бы то ни было, а вместо ликвидации Ловииская АЭС в 90-е годы прошла комплексную модернизацию, повысившую мощность энергоблоков, увеличившую срок службы станции и гарантировавшую ее безопасность. В результате, благодаря сохранившейся атомной энергетике, Финляндия обеспечивает себя необходимой дешевой энергией и еще экспортирует её соседям по Балтийскому региону. Срок службы Ловииской АЭС в результате модернизации был продлен до 2030 года, пока не исчерпают свой ресурс оба энергоблока.

 

В последние несколько лет в Суоми уже ведутся разговоры о строительстве в Ловиисе третьего энергоблока, который заменит первые два, когда закончится срок их эксплуатации. Именно в этом Владимир Путин предложил Финляндии поддержку. Надо полагать, на особых льготных условиях как особо ценному стратегическому партнеру России.

 

Кроме того, «Росатом» недавно выиграл подряд на строительство новой атомной станции: в Пюхяйоки, на западе Финляндии (в российских СМИ её называют АЭС Хахикиви 1). Российские атомщики предложили финнам такие выгодные условия, каких не смогли предложить конкуренты — французская Areva и японская Toshiba.

 

Кстати, тогда в Финляндии нашлись политики, выступившие против строительства новой АЭС и в типично прибалтийской манере совместившие экологическую и русофобскую аргументации. Мол, как можно: еще одна атомная станция, построенная с помощью русских, когда нужно развивать свою зеленую энергетику: ветряки, солнечные батареи, вот это всё… Однако возмущение «зеленых» не получило отклика ни в обществе, ни в политико-экспертном сообществе: в Финляндии просто посчитали деньги и сравнили потенциальную выгоду, и ветряки с солнечными батареями и прочими биотехнологиями отошли далеко на второй план.

 

В этом — одно из самых существенных различий между Финляндией и Прибалтикой: иногда создается впечатление, что правящие в Прибалтике политики в принципе неспособны считать, сравнивать и вообще мыслить логически.

 

Они и атомную станцию могут закрыть, потому что это «наследие оккупации». И за хорошую экологию бороться, не устанавливая фильтры и строя очистные сооружения, а разрушая фабрики и заводы. И дорогой сжиженный газ закупать вместо дешевого российского, поясняя это тем, что газ с СПГ-терминала… дешевле. И придаваться рассуждениям об энергии солнца, моря и ветра, которую нужно использовать, потому что это очень модно и современно. И санкций добиваться — не против России, а против самих себя.

 

После этого стоит ли удивляться, что спустя четверть века после распада СССР Финляндия по уровню жизни и развитию экономики превосходит балтийские страны в 5-6 раз? Что небольшая страна численностью в 5 миллионов человек пользуется огромным уважением на международной арене за свои миротворческие и посреднические действия, тогда как Литву до сих пор от Латвии отличить не могут?

 

Здесь нет ничего удивительного. Это результат десятилетий упорной работы финнов. И десятилетий же деградации прибалтов. Именно поэтому с Финляндией Россия продолжает работать, а Литву, Латвию и Эстонию предоставила самим себе.

 

Александр Носович. RuBaltic.Ru

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1