15 июня, отвечая на вопрос о возможности прямого диалога России со странами Балтии и Восточной Европы, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что Россия всегда открыта для прямого диалога со всеми странами, включая Прибалтику и Восточную Европу. Однако страны Балтии, дистанцируясь и пугая себя надуманной российской угрозой, будто не замечают реальной опасности, которую несут Евросоюз и Североатлантический альянс. После обретения независимости, вступления в ЕС и НАТО население бывших советских прибалтийских республик ускоренно сокращается.

 

Исчезновение Прибалтики

 

Массовая эвакуация

 

Государства Балтии неуклонно движутся к демографическому и экономическому тупику. Сегодня в Эстонии, Латвии и Литве проживают 1,3 млн, 1,99 млн и 2, 96 млн. человек соответственно. В составе союзного государства в 1990 году населения было заметно больше: в Эстонии – на 260 тыс. человек, в Латвии – на 670 тыс. человек, в Литве – на 740 тыс. человек. За четверть века Прибалтика в целом потеряла 1,68 млн. жителей (более 21%), и спад продолжается.

 

Пустеющие республики – реальная опасность, замкнутый круг: население сокращается, потому что нет работы, потому что нет предприятий, потому что нет инвестиций, потому что сокращается население. Основная причина – не только и не столько в снижении рождаемости, сколько в массовой эмиграции. Это отчетливо видно на примере самой многолюдной из трех республик – Литвы.

 

В 1989 году в Литовской ССР проживали 3,7 млн. человек. От Латвии и Эстонии советская Литва отличалась аграрно-ориентированной экономикой и преобладанием национальных трудовых ресурсов. К моменту распада СССР литовцы составляли 80% населения республики, русское меньшинство не превышало 9%. Выход из союзного государства породил в республике экономические проблемы и трудовую эмиграцию в Западную Европу. В 2004 году Литва вступила в Евросоюз, и эмиграция стала подобна массовой эвакуации.

 

Так, судя по данным британской переписи населения 2011 года, литовцы оказались второй по численности диаспорой восточноевропейцев в Англии и Уэльсе (первенствовали поляки), а в Великобритании их официально более живет 100 тысяч человек. И это лишь британские литовцы с видом на жительство, причем за последние несколько лет эти цифры наверняка увеличились.

 

Аналогичные процессы происходят в Эстонии и Латвии. При сохранении тенденций миграции, рождаемости и смертности численность населения Риги, по данным исследования Латвийской академии наук, к 2030 году может уменьшиться до 500 тыс. человек, или на 24%. А ведь в СССР столица Латвии почти достигла статуса города-миллионника – к 1990 году население выросло до 909 тысяч человек.

 

Национальному руководству становится все сложнее доказать оставшимся в стране избирателям (в основном – пенсионного возраста), что у них есть будущее.

 

В Латвии кабинет министров обсуждает возможность уменьшения пенсий в ближайшие годы. При официальном прожиточном минимуме в 247 евро в месяц, лишь 53% латышских пенсионеров получают 271 – 285 евро, а у 24% она составляет менее 214 евро. То есть примерно каждый второй пенсионер живет на грани или за чертой бедности. С января 2014 года повышается пенсионный возраст, каждый год – на три месяца (в 2015 году он составит 62 года и 6 месяцев, а 1 января 2025 года достигнет 65 лет).

 

Для сравнения: средняя финская пенсия – 1500 евро, примерно в четыре раза больше. Минимальные прибалтийские зарплаты по размеру сопоставимы с пенсиями, и значительно отличаются от западноевропейских (в Люксембурге минимальная зарплата составляет 1 921 евро, в Бельгии 1 502 евро, в Нидерландах 1 486 евро, в Ирландии 1 462 евро, во Франции 1 445 евро).

 

Около 20% ВВП стран Балтии формируется за счет дотаций Евросоюза из всевозможных фондов. Но Европарламент дает деньги не просто так, а с привязкой к численности населения.

 

При этом в странах Балтии действуют сразу четыре отрицательных фактора:

 

— суженное (с 1992 года) воспроизводство населения;

— абсолютная зависимость национальных лидеров от Евросоюза;

— ксенофобия, ограничивающая появление иммигрантов-инородцев (большинство избирателей воспринимают этническую и культурную однородность окружающей среды как высшее благо);

— отсутствие государственной идеи.

 

В начале 1990-х национализацию информационного пространства и уничтожение образования на русском языке в Прибалтике объясняли заботой о нации и культуре, которые 25 лет спустя исчезают, растворяются на просторах Евросоюза. Для чего нужна была независимость? Ведь не для подмены же европейской интеграции массовой эмиграцией. И не для войны с Россией.

 

 

Страшные сказки

 

Возможно, национальные лидеры и руководители ЕС днем и ночью думают о выходе из социально-экономического тупика, о благе прибалтийских народов, но более всего их тревожит лишь Россия.

 

В ходе празднования 25-летия государственной независимости Литвы (Вильнюс в 1990 году первым провозгласил выход из состава СССР) президент Даля Грибаускайте выразила обеспокоенность попытками России реставрировать империю «Нам нужно такое же единство сегодня, как и четверть века назад, когда бряцанье оружия слышится с той же самой стороны, когда военной мощью подавляется голос свободы».

 

Председатель военного комитета НАТО чешский генерал Петр Павел на конференции «Наша безопасность» в Праге поддержал паникерские настроения, и заявил, что Россия способна оккупировать Прибалтику и Киев за два дня. По мнению генерала, Россия может принять решение об оккупации стран Балтии в считанные часы, в то время как 28 государств НАТО потратят слишком много времени на согласование единой позиции. Вновь назначенному (1 июня 2015 года) должностному лицу полезно сразу обратить на себя внимание руководства, и все же, кто ответит на простой вопрос: зачем России оккупировать Прибалтику и Киев? На фоне политических галлюцинаций Вильнюс планирует вернуть отмененную в 2008 году всеобщую воинскую повинность.

 

В Литве используются любые причины для того, чтобы указать на агрессивность России. Министр внутренних дел Литвы Саулюс Сквернялис назвал покушением на территориальную целостность слова политика Владимира Жириновского, обращенные в одной из телепередач литовскому коллеге: если ваша страна живет по конституции 1939 года, не пора ли восстановить историческую справедливость – вернуть Вильнюс и Клайпеду, которые до сентября 1939 года принадлежали соответственно Польше и Германии? Вопрос одновременно провокационный и логичный. Территориальные потери и приобретения Литвы – отдельная история.

 

И многим уже не кажется фантастической идея создания единой системы ПВО Балтии. 28 мая в литовском Паневежисе главы оборонных ведомств Латвии, Литвы и Эстонии решили начать переговоры о создании единой системы противовоздушной обороны средней дальности. Целесообразность оборонного проекта не доказана, зато неоспорима полезность донорских средств ЕС и НАТО (на закупку оборудования, создание обучающих программ, содержание персонала и самой системы).

 

Однако враждебная риторика и поддержка антироссийских санкций имеют обратную сторону. После введения Россией контрсанкций, по словам российского премьера Дмитрий Медведева, товарооборот с Латвией упал на 40 процентов, с Литвой – на 30 процентов, с Эстонией – на 25 процентов. Безусловно, это наносит странам Балтии огромный ущерб.

 

 

Взаимодействие с НАТО

 

Весной 2004 года Эстония, Латвия и Литва вошли в НАТО. При этом Россия категорично заявила, что рассматривает принятие соседних государств в военный блок под руководством США как недружественный шаг. Мнение России проигнорировали.

 

Руководство НАТО поддержало стремление Балтии к интеграции в западное сообщество.

 

Сегодня лишь Эстония выполняет обязательство о ежегодном выделении на оборону 2% ВВП (Латвии и Литве НАТО прощает). Сотрудничество развивается в сферах адаптации национальных систем обороны к стандартам НАТО, привлечения ресурсов альянса для укрепления собственного оборонного потенциала и мониторинга воздушного пространства. Сформированы небольшие по численности национальные армии, способные участвовать в военных операциях альянса. Военнослужащие стран Балтии действовали в миротворческих операциях НАТО в Косово, Ираке, Афганистане. В 2008 году разработаны планы обороны территории Прибалтики альянсом. И сегодня появление в странах Балтии американских танков уже никого не удивляет. А что же Россия?

 

Координатор управления генеральных инспекторов Минобороны РФ генерал армии Юрий Якубов 15 июня 2015 года заявил для СМИ: «Если тяжелая боевая техника США в составе танков, артиллерийских систем и другой боевой техники действительно появится в ряде стран Восточной Европы и Прибалтики, это будет самым агрессивным шагом Пентагона и НАТО со времени «холодной войны» прошлого века. И России ничего не останется, как наращивать свои силы и средства на западном стратегическом направлении». Подобное развитие событий вряд ли будет способствовать росту населения стран Балтии.

 

На фоне военной активности альянса в Балтии, отсутствия долгосрочных программ экономического развития, жестко регламентированных квот на вылов рыбы и рынка сбыта Всемирный банк снизил прогноз экономического роста Литвы в 2015 году с 4% до 3,2%, минфин Латвии снизил прогноз с 2,8% до 2,1% в 2015 году и с 3,3% до 3% в 2016 году, министерство финансов Эстонии также снизило собственный прогноз развития национальной экономики на 2015 год сразу на 0,6%. Складывается впечатление, что экономически развитая и густонаселенная Прибалтика не является приоритетом объединенной Европы.

 

Вероятно, территория Эстонии, Латвии и Литвы привлекательна лишь как плацдарм Североатлантического альянса на границе с Россией.

 

Александр Хроленко