Принимаем огонь на себя! Часть I

Дата публикации: 17 Июнь 2015, 19:26

Документированный труд писателя Алексея Ивакина и активистов «Куликова поля» по Одесской Хатыни 2 мая 2014 года

 

Двадцать одна история одной трагедии

 

Документированный труд писателя Алексея Ивакина и активистов "Куликова поля" по Одесской Хатыни 2 мая 2014 года

 

Предисловие от редактора

 

Когда-нибудь, я уверен в этом, появится в исторической науке новая профессия — сетевой археолог. Они будут перелопачивать сотни гигабайт словесной руды, чтобы докопаться до истины.

 

Перед вами книга, которую не придется откапывать.

 

Это первое документальное исследование, посвященное Одесской Хатыни — событиям 2 мая 2014 года. В течение года, практически сразу после майских событий, велась работа. Работа в условиях, когда каждому выжившему 2 мая грозил и грозит арест, в лучшем случае. Поэтому здесь собраны воспоминания 21 участника тех событий. Далеко не все соглашались рассказывать. Их можно понять.

 

Слишком живы воспоминания.

 

Участники столкновений с обоих сторон ходят по одним и тем же улицам Одессы, по тем же самым местам, смотрят друг другу в глаза.

 

Слишком велика опасность репрессий.

 

Репрессий, направленных против тех, кто пострадал.

 

Именно поэтому в книге нет фамилий тех, кто давал интервью. Как нет и фамилий тех, кто собирал интервью. «Евгения Куликова» — это псевдоним. Я не знаю — кто это. Я знаю то, что если этот человек озвучит сегодня свое настоящее имя — то ему сегодня не жить ни в Одессе, ни в Украине. Поэтому настоящее имя автора этой книги мы узнаем лишь после войны. Войны, начавшейся 2 мая.

 

Возможно, эта книга выходит слишком рано. Еще не собрана вся информация по событиям Одесской Хатыни. Пока еще невозможно дать полную картину произошедшего. Нет возможности опросить активных участников и организаторов с противоположной стороны — народного депутата Верховной Рады Алексея Гончаренко, секретаря Совета Национальной Безопасности и Обороны Украины Андрея Парубия, депутата областного совета Андрея Юсова. Да что там говорить — рядовые сторонники «Евромайдана» отказываются давать интервью.

 

Поэтому здесь воспоминания только куликовцев — сторонников пророссийского вектора развития Украины.

 

Именно их убивали 2 мая, но убили не всех.

 

Они выжили тогда и они говорят.

 

Говорят для вас.

 

Чтобы ты, читатель, понимал — чем заканчиваются призывы вроде «Deutschland über alles» или «Україна понад усе».

 

Идите, читайте и помните.

 

Лауреат премии имени А.П. Чехова, «Серебряное перо Руси — 2014″ — писатель Алексей Ивакин.

 

 

От автора

 

Это документальное повествование о трагических майских событиях я, Евгения (инженер), буду вести от первого лица, поскольку волей судьбы сама стала их участницей.

 

Для достоверности я привожу свидетельства людей (20 человек), которые были в Центре города (вокруг Греческой площади) и на Куликовом поле в Доме профсоюзов именно так, как они рассказали об этом.

 

При восстановлении хронологии событий мною использовались как письменные свидетельства участников этой ужасающей по своей дикости и жестокости трагедии, так и воспоминания спасшихся и выживших «куликовцев».

 

Из соображений безопасности имена изменены:

 

1 – Ника, младший специалист

 

2 – Артем, строитель

 

3 – Лена, преподаватель

 

4 – Надя, работник образовательной сферы

 

5 – Яна, филолог

 

6 – Стас, компьютерщик

 

7 – Марина, медик

 

8 – Света, аспирант

 

9 – Лариса, работник общепита

 

10 – Николь, инженер

 

11 – Мальва, дизайнер — оформитель

 

12 – Алиса, программист

 

13 – Руслана, преподаватель

 

14 – Вова, разнорабочий

 

15 – Инна, экономист

 

16 – Андрей, служащий

 

17 – Лина, старшеклассница

 

18 – Леонид, слесарь

 

19 – Игорь, из руководящего состава парторганизации

 

20 – Тихон, пенсионер

 

В рассказе о произошедших событиях упоминаются еще двое людей, с которыми я была знакома лично, с которыми я общалась и которые трагически погибли – это:

 

Виктор Гунн (Степанов), поэт

Вячеслав Маркин, депутат Одесского областного совета.

 

 

Одессы общей больше нет

 

Одессы общей больше нет.

 

Теперь у каждого – своя.

 

В одной горит вечерний свет,

 

И в ней живут мои друзья.

 

От потрясений в стороне

 

И нервы берегут и силы.

 

Что ж, дай вам Бог! А я… а мне…

 

Не с теми, кажется, дружила.

 

В иной Одессе, где скорбят,

 

Звучит сочувственное слово.

 

Есть несколько моих ребят,

 

Но, все ж, их нет на Куликовом.

 

В чумной Одессе намешалось

 

Убийц, подонков, сволочей.

 

Спасибо – там не оказалось

 

Моих умеренных друзей.

 

Мою Одессу бьют под дых,

 

Ей прочат времена лихие.

 

В ней тоже нет друзей моих,

 

Но здесь живут мои родные.

 

Родство по крови, верь — не верь,

 

Но есть единство душ и судеб.

 

Родство по совести теперь

 

В моей Одессе крепнуть будет.

 

Под градом не пустых угроз,

 

Циничных оскорблений грубых,

 

Она все меньше тратит слез,

 

Все крепче стискивает зубы!

 

Огнем, мечом вы, господа,

 

В свою не обратите веру

 

Мою Одессу. НИКОГДА

 

Ей не нести портрет Бандеры!

 

И сколько вам не дай гиляк,

 

Не истребим МОЙ город детства,

 

Где в маленьком кафе как флаг,

 

Висит плакат: «с Донбассом сердце!»

 

С. Карабанова

 

 

Одесский поэт Вадим Негатуров о Куликовом поле

 

В Одессе есть площадь — «Куликово Поле» (одна из центральных площадей)… Здесь стоят безсрочные* палатки «Антимайдана».

 

Сегодня в Одессе эта площадь стала символом сопротивления «галицийскому» нацизму и узурпации власти в Киеве кучкой прозападных «майдаунов» [так насмешливо у нас называют сторонников «майдана» — в квадратных скобках здесь и далее примечания автора].

 

Но главное — площадь «Куликово Поле» стала знаменем борьбы одесситов за соборное единение народов Руси — украинцев, белорусов, россиян…

 

Борьба одесситов с нацистами и узурпаторами сегодня так и называется — Движение «Куликово Поле».

 

Смею заметить, что направленность этой борьбы выходит за рамки географического понятия «Одесса». Одесса, как и Куликово Поле, — это давно уже особые категории Русского Мира.

 

Нижеприведенный марш является попыткой художественно выразить сущность Движения

 

Куликово Поле».

 

* Автор [этих срок] знает, что по нормам современного Русского Языка данное слово следует писать не через З, а через С, но сознательно использует в подобных словах и в соответствующих стихотворениях орфографию, в которой приставка БЕЗ не имела формы БЕС. Автор, даже невольно, не желает славить беса («бессрочный» = «бесовская срочность»).

 

Вадим Витальевич Негатуров доказал любовь к Отечеству своей жизнью и мученической смертью.

 

Вечная память Русскому Поэту!

 

 

Марш Куликова поля

 

I

 

Зубы сжав от обид, изнывая от ран,

 

Русь полки собирала молитвой…

 

Кто хозяин Руси — Славянин или Хан? —

 

— пусть решит Куликовская Битва.

 

И сразив Челубея, упал Пересвет,

 

но взметнулись знамёна Христовы!

 

Русь Святая! Прологом имперских побед

 

стало Поле твоё Куликово!

 

Припев:

 

Русичи, вперёд! Русичи, вперёд!

 

Сокрушим орду поганой нечисти!

 

Снова Русь в опасности! Сегодня — наш черёд

 

доказать любовь свою к Отечеству!

 

…Делом доказать любовь к Отечеству!

 

…Кровью доказать любовь к Отечеству!

 

…Жизнью доказать любовь к Отечеству!

 

II

 

Русь Святая! Шагая сквозь пламень веков,

 

не искала ты в пламени броды,

 

сил своих не щадя, побеждала врагов

 

и спасала другие народы.

 

Светом Правды, что дарит нам Бог в небеси,

 

возрождалась славянская сила,

 

укреплялись в единстве три части Руси —

 

— Беларусь, Украина, Россия…

 

Припев:

 

Русичи, вперёд! Русичи, вперёд!

 

Сокрушим орду поганой нечисти!

 

Снова Русь в опасности! Сегодня — наш черёд

 

доказать любовь свою к Отечеству!

 

…Делом доказать любовь к Отечеству!

 

…Кровью доказать любовь к Отечеству!

 

…Жизнью доказать любовь к Отечеству!

 

III

 

С небоскрёбов заморских, от схроновых нор

 

ядом стелется мрак сатанинский,

 

чтобы Русь отравить, чтоб посеять раздор

 

меж Славян в их соборном единстве.

 

Но врага, будь он даже хоть дьявола злей,

 

на Руси ждут с терпеньем суровым

 

Сталинград, и Полтава, и доблесть Полей

 

Бородинского и Куликова!

 

Припев:

 

Русичи, вперёд! Русичи, вперёд!

 

Сокрушим орду поганой нечисти!

 

Предки отстояли Русь! А нынче — наш черёд

 

доказать любовь свою к Отечеству!

 

…Делом доказать любовь к Отечеству!

 

…Кровью доказать любовь к Отечеству!

 

…Жизнью доказать любовь к Отечеству!

 

 

Введение

 

Очень точно расставил точки над «и» в своей статье «Опять на поле Куликовом…» от 04.07.2014 года Олесь Бузина — коренной киевлянин, придерживающийся взгляда о триединстве русского народа — «малороссов (украинцев), белорусов и великороссов (русских)» — и поэтому называл себя и украинцем, и русским. Он поддерживал федерализацию Украины, её независимость и двуязычие украинской культуры, широкое развитие украинского и русского языков. По его мнению, «свидомые [сознательные] украинцы озабочены не столько созданием украинской культуры, сколько уничтожением русской». Украинский писатель (писал также и стихи, работал над новой книгой – «Украина не Галиция»), журналист и телеведущий, за свои антифашистские взгляды и резкую критику пронацистского правительства в Киеве был убит (застрелен в упор пятью выстрелами, один из которых – в голову) в Киеве у своего подъезда 16.04.2015 года. Светлая ему память!

 

«Поэт – смертельно опасное занятие», — утверждал Олесь Бузина. Что-то вроде утонченной разновидности самоубийства. Открытого, как у Есенина и Маяковского. Или тайного, замаскированного под дуэль по-лермонтовски, по-пушкински. Это незыблемый литературный закон. Такой же, как то, что в ямбе ударение падает на второй слог. Не живут долго поэты. Ни наши небесные Гумилевы и Высоцкие, ни французские «проклятые» Верлены – короли поэтических подворотен.

 

Эта старая, известная еще со времен учебы на филфаке, истина вспомнилась мне на днях, когда в Москве учредили новую литературную премию. Имени нашего земляка – одессита Вадима Негатурова, сгоревшего 2 мая в Доме профсоюзов. Имени ПОЭТА!

 

Премия называется «Куликово поле». По имени площади в Одессе, где погиб Вадим Негатуров. Место мне очень знакомое. Я два года с гаком прожил в Одессе – служил в армии и учился на первом курсе в университете. Топал на осеннем параде 7 ноября 1988 года по этому самому Куликову полю. Проезжал мимо на трамвае в прошлом году во время последнего приезда в «жемчужину у моря». И даже представить не мог, какая трагедия разгорится тут в прямом смысле нынешней весной. На еще недавно мало кому известном, кроме одесситов, одесском Куликовом поле…

 

Вам не кажется символичным, что эта площадь носит ТО ЖЕ название, что и поле той битвы, с которой начиналась слава наших предков – и Дмитрия Донского из Москвы, и воеводы Дмитрия Боброка? С Волыни явился на берег Дона Боброк биться за Русь с Мамаем. И не было тогда никакого разделения на «бандерлогов»*, и «колорадов»**. А были просто РУССКИЕ ЛЮДИ… Именно на Куликовом поле почувствовавшими окончательно, что все они русские.

 

Ради этого погиб 2 мая Вадим Негатуров. Просто пришел напомнить, что он тоже русский. Выступить за предоставление русскому языку государственного статуса в Украине. Присоединиться к митингу за федерализацию. Никого не бил. Не держал в руках оружия. Не стрелял ни в кого. И его убили. За что? Разве в «европейской» Украине нельзя требовать соблюдения простых человеческих прав? Таких же, как в Бельгии, где два государственных языка. Или, как в Швейцарии, где их ЧЕТЫРЕ. Таких же прав, как в федеральной Германии, где даже Гамбург до сих пор официально ВОЛЬНЫЙ ГОРОД.

 

[*«бандерлоги» — один из вариантов названия антифашистами «бандеровцев»; «бандеровцами» изначально называли членов и последователей организации украинских националистов (ОУН), которую возглавлял Степан Бандера с 1940 по 1959 год; в современном обществе термином «бандеровцы» чаще всего называют украинских националистов, для которых характерны крайне правые, радикально-националистические и фашистские взгляды и поступки, также характерным является идеализация и героизация образа С. Бандеры, Р. Шухевича, дивизии СС «Галичина», «Нахтигаль» («группа Север»), «Роланд» («группа Юг») и всего украинского антисоветского подполья в годы Великой Отечественной войны)

 

**«колорадами» называют антифашистов радикально настроенные украинские националисты, поскольку символом борьбы против украинских национал-фашистов является Георгиевская ленточка, состоящая из двух чередующихся цветов черного и оранжевого, которая в свою очередь является символом победы Советского народа над нацистско-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне].

 

Почему московская либеральствующая интеллигенция, так увлеченная очередной украинской «революцией», не хочет признать, что в Москве сторонников Болотной полиция бережно разводила под руки (это при «тираническом» режиме Путина!), а в Украине, в Одессе, уже при победившей майданной «демократии» людей просто сжигали, как сожгли этого замечательного поэта, написавшего:

 

Жаба зависти – тварь, в чьих глазах водянистых –

 

Сплетен грязь да интрига болотная…

 

Даже смертью того, кто был ей ненавистен,

 

Не насытится это животное…

 

Поэзия русская вечна. Только страшно быть поэтом. Особенно русским. Особенно – в Украине. Ведь у нас поэтов на Поле Куликовом обжигают [увы, еще и расстреливают писателей, как случилось с Олесем Бузиной, автором статьи]. Это такая высшая степень премии. За которую денег не дают. Одну только посмертную славу»…

 

А вот немного истории самой площади Куликово поле.

 

Куликово поле – самая большая площадь Одессы, которая расположена возле железнодорожного вокзала.

 

Это дореволюционное название площади.

 

Во время Январского восстания (13 (26)*** января – 18 (31) января 1918 года) в Одессе шли трёхдневные бои (15 — 17 января, по юлианскому календарю). После их окончания на Куликовом поле была вырыта братская могила, в которой похоронили 119 погибших революционеров. После восстания была провозглашена Одесская Советская Республика.

 

В народе площадь стала именоваться площадью Революции.

 

[*** При употреблении дат до 1 февраля 1918 года, когда Советская Россия перешла с юлианского на григорианский календарь, в скобочках указывается число на современный лад, т.е. по григорианскому календарю, перед скобочками пишется число месяца, соответствующее дате события того времени].

 

В 1932 году на площади был установлен памятник «Борцам Революции», который восстановили после разрушения его оккупационными войсками румын во время Великой Отечественной войны.

 

Памятник стоит и поныне с надписью: «Борцам, погибшим за власть Советов в Одессе. От трудящихся Одессы».

 

Также на площади Куликово поле после освобождения города от немецко-румынских захватчиков были захоронены участники обороны и освобождения Одессы. Позже захоронения были перенесены на Аллею Славы.

 

В конце 1940-х — 1950-х годов была сделана планировка Куликова Поля, превратившая его в квадрат площадью 10,5 га, который окружили цветниками и зелёными газонами. Были высажены голубые ели, а также платаны, липы, пирамидальные дубы.

 

В 1958 году было построено монументальное пятиэтажное здание обкома Компартии, позже — Дом профсоюзов.

 

В 1967 году установлен памятник Ленину, с этого же года и до 1991 официально называлась площадь имени Октябрьской революции. После распада Советского союза площади вернулось старое название – Куликово поле, а в 2009 году ночью, чтобы не помешали горожане, властями города был демонтирован памятник Ленину, но, к счастью, перенесен в парк Ленинского комсомола (ждем его возвращения!).

 

На площади проводились парады, а в последнее время и митинги.

 

И, наконец, в конце февраля 2014 года здесь был установлен протестный антифашистский палаточный городок.

 

Антифашистское движение (иначе говоря, движение «Куликово поле») в городе-Герое Одессе началось осенью 2013 года. Тогда его основателем был молодой 29-летний парень, аспирант-историк Антон Давидченко (лидер всеукраинского объединения «Молодежное единство» и общественной организации «Народная альтернатива»). Могу сказать, что его активная позиция и общественная деятельность проявились еще задолго до появления киевского «евромайдана». Вместе с Антоном Давидченко одним из активных организаторов антифашистского движения являлся и Ростислав Барда (лидер общественной организации «Сопротивление», коммунист). К ним присоединились и другие, например, депутат от партии «Родина» Олег Музыка, депутат областного совета Вячеслав Маркин, депутат городского совета коммунист Василий Полищук, депутат областного совета Алексей Албу из партии «Боротьба» и другие представители левой партии «Боротьба» и партии «Родина».

 

Антон Давидченко создал и возглавил молодежную общественную организацию «Колокол». Затем на ее основе было создано всеукраинское объединение «Молодежное единство», а позже, уже осенью 2013 года, была создана еще и общественная организация «Народная альтернатива». Из этого становится очевидным, что Антон Давидченко уже давно занимал активную общественную позицию и не просто на словах. Он активно участвовал в общественной жизни города, организовывая разнообразные акции, протесты и т.п.

 

Вот что пишет о нем одна из участниц трагических событий 2 мая — Надежда: «Антона Давидченко я знала с 2006 года, когда занимались борьбой с застройкой склонов [зеленый оазис на прибрежных склонах; среди этой зелени расположена пешеходная/велосипедная «трасса здоровья», где любят прогуливаться одесситы, где, дыша свежим морским воздухом, катаются на велосипедах и роликах горожане].

 

Где-то в то же время, в 2006 году, я дважды посещала мероприятия другой общественной организации — «Славянского единства», ребята из которой составили «Одесскую дружину» — запомнила их борьбу с пьянством, вообще за здоровый образ жизни, знание русской истории и культуры. Обе эти группы молодых людей мне понравились, простое их наличие вселяло надежду.

 

Поэтому я с радостью участвовала в мероприятиях «Молодежного единства», сначала малочисленных (2013 году), смотрела Давидченко по одесскому телеканалу «Академия», где выступал и мой брат Александр – кандидат экономических наук» (4).

 

27 января 2014 года Антон Давидченко объявил о создании в Одессе отрядов народной самообороны — народных дружин, которые, по его замыслу, могли бы противостоять набирающим силу праворадикальным группировкам, охранять порядок в городе и не допустить захвата облгосадминистрации.

 

30 января лидеры общественных организаций «Молодежное единство» и «Сопротивление» Антон Давидченко и Ростислав Барда, а также депутат от партии «Родина» Олег Музыка выступили с инициативой по запрету в Одесской области партии «Свобода» (пронацистская партия) и ряда праворадикальных организаций с национал-фашистским уклоном: «Правый сектор», «Тризуб имени Степана Бандеры», «Братство», «Патриот Украины» и им подобных, поскольку их деятельность была прямо направлена на «внесение раздора в обществе и провокацию гражданской войны».

 

Продолжает свой рассказ Надя: «8 февраля прошел один из первых больших маршей-митингов против фашизма, организованных Антоном – «Марш за Одессу».

 

[Из статьи интернет-издания «Таймер» от 08.02.2014: «8 февраля несколько тысяч горожан под красными флагами и флагами Одессы прошли маршем от площади 10 Апреля к зданию Одесской облгосадминистрации. Организатором акции стала общественная организация «Молодёжное единство». Участники марша призывали не допустить разворачивания гражданской войны и высказывали готовность защищать Одессу от распространения праворадикальных идеологий и экстремизма. Участники марша скандировали: «Одесса — город-герой!», «Одесса — мирный город!», «Одесса, смелее, гони Бандеру в шею!», «Одессу не сдадим!» и «Фашизм не пройдёт!». Эти речевки звучали у нас уже на каждом митинге и марше»]

 

С 23 февраля 2014 года я ежедневно, каждый вечер (кроме субботы 05.04.2014) посещала мероприятия ребят с Куликова поля.

 

А в выходные дни приходила вместе с братом – Александра узнавали участники мероприятий по передачам на местном телеканале «Академия», он вел агитационную и разъяснительную работу» (4).

 

Из статьи «Таймера» от 23.02.2014: «23 февраля, в День Советской Армии, несколько тысяч противников «евромайдана» прошли маршем от Соборной площади к памятнику Неизвестному матросу на Аллее Славы. Среди участников — представители организаций «Молодёжное единство», «Дозор», «Гражданская совесть» и «Народная альтернатива», обычные граждане. Люди скандировали: «Одесса и Москва — единая семья», «Фашизм не пройдёт»

 

Из статьи интернет-издания «Информационный центр» от 11.06.2014 «Как развивалось одесское «Куликово поле»: «23 февраля, в День защитника Отчизны, движением «Молодежное единство» был проведен самый масштабный марш и митинг в городе за все время независимости. В нем приняли участие более 12 тысяч человек, которые проследовали от Соборной площади до Аллеи Славы. В ходе митинга к горожанам пришло известие об отмене Верховной Радой «Закона о региональных языках», что было воспринято бурей негодования и криками «Долой Раду».

 

Антон Давидченко заявил, что одесситы должны собираться на Куликовом поле каждый день в 18:00, так как, только «собравшись вместе, мы сможем отстоять свою страну и свой город».

 

Из статьи «Таймера» от 25.02.2014: «С 24 февраля постоянным местом проведения массовых «антимайдановских» митингов («народных собраний», «народных вече») стало Куликово поле. Среди организаторов митингов — координатор «Молодёжного единства» и «Народной альтернативы» Антон Давидченко и Григорий Кваснюк, активисты партии «Родина», общественной организации «Единая Одесса», «Союза воинов Афганистана».

 

25 февраля 2014 года активисты «Народной альтернативы» развернули на площади палаточный городок. По словам представителей «Народной альтернативы», они выступают за русский язык, против хаоса в Верховной Раде и против досрочных выборов. Смену власти в Украине активисты считают государственным переворотом.

 

Сразу же начали формироваться списки волонтеров и народных дружинников для охраны палаточного городка, который постоянно разрастался (в последствии появилось две дружины – «Народная дружина Одессы», которая больше занималась охраной Куликова поля, лагеря и митингов, и «Одесская дружина», более боевая, она охраняла наши марши, протестные акции и опять таки сам палаточный городок).

 

Итак, Куликово поле с февраля месяца становится центром протестного движения (иначе называемого «Антимайдан», а уж если совсем точно – антифашистского движения) – местом встреч сторонников референдума по федерализации Украины, сторонников вступления в Таможенный Союз и ярых противников наци-фашистов, или как их правильно называть в Украине, «бандеровцев» и киевской хунты, которые с помощью так называемого «евромайдана» захватили власть в стране и сейчас бесчинствуют, ввергая некогда единую страну в хаос войны, террора, беззакония, вседозволенности и глубочайшего экономического упадка.

 

Из статьи интернет-издания «Информационный центр»: «Акции на Куликовом поле почти всегда были масштабными. Например, 1 марта 2014 года более 10 тысяч одесситов, недовольных политической ситуацией в Украине, пришли на народное собрание. В ходе него, помимо Антона Давидченко, выступили депутаты горсовета, [а также облсовета и активисты протестного-антифашистского движения].

 

В тот день был составлен список требований, которые отстаивали участники движения, а именно:

 

Принять закон о статусе русского языка, как второго государственного.

 

Провести административно-территориальную реформу.

 

Сохранение памятников исторического и культурного наследия региона, а также введение уголовной ответственности за их порчу или уничтожение.

 

70% от финансовых доходов региона должны оставаться в казне региона.

 

Проведения референдумов по всем судьбоносным решениям касательно внешнеполитического и внутриполитического путей развития Украины [в частности референдум по федерализации страны].

 

Отмена грабительской пенсионной реформы.

 

Выборность губернатора. Проведение выборов облсовета и горсовета.

 

Судебная реформа (выборность судей)».

 

Люди приходили на Куликово поле в рабочие дни днем, а большая часть вечером после работы, как призывал Антон, в 18:00, чтобы обсуждать события в стране и в городе, обмениваться информацией, вырабатывать план мероприятий на неделю и просто общаться с близкими по духу горожанами. Постепенно все, кто постоянно ходил на Куликово поле, становились одной большой семьей, все были словно дружные соседи одного двора, как это было в Одессе во времена Советского Союза.

 

А когда были отключены российские телеканалы, в палаточном городке, на сцене, был установлен телевизор с большим экраном. Таким образом люди, у которых нет возможности смотреть через интернет или спутник запрещенные киевской властью каналы, могли их смотреть на Куликовом поле. Только так можно было узнавать правдивые новости, видеть правдивое освещение событий и обмениваться мнениями, обсуждая то или иное событие в стране и за рубежом.

 

А каждое воскресенье, начиная с 23 февраля, проходили митинги, позже к ним добавились марши по центру города, в которых принимали участие, поначалу от 10 тысяч жителей города, а потом доходило и до 30-50 тысяч… Несмотря на многочисленность наших митингов, никогда не было никаких погромов, битья чего-либо или захватов зданий, т.е. марши были совершенно мирными – только флаги, плакаты и лозунги (хочу заметить — не призывающие к насилию). Но властям города, а особенно властям из Киева, существование Куликова поля, наша активная позиция, митинги-марши и сплочение вокруг всего этого горожан, очень не нравилось.

 

После масштабного митинга 16 марта 2014 года, закончившегося мирным маршем «За Референдум» по центральным улицам города, 17 марта Антон Давидченко был схвачен у офиса своей общественной организации, подчеркиваю, именно схвачен, неизвестными людьми в чёрной форме без знаков различия, но с оружием. Его погрузили в автомобиль с транзитными номерами и увезли в неизвестном направлении. Со стороны людей в черном (как потом выяснилось — спецподразделения Службы безопасности Украины (СБУ) «Альфа») была даже предупреждающая стрельба в землю возле ног матери, которая на тот момент также находилась там. Таким диким образом Антон Давидченко был похищен и увезен в Киев в СБУ, где ему было предъявлено обвинение в сепаратизме (ст. 110, ч. 1 Уголовного кодекса Украины — посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины), хотя он ни разу ничего подобного не говорил. Антон Давидченко, как и все мы, был за референдум по федерализации, за выборность губернатора и судей, за русский язык как государственный. К Антону не пускали никого из родственников, только адвоката. Его оставили на 2 месяца под стражей в следственном изоляторе СБУ, потом продлили задержание еще на 1 месяц, и вновь на 1 месяц – т.е. до середины июля. В итоге Антона Давидченко хотели посадить по надуманным обвинениям на 5 лет и понятно, что до вынесения обвинительного приговора никто не собирался выпускать молодого лидера из киевских застенков. А это уже называется политические преследования и репрессии (сейчас Антон Давидченко уже находится на свободе и в целях безопасности вне пределах Украины).

 

Схватив в феврале Антона, они думали, что нейтрализуют само движение, а вот и нет – не вышло! Антон всегда говорил: «Если не будет меня или одного из нас, на его место станет другой и так бесконечно, нас никто не остановит!». На его место стал его брат — Артем, пусть менее опытный, пусть не такой оратор, но он взял знамя из рук брата и понес, а помощник Антона по общественной организации, Евгений Анохин, стал вместе с Артемом. Остались и остальные активисты и лидеры. Да, всех пытались запугать вызовами в СБУ, даже простых горожан приходивших на Куликово поле, но ничего — люди выстояли и продолжали активно участвовать в антифашистском движении.

 

До 2 мая 2014 года было проведено много митингов-маршей, разнообразных акций протеста и масштабное празднование с парадным шествием и концертом 10 апреля (дня освобождения Одессы от немецко-фашистских захватчиков). Было проведено и первомайское шествие с красными флагами, речевками, митингом на Куликовом поле. И пока это стало последним массовым шествием…

 

Но и после 2 мая одесситы продолжают собираться, пусть уже не таким количеством, но собираются. И на 9 мая 2014 года, и на 40 дней со дня гибели наших «куликовцев» (местными властями были запрещены какие-либо плакаты, людей с плакатами не пропускал кордон милиции, отбирая их, запрещено было и произнесение речей с использованием усилительной техники), и 22 июня 2014 года, день нападения гитлеровской Германии на СССР в 1941 году, когда власти запретили шествие к Аллее Славы, но люди все равно прошлись, правда не шествием, но организованной колонной по тротуару, и 28 июня 2014 года, в День Конституции, была проведена акция протеста (местными властями она была запрещена). И вообще одесситы продолжают приходить каждое воскресенье, и умудряются даже протестные акции проводить, пусть не таким большим количеством, но ведь продолжают.

 

Не прекращаются в нашем городе и аресты выживших активистов Куликова поля. Нас пытаются запугать и заставить замолчать.

 

Я считаю своим гражданским долгом рассказать то немногое, что знаю об арестованных «куликовцах» уже после 2-4 мая.

 

И сразу хочу обратить внимание, что инкриминируется, выжившим после одесской бойни 2 мая, но арестованным «куликовцам»:

 

— «Умышленное нанесение 02.05.2014 в Приморском районе города Одессы неустановленными лицами телесных повреждений сотрудникам милиции в связи с выполнением этими сотрудниками служебных обязанностей».

 

Но ведь всем известно и видно на всех видео, которые продолжают оставаться в интернете в свободном доступе, да и сами «майдановцы» негодовали, что в центре города милиция, которая стояла со стороны «куликовцев», точнее к ним спиной, защищалась как раз от «мирных майдановцев», тем самым помогая какое-то время защищаться «куликовцам». И именно со стороны «мирных» сторонников «евромайдана» были произведены противоправные действия против сотрудников милиции, тогда еще пытавшихся остановить или уменьшить накал конфликта. Среди милиционеров было много пострадавших от железных прутьев и деревянных дубин, от камней, летящих фаеров, шашек, шумовых гранат. Они также получили ожоги от взрывающихся у их ног или на них самих «коктейлей Молотова» и пулевые ранения. Именно всем известным и зафиксированным на видео во время проведения противоправных действий представителям «евромайдана» должно было быть предъявлено это обвинение. Но, поскольку они не были арестованы или даже задержаны, в нападении на сотрудников правоохранительных органов обвиняют содержащихся под стражей «куликовцев».

 

— «Захват 02.05.2014 неустановленными лицами Дома Федерации профсоюзов Одесской области, расположенного на Куликовом поле города Одессы, с целью незаконного использования и препятствования нормально работе».

 

Наверное, более издевательской формулировки не возможно было и придумать. Ведь все знают, что люди забегали в Дом профсоюзов для того, чтобы укрыться от оголтелой толпы обезумевших от безнаказанности «бандеровцев».

 

Люди использовали здание исключительно для спасения и уж точно невозможно было воспрепятствовать его работе, когда в городе были выходные в связи с майскими праздниками, т.е. еще как минимум 2 дня, не считая пятницу 2 мая, Дом профсоюзов работать не должен был. Поэтому и воспрепятствовать работе было невозможно – никто и так не работал.

 

— «Повреждение путем поджога 02.05.2014 Дома Федерации профсоюзов Одесской области».

 

Но ведь все видели и могут увидеть и сейчас, по видео, размещенным в интернете, кто поджигал, кто кидал бутылки с «коктейлями Молотова» и, возможно, с другими горючими смесями, кто палил даже внутри здания покрышки, кто в конце-концов препятствовал подъезду к зданию пожарных машин, кто резал пожарные рукава, чтобы не удалось быстро потушить полыхающее здание… Никто со стороны беснующейся толпы «евромайдана» не арестован, а ведь именно они — истинные виновники случившегося.

 

— «Совершение на Куликовом поле хулиганских действий неустановленными лицами и попытка захватить Дома Федерации профсоюзов Одесской области».

 

И здесь виновники очевидны, ведь не «куликовцы» пришли разрушать свое «Куликово поле», а потом начали захватывать Дом профсоюзов, поджигая его и находящихся внутри самих себя. Все это сделали «мирные» приверженцы «евромайдана» и «мирные» болельщики, показавшие тогда всему человечеству кровавое лицо «бандеровского» фашизма в Украине!

 

К сожалению, не были арестованы действительно виновные в одесской бойне представители «евромайдана Одессы», «автомайдана Одессы» (группа организованных колонн автомобилистов, одно из структурных подразделений «евромайдана»), «самообороны майдана» (боевая группа «евромайдана») как местные, одесские, так и заезжие, «майдановских сотен» (боевые группы «самообороны майдана» в Киеве на «евромайдане», организованные в боевые отряды), «правого сектора» как местные так и заезжие, «ультрас» (агрессивно настроенная группа футбольных фанатов) одесские, харьковские, днепропетровские, а также другие заезжие и местные участники кровавых событий со стороны приверженцев «евромайдана».

 

Из статьи «Риановости Украины» от 22.04.2015 года «Одесская Хатынь» спустя год после трагедии: правда и мифы»: «В свободном доступе на просторах Интернета имеются видеосвидетельства того, как некоторые известные горожане всячески помогали нападавшим «евромайдановцам» — кто словом, кто делом. Так, например, глава Одесской областной ячейки партии «УДАР», один из ближайших соратников экс-мэра города Эдуарда Гурвица Андрей Юсов в мегафон активно призывал толпу на углу улиц Преображенской и Греческой строиться в шеренги по 6 человек и идти на Куликово поле «наводить гражданский порядок». Другой соратник Гурвица, представляющийся председателем Одесской областной Ассоциации работодателей юга Украины Юрий Борщенко сначала принимал активнейшее участие в стычках в центре города, а затем указал вооруженным боевикам путь в здание Дома профсоюзов – «через туалет с той стороны», которым те не замедлили воспользоваться. Впрочем, по словам начальника ГУ МВД [Городского управления Министерства внутренних дел] Украины в Одесской области Ивана Катеринчука, никаких доказательств причастности тогдашнего кандидата в мэры Одессы Эдуарда Гурвица к трагедии обнаружено не было…

 

В первые же дни после трагедии в Одессе были арестованы несколько участников майской бойни. Так, 18 мая был задержан Сергей Ходияк, активист одесского «Евромайдана», который 2 мая на Греческой улице вел огонь на поражение по «куликовцам» из охотничьего ружья. Есть доказательства, что именно от огня Ходияка получил [смертельные] ранения «антимайдановец» Евгений Лосинский, впоследствии скончавшийся в больнице, а также главный редактор издания «Думская.net» Олег Константинов и, по крайней мере, один сотрудник милиции. Ходияка подозревали в организации массовых беспорядков, повлекших гибель людей, а это от 8 до 15 лет тюрьмы. 20 мая Печерский суд Киева приговорил задержанного к… освобождению под домашний арест. Срок ареста вскоре истек, и Ходияк стал свободным человеком. Тогда же, в мае, был арестован еще один одиозный участник событий 2 мая — сотник Мыкола, он же Николай Волков, с 2012 года разыскиваемый Коминтерновским райотделом милиции по подозрению в мошенничестве. Этот бравый «евромайдановец», явно работая на журналистские камеры, днем 2 мая на Греческой улице в телефонном разговоре бодро описывал ситуацию в Одессе некоему высокопоставленному собеседнику из Киева. Вечером того же дня он вел прицельный огонь из пистолета по людям в окнах горящего Дома профсоюзов. Задержанный был доставлен в Киев, но уже 29 мая отпущен на свободу и помещен под домашний арест, а в феврале скончался в одесской больнице из-за проблем с легкими, начавшихся после майской трагедии.

 

19 августа был задержан еще один одесский «евромайдановец» — Всеволод Гончаревский, опознанный очевидцами как человек, добивавший выпавших из окон горящего здания Дома профсоюзов. Он был доставлен в Херсонский районный суд, 20 августа получил 2 месяца содержания под стражей, но уже 30 августа вышел на свободу по решению Апелляционного суда Херсонской области. Уголовное производство в отношении активиста было закрыто в феврале с формулировкой «за неимением доказательств».

 

27 ноября 2014 года во время очередного открытого заседания Приморского суда города Одессы по делу «2 мая» Сергей Долженков (один из лидеров «Одесской дружины», занимавшейся охраной Куликова поля, маршей и акций «куликовцев», известный как «Капитан Какао», участник событий 2 мая на Греческой площади со стороны «куликовцев», был ранен в ногу, его арестовали 4 мая и пытаются сделать чуть ли не главным обвиняемым в бойне 2 мая 2014 года) передал в устной форме, во время перерыва в заседании, следующее заявление:

 

«Я считаю, что это [бойня 2 мая] была спланированная акция по запугиванию одесситов. Также одной из целей этой акции была ликвидация палаточного городка «Антимайдана», его активистов и лидеров. Это было не иначе, как уничтожение любого инакомыслия. Исполнителями данного преступного приказа выступили праворадикальные неофашистские организации, а также футбольные фанаты. Помогали им в этом, по большей части, завезенные в Одессу боевики из разных регионов Украины, которые ранее совершили подобные акции в Харькове, Николаеве, Запорожье. Так же они пытались совершить это и в Донецке, однако получили отпор от местных жителей, которые действовали вместе с правоохранительными органами.

 

Эта акция была тщательно спланирована и профинансирована представителями властных и олигархических структур.

 

Еще одной целью данного кровавого побоища была дестабилизация ситуации в регионе, с последующим пиаром украинских политиков на этой трагедии; обвинения во всем России и пророссийских активистов; назначением на должность глав МВД [Министерство внутренних дел, здесь имеется ввиду главное управление милиции в Одессе и Одесской области], СБУ, ОГА [Областная государственная администрация] в Одесском регионе своих людей. Чтобы скрыть от мировой общественности реальных виновников трагедии, было принято решение — обвинить в случившемся лидеров политического протестного движения «Антимайдана» и поместить активистов в СИЗО [Следственный изолятор — учреждение, предназначенное для содержания под стражей арестованных в ходе следствия, а также в отношении которых судебный приговор не вступил в законную силу; подозреваемых и подследственных — находящихся под следствием и ожидающих суда].

 

Обычные одесситы, защищавшие свой город, после были незаконно задержаны и на протяжении 7 [уже практически 12] месяцев постоянно сталкиваются с беззаконием, произволом, политическим заказом и репрессиями со стороны власти, силовых правоохранительных органов и суда.

 

Со всей ответственностью заявляю, что массовые беспорядки были заранее спланированы высшими политическими чинами временного правительства страны. Никакой доказательной базы в отношении меня и других активистов «Антимайдана» нет! Все материалы исключительно политизированы, составлены на основании вымыслов и догадок, что противоречит положениям Конституции Украины. Никаких прямых улик в отношении обвиняемых нет! Показания свидетелей фальсифицированы, вещественные доказательства в материалах дела отсутствуют. Активистам «Антимайдана» в вину «приписывают» убийства своих же соратников на ул. Греческой, в количестве 4-х человек, хотя было известно, что они были убиты проукраинскими радикалами. В материалах уголовного производства многие показания свидетелей написаны под диктовку сотрудников милиции. Фактически опознания обвиняемых не проводились. Очной ставки между обвиняемыми и свидетелями не проводилось вообще! Собранные фото и видеоматериалы не подтверждают активного участия в массовых беспорядках ни одного из обвиняемых. На изученных мною фотографиях и видеоматериалах видно, что первыми в наступление пошли проукраинские силы, первый осколок брусчатки полетел именно с их стороны, а также производились с их стороны выстрелы. Комиссия ООН по правам человека в Украине, а также наличие фото и видеоматериалов, доказывают тот факт, что так называемая «мирна хода» готовилась как далеко не мирная. У участников были топоры, биты, оружие, средство активной и пассивной защиты, взрывчатые вещества, маски, щиты, «коктейли Молотова».

 

На справедливый суд мы не рассчитываем, но будем бороться в суде до победного конца, так как за нами правда. Одесса Город-Герой и мы снова встанем на его защиту от любых противоправных посягательств. Представителям так называемых проукраинских сил в Одессе хочу передать, чтобы они перестали запугивать одесситов своими варварскими акциями и выходками. Хотим, чтобы вы помнили, что зло всегда будет наказано и каждому воздастся по заслугам.

 

Мы помним все их зверства 2 мая и прощать убийц и их хозяев не собираемся!»

 

Что же касается остальных арестованных «куликовцев», то данные о них очень расплывчатые. Официально, хотя нет, правильнее сказать, документально, поскольку официально эти данные не озвучиваются (мой знакомый бельгийский журналист, когда я ему рассказала об этом факте, сказал, что это «моя версия», так как он ничего об этом не слышал, а у него есть здесь, в Одессе, знакомый журналист, который ему ничего такого не рассказывал…), итак, документально на 17 июня 2014 года арестованных в Одессе было 130 человек (при этом: 38 – под домашним арестом; 59 – без меры пресечения).

 

В течении уже 11 месяцев после трагических событий 2 мая 2014 года задержания и аресты «куликовцев», официальные и тайные, продолжаются, и количество людей в тюрьмах – увеличивается, но не разглашается.

 

«Куликовцы» знали на сентябрь 2014 года примерно о 20-30 заключенных, которые находились в тюрьме нашего города. Но, по непроверенным данным, арестованных у нас насчитывалось не меньше 60 человек и с каждым месяцем эта цифра увеличивается.

 

В одесской городской тюрьме они содержатся в корпусе №6 (корпус для политзаключенных и пожизненных). Доступ туда строго ограниченный и жесткий. Даже для адвокатов требуются специальные пропуска. Но и в таких условиях находятся активисты – «куликовцы», которые не боятся, оставив свои паспортные данные (для оформления), передавать ребятам передачи 2 раза в месяц. Они также пытаются узнавать точные личные данные арестованных «куликовцев» (поскольку без этого невозможно делать передачи), ведь многие знали друг друга либо по именам, либо по прозвищам. А вот узнать точные данные очень не просто, помня, что ребята находятся в корпусе со строгими и жесткими условиями пропуска и ко всему прочему люди из разных камер даже не встречаются на прогулках. Но нашим активистам все же удается узнавать, так сказать, идентифицировать, арестованных, хотя процесс продвигается мучительно медленно.

 

Еще точно известно о взятии под стражу двух женщин-активисток Куликова поля (причем одну из них арестовали за написанную несколько раз в соцсетях фразу «Новороссии – быть!»). Одна из них, беременная, находясь в тюрьме, потеряла ребенка. К счастью, именно эти две девушки и еще человек 10-15 политзаключенных Одессы были обменены ополченцами Донбасса на пленных солдат украинской армии. Но увы, их место заняли новые схваченные и брошенные в тюрьму одесситы-антифашисты.

 

Из статьи «Таймера» от 14.04.2015 года «В Одесском СИЗО содержится около 70 политзаключённых»: «К 35 заключённым Одесского СИЗО, арестованным [в предыдущие 11 месяцев] по обвинению в политических преступлениях, на прошлой неделе [с 1 по 9 апреля] добавились ещё около 40 человек. Об этом «Таймеру» стало известно из собственных источников. По их информации, «новичков» разместили отдельно от остальных заключённых под усиленной охраной. Источники добавляют, что в ближайшее время число содержащихся под стражей по обвинениям, связанным с политической деятельностью, может увеличиться».

 

В дополнение к этому отмечу, что даже спустя три месяца после трагедии 2 мая, к выжившим в Доме профсоюзов приходили и пытались что-то у них выведать, как-то и в чем-то их уличить. А может просто готовились к чему-то? Было даже предположение о возможной в августе массовой поадресной зачистке активистов – «куликовцев». Но к счастью, это предположение не оправдалось. А вот точечные аресты, похищения и избиения «куликовцев», увы, продолжаются.

 

Но и это не сломило наш дух и нашу волю, просто действуем мы сейчас в условиях фашистско-«бандеровской» оккупации нашего города, Города-Героя Одессы!

 

Одесским подпольем производятся попытки помешать спокойной работе военкоматов, деморализовать оккупантов и их приспешников путем нанесения вреда (без смертельного исхода) их недвижимому (офисам партийных и общественных пронацистских организаций, кафе, магазинам, волонтерским и складским помещениям) и движимому (автомобилям, мотоциклам) имуществу, а также одному из банков («ПриватБанк»), хозяином которого является олигарх из Днепропетровска, спонсировавший «евромайдан», а затем создавший карательные батальоны для войны на Донбассе и боевые группы нацистов-«бандеровцев» для усмирения несогласных.

 

Также расклеиваются листовки, пишутся на улицах города, в транспорте или даже на деньгах патриотические лозунги и призывы, распространяется запрещенная литература.

 

А власти страны продолжают свои «демократические» действия.

 

У нас, уже помимо нежелательных телевизионных каналов (в Украине запрещены все российские каналы, где транслируют новости), появились и запрещенные юго-восточные газеты — «Новороссия» и «Вестник Новороссии». И вообще запрещена и карается либо тюрьмой, либо избиением, а то даже и смертью, любая, даже самая минимальная критика, сомнение и уж тем более несогласие с тем, что происходит в стране.

 

В конце июля был запрещен показ российских фильмов в кинотеатрах.

 

Постоянно пополняется новыми людьми запретный список на въезд в Украину ряда российских артистов. В «черный список» попадают и те, кто поддержал присоединение Крыма, и те, кто высказывает свою поддержку народу Донбасса, и те, кто возмущается военной агрессией властей Украины на Донбассе.

 

Опять-таки в конце июля вице-премьер украинского правительства предложил вообще запретить, ввести цензуру или санкции на продажу российских книг.

 

С августа Украина планировала ввести санкции против своих компаний, в которых доля российского капитала превышает 50%. В государственной фискальной службе Украины сообщили, что передали правительству соответствующий список, в который входит до 1000 компаний.

 

В Верховной Раде Украины 24 июля была распущена фракция Компартии.

 

29 июля в эфире украинского телеканала советник главы МВД Украины заявил, что власти Украины будут арестовывать людей [и уже начали это делать], ведущих агитацию в социальных сетях против участия молодых людей в так называемой Антитеррористической операции на Донбассе: «Четко прослеживается тема, когда в соцсетях в западной и центральной Украине возбуждается тема, что матери не должны пускать своих сыновей идти на войну, что нужно перекрывать дороги и так далее. Мы четко отслеживаем эти вещи. Со временем лица, которые это распространяют, будут задержаны. Это прямая работа против Украины».

 

В письме от 18 июля 2014 года на имя председателя Интернет-Ассоциации СБУ просит ограничить на территории Украины доступ к ряду антифашистских сайтов, а также ЖЖ-блогов (живой журнал), под предлогом того, что эти Интернет-ресурсы размещают информацию, которая пропагандирует войну, национальную вражду, изменение путем насилия конституционного строя или территориальной целостности Украины – сообщает Украинское независимое информационное агентство новостей (УНИАН), размещая при этом фотокопию самого письма.

 

Ну и шедевр свободы слова от госкомитета Украины по телевидению и радиовещанию от 30 июля: «Просим граждан Украины, представителей общественных организаций, государственных учреждений воздерживаться от предоставления российским СМИ комментариев, интервью, информационных сообщений, поскольку все это может быть использовано против Украины».

 

А вот если говорить о религии, то и здесь русофобия правит бал: из статьи Владимира Радченко: «Священников Московского патриархата выселят с Украины: причина – «служат Путину», Интернет-издание «Навигатор»: «На Майдане предложили выселить из Украины священников УПЦ [Украинской православной церкви] Московского патриархата. С такой инициативой выступил со сцены Майдана [в Киеве 27 июля] представитель неканонической Апостольской православной церкви (церковь Глеба Якунина) архиепископ Стефан.

 

Стефан также призвал добиваться полной независимости УПЦ от Москвы, напомнив, что через две недели состоится архиерейский собор, на котором планируется избрание нового митрополита УПЦ.

 

«Я думаю, что вече должно потребовать от этого собора провозгласить полную каноническую автокефалию и полную независимость от Москвы, – заявил представитель неканонической церкви. – Свободу не дают, а берут. А для тех архиереев, которые не хотят служить Богу, народу Украины и государству, а хотят служить Путину и Кириллу, думаю, границу мы откроем».

 

Также участились нападения и поджоги православных церквей московского патриархата, а на западе Украине и вовсе преследуют православных священнослужителей и верян московского патриархата, и изгоняют их из своих храмов.

 

В начале сентября Государственное агенство Украины по вопросам кино (Госкино Украины) разработало критерии, по которым могут начать запрещать фильмы и сериалы из Российской Федерации (РФ), один из которых – положительные герои, которые имеют отношение к силовым и госструктурам РФ, СССР и Российской империи.

 

А Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания (Нацсовет) в начале сентября запретил в Украине трансляцию еще одного российского телеканала «История».

 

Я не стала здесь перечислять все абсурдные законопроекты, постановления и решения нынешней пронацистской киевской власти, поскольку целью этой главы является лишь общее ознакомление читателя с происходящем в Украине, но уже на самом конечном этапе подготовки книги власти Украины приняли пакет законов, который просто не возможно не упомянуть, настолько он выражает пронацистскую направленность нынешнего киевского правительства и перечеркивает семидесятилетнюю историю становления и развития самой Украины, тогда еще Украинской Советской Социалистической Республики. Вот краткое содержание закона:

 

9 апреля 2015, накануне 70-летия Дня Победы, законодательно запрещена коммунистическая идеология («пропаганда коммунизма»), более того, запрещено употребление фраз и выражений Великих деятелей Советской эпохи, запрещена коммунистическая и советская символика в любом ее виде, даже в сувенирах (а ведь на медалях и орденах ветеранов и на Знамени Победы присутствует советская символика), должны быть переименованы улицы и площади городов, а также сами города и области названые в честь советских деятелей. Например, в Одесской области — это города Котовск и Ильичевск. Также должны быть демонтированы все памятники, связанные с советской эпохой, а средства массовой информации не будут иметь право говорить о Советском Союзе в положительном смысле; «бандеровцы», сотрудничавшие с гитлеровцами и даже носившие звания гитлеровской армии, признаны героями и «борцами за независимость Украины»; период с ноября 1917 года по 24 августа 1991 назван «борьбой за независимость Украины», а термин «Великая Отечественная война» теперь не будет существовать – остается только Вторая мировая война, хотя для нас, народов Советского Союза это как раз была Великая Отечественная война и навсегда таковой и останется; за несоблюдение закона следует уголовное наказание в виде 5-10 лет лишения свободы с возможной конфискацией имущества.

 

Увы, такой «бандеровской» стала Украина после захвата власти пронацистскими силами!

 

Но вернемся к Одессе.

 

Одесситы и после всех трагических событий 2 мая продолжали и продолжают собираться. Уже в намного меньшем количестве (кто-то затаился, кто-то вынужден был бежать, кто-то лечится-скрывается, кто-то ушел сражаться на Донбасс, кто-то занимается подпольной деятельностью…), но все-таки «куликовцы» не прекращают встречаться на Куликовом поле — святом для каждого антифашиста-одессита месте, освященном кровью товарищей.

 

Встречи-митинги, флешмобы и даже акции протеста проходят и в рабочие, и в воскресные дни, и в памятную дату 2-го числа каждого месяца.

 

Все эти мероприятия и встречи сопровождаются борьбой «куликовцев» с препятствиями властей. С каждым разом методы воспрепятствования ужесточаются или становятся вызывающе наглыми и беспринципными, особенно когда это касается 2-го числа каждого месяца – дня памяти о погибших «куликовцах»:

 

27 июля, во время воскресного сбора одесситов на Куликовом поле, милиция попыталась запретить проигрывание песни «Русский марш», но «куликовцы» стали, взявшись под руки, вокруг проигрывателя, и таки дали доиграть до конца песне, при этомактивно подпевая.

 

2 августа на Куликовом поле по завершении митинга-реквиема в память о погибших 2 мая одесситах произошел инцидент с георгиевской ленточкой. Как сообщил корреспондент информационного Тнтернет-портала «Таймер»: «Заприметив на мужчине георгиевскую ленточку, правоохранители стали его преследовать, а догнав, потребовали также показать содержимое карманов. Сотрудники милиции заявили, что ленточка – «это символ войны и оккупации», и с недоумением поинтересовались у мужчины «зачем он вообще её надел». После словесной перепалки мужчине всё-таки удалось покинуть Куликово поле после того, как он снял с рубашки ленточку… Видно, одесской милиции всё-таки не дает покоя символ героизма и победы советского народа – георгиевская ленточка».

 

А уже 3 августа, на следующий день, сотрудники милиции пытались помешать проведению на Куликовом поле антивоенного флешмоба. «Конфликт начался с того, что сотрудники милиции попытались помешать активистам развернуть звуковую аппаратуру для антивоенного флешмоба, – рассказывает корреспондент «Таймера». — Однако активисты обступили аппаратуру плотным кольцом и не дали забрать её. После флешмоба сотрудники милиции попыталась задержать нескольких активистов, в том числе владельца автомобиля, на котором привезли звуковые колонки. Подоспевшие на помощь товарищи [«куликовцы»] не дали этого сделать». В это же время трое девушек с Куликова поля отошли от остальных, чтобы купить воды, но практически сразу были схвачены людьми в черном с автоматами и силой усажены в автомобиль. Увидев это, «куликовцы» попытались их отбить и даже заблокировали машину, в которую затолкали «куликовских» активисток, но все те же люди в черном (наверное, сотрудники спецподразделения СБУ или Нацгвардии) дубинками отогнали людей от машины, предоставив ей свободный проезд (женщинам, вставшим на защиту своих единомышленниц были нанесены травмы, одной разбили голову, другой повредили руку).

 

«После обещаний «куликовцев» ответить на этот беспредел штурмом СБУ, – пишет в своей статье на Интернет-портале «Заря Новороссии» Михаил Долгов, — может кто-то на этих словах и улыбнется, учитывая количество и состав мирных людей, но их яростное возмущение устроителями беспредела в нашем городе, похоже, и впрямь способно горами двигать, так как похищенные «куликовцы» были возвращены их товарищам. [Как объяснили в милиции, активистки Куликова поля были задержаны для «установления их личностей». Одна из схваченных девушек рассказала, что в отделении милиции также не знали людей в черном и потребовали, чтобы они показали свои документы].

 

Успокоившись, люди отправились в Приморский РОВД писать заявление о разбойном нападении на них неустановленными людьми, что соответствует обстоятельствам, поскольку люди в форме, в бронежилетах, с дубинками и автоматами, которые осуществляли избиение и похищение людей, по словам милиционеров, «неведомо кто такие».

 

Нечто подобное произошло и 20 июля, после сбора людей в воскресный день на Куликовом поле для восстановления импровизированного Мемориала памяти погибшим 2 мая, который в ночь на 19 июля был варварски снесен неизвестными.

 

Сначала люди собрались в 14:00, приносили цветы, общались. Позже одна из активисток Куликова поля уже солидного возраста после общения, подчеркну, не выступления перед собравшимися, а спокойного и мирного общения со своей знакомой, уходила с Куликова поля (не дожидаясь 18:00 — время второго сбора людей). Уже на самом выходе с площади она была задержана милиционерами, как они сказали «для установления ее личности». Женщина успела только позвонить своей знакомой и сказать о своем задержании. «Пока в РОВД [Районном отделении внутренних дел] устанавливали личность, — пишет Михаил Долгов на сайте «Заря Новороссии», — не упустили случая провести опрос: зачем ходит на Куликово, как относится к Новороссии, знает ли в своем окружении об агентах ФСБ [Федеративной службы безопасности России]?» К счастью, после небольшого дознания она была отпущена.

 

Понятно, что это делается для банального запугивания сознательных одесситов.

 

А вот уже в 18:00 другая активистка Куликова поля решила обновить баллончиком белой краски надпись «ГЕНОЦИД» на асфальте. И тут к ней подошли сотрудники милиции, пытаясь забрать ее в отделение. Но «надвинувшаяся на внутренние органы толпа спасла женщину, отрезав ее и скрыв от поборников чистого асфальта, – рассказывает Михаил Долгов, – а потом, эту женщину, вовсе не оратора, полчаса спустя возле ее дома подхватили «вежливые» ребята из правоохранительных органов и препроводили в РОВД. [Они не просто ждали женщину в возрасте за 50 лет у ее же дома. Нет, они устроили слежку, осуществленную одним из своих сотрудников одетым по гражданке. И это была женщина, которая не совершила никакого ни преступления, ни правонарушения]. В отделении милиции ей предъявили обвинение в нарушении «закона о размещении рекламы» [какое кощунство, это когда у нас надпись «Геноцид» стала рекламой?!], составили протокол и пока отпустили, обязав, правда, являться по первому зову».

 

2 сентября перед началом встречи-реквиема, посвященной погибшим в Доме профсоюзов и на ул. Греческой, милиция бесцеремонно похитила колонки «куликовцев», пытаясь таким образом помешать проведению встречи. Люди, пытавшиеся вернуть колонки, натолкнулись на жестокое обращение с ними, большей частью это были женщины, к которым была применена грубая сила. Но мероприятие, приуроченное памяти погибших, все-равно состоялось. Хотя, скажу по правде, сейчас с таких встреч выходить с площади по одному стало достаточно опасно.

 

А вот встрече 14 сентября на Куликовом поле вообще не дали состояться на привычном для одесских антифашистов месте, на Куликовом поле, которое было оцеплено и ограждено милицией под предлогом поступившей информации о минировании окрестностей площади.

 

Как хорошо заметили корреспонденты Интернет-издания Таймер: «Стоит отметить, что в последнее время сообщения о минировании мест, где проводят свои акции оппоненты нынешней власти, поступают с завидной регулярностью. Сами «куликовцы» убеждены в том, что имеют дело всего лишь с новой тактикой властей по срыву неугодных общественных мероприятий».

 

Но на оцеплении милицией Куликового поля дело не закончилось. Как пишет Таймер: «Впрочем, активисты всё равно решили провести свою акцию за пределами оцепления. Эта идея также не слишком понравилась милиционерам, которые зачем-то стали окружать митингующих, пытаясь взять их в кольцо. Опасаясь, что милиционеры попытаются задержать организаторов акции, «куликовцы», в свою очередь, попытались взять в кольцо милиционеров, другие сотрудники милиции попытались этому помешать. Завязалась потасовка». В итоге запланированное мероприятие, несмотря ни на что, было проведено, и закончилось импровизированным митингом «куликовцев».

 

У нас в стране, и, в частности, в нашем городе, уже запрещают даже праздники советской эпохи, неразрывно связанные с нашей нынешней жизнью. Так, например, запретили празднования Дня Советского кино 27 августа, а ведь на этом кино выросло не одно поколение наших людей, да и сейчас оно продолжает свою жизнь, его смотрят, любят, ценят. Ценят его и за рубежом, например, в Лондоне есть музей, в котором выставлена экспозиция знаменитого советского фильма Эйзенштейна «Броненосец Потемкин». Замечу, выставлен этот фильм как пример высококлассной работы советских кинематографистов. И вот здесь, на Украине, в Одессе – городе с глубокими кинематографическими традициями, берущими начало со времен Новороссийского края Российской империи, запретили праздновать день Советского кино.

 

Более того, в Одессе 29 августа прокуратура города признала неконституционным решение городского совета № 398-VI от 28 февраля «Об использовании копии Знамени Победы во время мероприятий по увековечиванию памяти о победе в Великой Отечественной войне и освобождении города-героя Одессы от немецко-фашистских захватчиков».

 

На наших улицах нападают на людей и их автотранспорт, если видят там георгиевскую ленточку. При этом требуют от милиции, чтобы она за наличие георгиевской ленточки арестовывала с формулировкой «за сепаратизм»…

 

И еще много-многое другое варварское и антинародное приводится в действие наци-фашистскими властями Киева.

 

Вот такая сейчас ситуация в «оккупированной», но все же не ставшей на колени Одессе.

 

Накануне скорбной годовщины 2 мая не могу не отметить еще несколько вопиющих фактов ныне торжествующей «украинской демократии»: 30 апреля 2015 года в преддверии годовщины майской бойни в Одессе в украинской газете «Вести. Одесский выпуск» в разделе «Зачистка» появилась следующая заметка: «Накануне годовщины майской трагедии городские и областные власти предприняли беспрецедентные меры предосторожности. Так, 2 мая порядок на улицах Одессы будут обеспечивать до 2800 милиционеров, а также более 500 участников различных охранных агентств и общественных формирований. По словам губернатора Одесской области Игоря Палицы, в этот день правоохранители будут действовать на упреждение и не церемониться. «Будем реагировать жестко, и только потом разбираться, законно или нет было задержание. Будут останавливать тех, кто будет хотя бы приблизительно похож на тех, кто находится в розыске [при этом никто не видел списков разыскиваемых людей, а значит, под этим предлогом можно задержать любого], проверять, так что лучше носить паспорт», — отметил он. В свою очередь начальник областной милиции Иван Катеринчук сообщил, что все, кто 2 мая выйдет на улицы города в балаклаве и с георгиевскими ленточками, будут задержаны. Также правоохранителями будет пресекаться использование в местах массовых мероприятий звуковой аппаратуры. «У нас достаточно бронированной техники и БТР [бронетранспортер] в городе, чтобы мы могли отреагировать, но мы не видим никакой необходимости», — заявил он. Так, по словам начальника СБУ Сергея Батракова, задержаны 12 активистов, подозреваемых в террористической деятельности. Правда, список «террористов» вызывает удивление. Среди них 54-летняя мать лидеров «Антимайдана» Антона и Артема Давидченко Любовь (она проходила по делам за организацию массовых акций весной-летом 2014 года, однако, после того, как сыновья выехали из страны, активно себя не проявляла), а также оппозиционный журналист Артем Бузила [главный редактор одесского информационного Интернет-ресурса «Насправди»]. По мнению нашего источника в силовых структурах, этих особ взяли аккурат перед 2 мая, чтобы ликвидировать на время потенциальных лидеров, способных организовать какую-либо акцию».

 

1 мая редактор одесского оппозиционного Интернет-издания «Таймер» (статьи которого я не единожды использовала на страницах данного труда) Юрий Ткачев сообщил, что в ночь на 1 мая 2015 года сначала заблокировали страницу «Таймера» на «Facebook», а затем и само Интернет-издание, после чего портал не работал весь день 1 мая и пол дня 2 мая.

 

В это же время была заблокирована работа Интернет-ресурса «Насправди».

 

По имеющейся информации, Служба безопасности Украины в ходе выполнения задач по противодействию проявлениям террористического характера прекратила функционирование Интернет-изданий «Таймер» и «Насправди».

 

В СБУ отметили, что эти сайты использовались для проведения акций информационной агрессии со стороны Российской Федерации, направленных на насильственное изменение или свержение конституционного строя и посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины.

 

Накануне блокирования данных Интернет-ресурсов, 30 апреля 2015 года, Юрий Ткачев на страницах «Таймера» разместил статью, в которой призывал одесситов не бояться и приходить 2 мая 2015 года на Куликово поле: «Если мы сейчас испугаемся, отступим, попрячемся по норам — то это будет значить, что их метод работает и что когда им и в следующий раз понадобится обеспечить мертвое спокойствие в Одессе, они снова будут вламываться в дома без постановлений, задерживать людей без всяких оснований и т.п.

 

Единственный способ бороться с этим — действовать ровно противоположно тому, чего они ждут.

 

До этого дня я ни разу не призывал идти на Куликово поле 2 мая. Теперь призываю. Да, это небезопасно. Да, возможны неприятные последствия для каждого (каждого!) из участников. Больше нельзя рассуждать в духе «но ведь мы ничего такого не сделали». Сделали. Уже самим фактом своего существования.

 

Но идти нужно. Они должны увидеть, что их мероприятия имеют обратный эффект.

 

Без лозунгов. Без флагов. Без призывов. Мы просто должны прийти и показать: мы есть, и запугать нас не выйдет. Это наш гражданский долг — и перед теми, кто погиб 2 мая, и перед теми, кто арестован и подвергнут пыткам, кто подвергается активному психологическому давлению и запугиванию без ареста.

 

Я пишу этот пост, чётко осознавая возможные его последствия для себя. Но меня это не пугает. Мы боремся за правое дело. А за это не страшно и умереть.

 

И, конечно, в 14:00 2 мая 2015 года я буду на Куликовом поле. До встречи».

 

И несмотря на все запугивания, одесситы пришли 2 мая. Не побоялись ни полного оцепления 1500 вооруженных сотрудников милиции, спецподразделений, военизированных формирований и специального военного транспорта, ни металлоискателей на входе на Куликово поле, личного досмотра людей и их сумок, ни отключенной мобильной связи, ни, как потом выяснилось, снайперов на крыше Дома профсоюзов и странных людей, глядящих на собравшихся из окон 4-го и 3-го этажей сгоревшего здания, ни отсутствия привычных активистов-организаторов, которые были вызваны на допрос в СБУ как раз к 13:00 и продержанные там до 15:00… Одесситы не испугались и, затаив справедливый гнев, шли почтить память погибших, возложить цветы… На Куликовом поле во время поминального митинга было от 2 до 5 тысяч людей… Нашелся и мегафон, несмотря на запрет, нашлись и ораторы… и, несмотря на запрет лозунгов, горожане скандировали: «Не забудем, не простим!», «Фашизм не пройдет!», «Одесса – Город-Герой!», «Донбасс – мы с тобой!», а когда одесситами были замечены на крыше снайперы и странные люди в окнах здания, все дружно прокричали «фашисты», и незванные гости, видимо, испугавшись праведного гнева, спрятались от глаз горожан… И уже по окончанию митинга-памяти на Куликово поле продолжали идти одесситы с цветами, они шли, шли и шли нескончаемым потоком, чтобы застелить цветами площадь, где погибли герои и патриоты Одессы! И все радовались друг другу, понимая – Одесса жива! Сжав зубы и кулаки, она ждет решающего момента — и он обязательно наступит, наш Город-Герой будет свободным и цветущим как того хотели все те, кто погиб 2 мая 2014 года, погиб, защищая право носить Одессе имя Город-Герой!

 

В заключение краткого знакомства с протестным антифашистским движением Одессы — тонко подмеченная характеристика людей, собиравшихся и продолжающих собираться, правда уже в намного меньшем количестве, на Куликовом поле. Из статьи Всеволода Непогодина «Лагерь отчаянных»:

 

«Главной отличительной чертой собиравшихся по вечерам на Куликовом поле было то, что это сплошь мирные люди, не способные к какой-либо агрессии и вооруженным конфликтам. Тихие мирные граждане, привыкшие к спокойным интеллигентным спорам. Я не знал никого лично из завсегдатаев Куликова поля. Я лишь прислушивался к их разговорам и присматривался к их повадкам. Моя визуальная память хранит образы многих людей, каждый вечер смотревших вместе российские новости, но я не знаю, кто из них остался жив, а кто трагически погиб 2 мая. Но я знаю наверняка, что это люди совестливые, неподкупные. Они не предали те идеалы, о которых узнали еще в пору своей советской юности [идеалы, которые юным «куликовцам» передали их родители, бабушки и дедушки]. Это русские патриоты, оставшиеся верными своей исторической родине. И если их жизнь после развала СССР, возможно, не сложилась так, как им того хотелось, то я верю, что там, на небесах, им воздастся за земные страдания.

 

Исчез, как Атлантида, палаточный городок весны 2014 года на Куликовом поле, но не исчезнет из народной памяти героизм «куликовской дружины» и бесстрашие горожан, выражавших несогласие с политикой нынешней власти».

 

И напоследок, выдержка из статьи от 5 августа, написанной в Живом журнале, «Есть Город, который остался во сне… В цветущих акациях Город», опубликованной на сайте «Заря Новороссии»:

 

«Не знаю, что они себе думают, эти куликовцы. Но ведь и вправду, из недели в неделю им дают понять, в какой жизни они очутились после 18 февраля мановением руки нескольких олигархов, еврочиновников и госдеповцев. (…)

 

Ладно, 2-го августа, в памятную трагическую дату Одесской Хатыни наплевали на ежедневные разнообразные угрозы в свой адрес и пришли на Куликово помянуть своих павших товарищей. Бывает. Словесные угрозы не пробрали до глубины поджилок, нет, пробрали, конечно, но злости в сердцах хватило дрожь прекратить и дело делать.

 

Но тут, ровно на следующий день сотрясания воздуха политическими громилами закончились и начались показательные порки. Все помнят, что вечером куликовцев попытались наказать за бесстрашие и, после проведенного на Куликовом флешмоба в защиту жизней детей стали отбирать звукоусиливающее оборудование. В результате, четыре женщины побиты, три арестованы. Но куликовцы заставили вернуть пленных.

 

[В этот же день, 3 августа] двумя часами позже начался погром ресторана «Ибица» в Аркадии силами едынокраинцев [единоукраинцев, а проще сказать — «майдаунов»], которые лупили милиционеров от души, нанося серьезные побои. Милиционеры было терпели, терпели, как это завелось в нынешней жизни, но не дотерпели чуток, дали сдачи. И утром уже все знали от городских властей, что нельзя было этого делать, надо было терпеть, как зимой на Майдане, где, кстати, по слухам от самих «терпил», их погибло не два десятка, а полторы сотни! Что те из сотрудников милиции, кто ответил «политически правильным» погромщикам, будут уволены! [Увы, но их действительно уволили уже на следующий день после стычки у клуба].

 

А они чего ждали! После Майдана, после Дома профсоюзов! Да, кстати, о потерях среди милиционеров на [площади] Греческой [2 мая 2014 года] никто и не упоминает.

 

А мирных, малочисленных «куликовцев» побили за то, что они выступили в защиту жизней детей, всего лишь разыграв сценку.

 

И вот, несмотря на все это, узнав, что тех, кто не защитил их после 2-го мая НИ РАЗУ, увольняют, эти удивительные люди пришли пикетировать Областное управление внутренних дел (УВД), протестуя против очередного беззакония [увольнения милиционеров]!

 

Я, честно, не знаю, что смогут сделать нацисты с этими людьми. Убивать их уже убивали. Сажать их уже сажали. Бить их уже били. И ВСЕ РАВНО «КУЛИКОВЦЫ» ИДУТ НА ПОСТ НОМЕР ОДИН сегодняшней Одессы. Пост этот охраняет остатки здравого смысла и чувство человеческого достоинства, сохранившиеся в Городе. «Куликовцы» обречены хранить то живое, что возродит когда-нибудь Одессу, когда настанет эпоха Жизни «плюс плюс».

 

май 2014 – май 2015

 

 

Куликово поле

 

Кровавое небо, кровавый закат,

 

Вокруг все пылает и тешится ад.

 

Убийцы бездушные, просто зверье,

 

На нас наступают. Им нужно одно –

 

Народ наш единый на части разбить

 

И души невинных в огне погубить.

 

Над площадью копоть, удушье и смрад,

 

И женщины в доме истошно кричат.

 

Глаза разъедает и легкие рвет,

 

Убийца кровавый с дубиной идет.

 

В руинах он ищет кого бы добить.

 

Своим командирам смертей подарить.

 

Увидел ребенка и бита пошла,

 

Наткнулся на женщину — та же судьба.

 

Напалм пожирает кричащих людей,

 

Найти бы укрытие, здесь много дверей.

 

Но двери бездушные звери грызут

 

И люди в окне только выход найдут.

 

А там мародеры уже начеку,

 

Упал человек и удар по нему.

 

Теперь там, на поле, печаль и цветы.

 

Там горе и боль, и скупые венки.

 

На лестнице люди молча сидят

 

И слезы ступени как дождик кропят.

 

О, Боже! Как можно такое забыть?

 

Нельзя! Никогда! Мы должны отомстить!

 

Виктор ЗРАЖЕВСКИЙ

 

 

***

 

В тот пятничный день 2 мая, который в городе был выходным, я с моими знакомыми, шла через центр города на Куликово поле. А еще с утра на Куликовом поле происходило следующее…

 

 

КУЛИКОВО ПОЛЕ ПОСЛЕ 9:00

 

Рассказывает Лена: «Одесситы, люди разных возрастов, собрались на Куликовом поле, чтобы защитить палаточный городок, т.к. стало известно, что местные власти хотят его в этот день убрать» (3).

 

Рассказывает Надя: «Намерения местных властей (губернатора) снести лагерь Куликова поля и раньше слышали, однажды в апреле уже ждали их после футбола, но страха не было, ведь люди же» (4).

 

Продолжает рассказ Лена: «Одесские власти [в лице губернатора Немировского] не скрывали, что им очень мешает палаточный городок антифашистов на Куликовом поле. Прямым текстом с телеканалов говорилось, что ультиматум объявлен до 1 мая» (3).

 

Уже с вечера 29 апреля не работали веб-камеры, которые обычно, в Интернете, показывают сверху всю территорию Куликова поля. Вместо живой трансляции было вставлено видео за 29 апреля, которое повторялось, по-моему, аж до 5 мая.

 

Рассказывает Игорь: «Я с утра был на Куликовом поле. В 9:00 появился зам. начальника городского УВД. Он заявил, что должен обеспечить безопасность участников митинга. Милиция прошла по всем палаткам на Куликовом поле. Убедилась, что огнестрельного оружия у нас нет. У всех ребят проверили разрешения на ношение травматического оружия.

 

В начале 10-го на поле заехал «Lexus» с одесскими номерами. В нём были сотрудники СБУ. Наряд милиции, который дежурил на въезде на площадь, отдавал им честь. Около 11:00 на Куликово поле заехало ещё две машины: одна с одесскими номерами, другая с киевскими. Скорее всего, там тоже были сотрудники СБУ. Машины постояли в центре площади и уехали.

 

Спецпоезд «Турист» с футбольными фанатами пришел в город в 9:13. Часть из них сразу попыталась зайти на Куликово поле. Но рядом с площадью стоял автобус с сотрудниками милиции. Они эту группу развернули» (19).

 

Рассказывает Николь: «Приехала на Куликово поле после 11 часов. Это не первый случай, когда нужно дежурить на Куликовом поле у палаточного городка в день проведения футбольного матча. Такова сегодняшняя Украина, даже приезд футбольных фанатов становится угрозой для города. Политика во всем, даже в спорте. Сейчас «ультрас» используют для усмирения инакомыслящих, несогласных, кого называют «сепаратистами». А мы и есть «отделяющиеся» от служения фашистской хунте, США, Евросоюзу в их планах господствовать, разделять и грабить все остальные страны.

 

День как день. Людей немного, разговоры, споры. У меня обычные заботы – стенд, информация, новые газеты принесли. Подготовка к 9 мая. Советовалась с одним из «куликовцев» по поводу специальных фартуков с надписями спереди — «Честь имею», сзади – «С Праздником Победы 9 мая» для девушек, раздающих георгиевские ленточки к празднику. И стенд надо было сделать под портреты «бессмертного полка». Люди должны были увеличить фотографии воевавших в Великой Отечественной войне родственников до размера портрета и пройти с ними «бессмертным полком» во главе парада 9 Мая. Потом с краткой биографией оставить портреты на стенде на Куликовом поле. Пусть читают проходящие через поле люди и помнят, кто настоящие герои. Одесса – город-герой!

 

Мирно собравшиеся на Куликовом поле одесситы слушают концерт

Мирно собравшиеся на Куликовом поле одесситы слушают концерт

 

Сразу бросилось в глаза отсутствие милиции на своих привычных местах. Подумала, что их скорее всего отправили охранять футбольный матч» (10).

 

«2 мая на Куликовом поле были мы с братом с 10 часов утра», — рассказывает Надя. «В 12 часов сообщили о марше «бандерлогов» [так называют «антимайдановцы» и вообще несогласные со всеми этими «майдановскими» событиями люди, «бандеровцев», — украинских пособников Гитлера, отличавшихся особой жестокостью, названных так по имени их руководителя Степана Бандеры] в парке им. Шевченко, после 14 часов сообщили о побоище на улице Греческой» (4).

 

Продолжает рассказ Николь: «Мое внимание [на Куликовом поле] привлекла группа детей. Среди них – девочка, вся в розовом, около 3-х лет. При виде детей прорезалось, ворвалось в сознание чувство опасности, угрозы для этого беззаботного, праздно гуляющего, веселящегося общества горожан. Разыскала маму девочки, сбивчиво попыталась объяснить ей угрозу пребывания на Куликовом поле. Про фанов, «ультрас», снос палаток и прочее, как смогла. Не сразу, но она поняла. Вскоре эта группа горожан с детьми ушла» (10).

 

ЦЕНТР ГОРОДА ПОСЛЕ 13:00

 

На Александровском проспекте (по старому проспект Мира — одна из центральных улиц города) мы встретили наших, «куликовских», ребят, которые собирались там, у памятника «Погибшим милиционерам», в 14:00 для того чтобы убедиться, что марш, планируемый сторонниками «Евромайдана» будет действительно мирным, а не будет являться шествием наци-фашистов под «бандеровскими» красно-черными флагами и с нацистско-«бандеровско»-фашистскими лозунгами («Москалей на ножи», т.е. русских на ножи, «Коммуняку на гиляку», т.е. повесить коммуниста на ветке дерева, «Смерть ворогам», «Слава Украине – Героям слава» — «бандеровское» приветствие времен Великой Отечественной войны и т.д.) как это всегда происходило во время их маршей. На этот раз было решено не допустить «бандеровско»-фашистского марша по центральным улицам Одессы и не позволить им двинуться на Куликово поле.

 

Среди собравшихся было много молодежи, часть из которой входила в «Одесскую Дружину», еще там были казаки, активисты Куликова поля и просто неравнодушные одесситы, среди которых были девушки, женщины, а также люди пенсионного возраста.

 

Собирающиеся «Куликовцы» на Александровском проспекте

Собирающиеся «Куликовцы» на Александровском проспекте

 

Рассказывает Света: «Было — довольно много (для Одессы) ребят в камуфляже, в балаклавах, с черенками от лопат и с деревянными битами. Были [двое] в рыцарских доспехах. Были просто ни с чем… Человек 50-70, наверное… Кроме них еще было много женщин и девушек…» (8)

 

Наших, в общем, было человек 400-500.

 

Мы остановились немного пообщаться с ними. Обстановка была спокойная и мирная, хотя уже ходили слухи, что в город накануне завезено много «правосеков» (члены «Правого сектора») с разных областей западной и центральной Украины, бойцов из «сотен майдана» Киева и «ультрас» Харькова и Днепропетровска. Все они «приехали» в город под предлогом болельщиков футбольного матча местного «Черноморца» и харьковского «Металлиста», многие были завезены и расквартированы в Одессе задолго до 2 мая, а вот киевские боевики «майдановских сотен» были еще и на «блокпостах», которые были установлены «майданутыми» в середине апреля, якобы для защиты города (Видимо защищать собирались Одессу от одесситов. Иначе как это понять? Кто угрожал городу?)

 

«Первым делом «женской кучкой» была выдвинута идея про маски [марлевые повязки]. — Рассказывает Света. — Я и еще пару девчонок побежали в ближайшие аптеки, купили маски. Затем просто раздавали их на Александровском» (8).

 

Я тоже побежала в аптеку, меня попросили купить перчатки. Когда я стояла у дороги на улице Жуковского, то увидела, как из медленно проезжавшего по этой улице темного джипа (или похожей на джип машины) с транзитными номерами, опустив тонированное стекло, мужчина средних лет снимал на телефон собиравшихся людей. Теперь понимаю, что это было сделано неспроста. Тогда у меня это не вызвало тревоги, просто запомнилось. Я даже кому-то из женщин сказала, но никто не придал этому значения.

 

Продолжает рассказ Света: «Недалеко от памятника, в стороне от общей толпы, стоял отряд, более экипированный, чем все те, кто «самовольно» пришел на Александровский проспект. Все они были в балаклавах, камуфляже… У них уже был красный скотч на рукавах. Недалеко от меня стояли две девушки, они были с тем самым красным скотчем. Многие ребята из общей толпы подходили к ним и просили повязать и им тоже опознавательный скотч» (8).

 

Рассказывает Мальва: «Во время сборов в какой-то момент появились две девушки с бобинами красного скотча, и сказали что «гости города», возможно, для провокаций, оденут георгиевские ленточки, поэтому скотч будет еще одним нашим отличием» (11).

 

Поясняет Стас: «Такие бобины с красным и желтым скотчем для распознавания друг друга обычно используют страйкболисты» (6).

 

Потом прозвучал и первый выстрел. Двое ничем не выделяющихся ребят проходили мимо собиравшихся на Александровском проспекте «куликовцев», как вдруг кто-то из них выстрелил в собирающихся (сказали, что из травматического оружия).

 

Рассказывает Ника: «Мы спокойно общались на Александровском проспекте, как вдруг раздался непонятный звук. Мы увидели, как все бросились к углу Александровского проспекта и улицы Жуковского [со стороны улицы Преображенской]. Я не поняла, что там произошло, но ребята рассказали, что был выстрел» (1).

 

«Наши ребята одного догнали, и милиция – вяло, спокойненько, забрала его от нас и куда-то увела» (11).

 

Это был первый выстрел, первая провокация в трагический день 2 мая и исходил он не от активистов Куликова поля, а от «мирных евромайдановцев». Этот выстрел показал всем, что мирным шествие «Евромайдана» не будет.

 

«Все были на взводе…, — продолжает Света, — Все ожидали столкновения. И потому, после такой идиотской провокации в воздухе завис вопрос — куда идти, чтобы остановить «правосеков»…» (8)

 

Ребята начали формировать колонну, чтобы организованно пойти на улицу Греческую, расположенную параллельно с улицей Дерибасовской, откуда должно было начаться «мирное» (насколько «мирное» — стало видно чуть позже) шествие «евромайдановцев». И где позже разворачивалась первая стадия трагических событий 2 мая, в ходе которой было много раненных и погибло, по свидетельству одного из очевидцев, 14 человек (официальная цифра погибших в центре гораздо меньше – 6 человек: 4 «куликовца» и 2 «евромайдановца»), но об этом мало что удается узнать. Так, например, активистка Куликова поля Алена, позывной «Гюрза», рассказывает, что среди убитых на Греческой были милиционеры. «Информации об этом нигде нет, — говорит Алена. – Трех из них я знала, один учился в университете Министерства внутренних дел в параллельной со мной группе. Другие — бойцы внутренних войск, действующие сотрудники, охранники СИЗО [в неформальной беседе сотрудники СИЗО говорят о трех убитых охранниках]. Все они погибли от огнестрела. Я не буду называть фамилии. У них остались семьи». Известно также об одном пожарнике, опять-таки, Алена подтверждает этот факт: «Убили водителя пожарной машины. Об этом тоже никто не говорит», а «куликовцев», по свидетельству очевидцев, было больше чем четыре.

 

Как потом стало видно, в центре города «майдановцев» и «правосеков» было не менее 3-х тысяч, в отличие от наших 300-400 человек. Силы, конечно же, неравные, но это были настоящие одесситы, потомки тех, кто освобождал Одессу и весь мир от нацистско-фашистских захватчиков!

 

Мы, даже не предполагая, что произойдет через короткое время в центре, пошли на Куликово поле.

 

Сбор «мирных» болельщиков и «евромайдановцев» на Соборной площади. Обратите внимание на красно-черный щит. Явно, он уже побывал в драках — следы боя на нем. Однако, до 2 мая в Одессе не было столкновений. Откуда же привезли этот щит? А справа милицейские щиты — «евромайдановцы» не могли их еще отобрать у милиции в этот день. Заранее подготовлены

Сбор «мирных» болельщиков и «евромайдановцев» на Соборной площади. Обратите внимание на красно-черный щит. Явно, он уже побывал в драках — следы боя на нем. Однако, до 2 мая в Одессе не было столкновений. Откуда же привезли этот щит? А справа милицейские щиты — «евромайдановцы» не могли их еще отобрать у милиции в этот день. Заранее подготовлены

 

 

ЦЕНТР ГОРОДА ПОСЛЕ 14:00

 

Рассказывает Мальва: «Через какое-то время после первого инцидента наши ребята рванули ко двору на улице Жуковского, 36, где как мне сказали, расположен офис «Правого сектора». Почему побежали? Мне кто-то сказал, что увидели как загружают оружие.

 

Попытка «куликовцев» блокировать микроавтобус с боевиками «Правого сектора» у их офиса

Попытка «куликовцев» блокировать микроавтобус с боевиками «Правого сектора» у их офиса

 

[Вот как об этом пишет в статье «Месяц спустя после трагедии: что мы знаем о майской бойне» журналист Интернет-издания «Таймер» Юрий Ткачев, который входит в группу по расследованию трагических майских событий, созданную при одесской облгосадминистрации: «Мы знаем о попытке активистов Куликова поля около 14:50 захватить штаб «Евромайдана» на Жуковского, 36, где, по их информации, находилось огнестрельное оружие (от себя добавлю, что оружие там действительно находилось). Эта попытка окончилась ничем: вход во двор оперативно перегородили в две линии «евромайдановцы» и сотрудники милиции»]

 

Сразу же кордон милиции отгородил вход во двор. Слева от двора стояла машина миссии ОБСЕ, почему – никто не знает [Через непродолжительное время машина уехала].

 

Какое-то время часть наших ребят стояла у этого двора, но милиция убедила их уйти.

 

Видимо, эти два инцидента должны были разгорячить и завести наших ребят. Словно по какому-то подготовленному сценарию.

 

Через некоторое время въезд во двор перекрыл микроавтобус милиции. Позже, через минут 10-15, со двора выбежали человек пять, полностью в черном камуфляже и черных шлемах на голове, а потом еще иномарка и микроавтобус, и через минут 5-10 после них -мотоцикл с двумя людьми» (11).

 

Среди этих «майдановцев», которые внутри двора сделали свой кордон, был замечен и скандально известный, в последствии, сотник Мыкола [имя Николай по-украински], который стрелял по людям в окнах Дома профсоюза, не давая им возможности, спасаясь от ужасного черного едкого дыма, дышать воздухом.

 

Из статьи того же «Таймера» «Схид та Захид разом» [«Восток и Запад вместе»]: в беспорядках 2 мая участвовали боевики со всей Украины»: «Помимо «ультрас» [футбольного клуба] «Металлиста» из Харькова, в событиях 2 мая принимали также участие представители сотен «Самообороны Майдана» (14-й и, по неподтверждённой информации, 6-й сотен). Среди прибывших в город активистов «Евромайдана» замечен, к примеру, знаменитый сотник Владимир Парасюк со Львовской области.

 

Кроме того, по имеющейся информации, в тот день на одесских улицах действовали «гости» из Днепропетровска, Винницы, Ровно, Житомира, Николаева, Херсона и даже… Донецка.

 

Пути доставки в Одессу боевиков были различными. «Ультрас» прибывали преимущественно железнодорожным транспортом, других боевиков привозили автобусами заранее и размещали в различных гостиницах города, в частности, в Доме Павловых в Лузановке (пляжно-спальный район города), а также в его пригородах (к примеру, на базах отдыха в районе Каролино-Бугаз, Одесская область)».

 

Продолжает свой рассказ Светлана: «Мы дошли до Бунина, повернули направо (хотя было 14:57, а в 15:00, по слухам, должен был быть митинг «майдановцев» возле Собора, а это — слева от нас…), пошли до улице Екатерининской и по ней свернули в сторону улицы Дерибасовской. Было некое «организованное шествие», где люди кричали «За Русь!», «Фашизм не пройдет!», «Одесса — вставай!»… Нас попытались провести по улице Дерибасовской, даже первые пару десятков человек туда дошли. Но потом все развернулись на улицу Греческую и вышли в итоге к торговому центру «Афина».

 

В тот момент, когда я оказалась на улице Греческой, — наши ребята уже занимали позицию сразу за магазином «Галактика» или поблизости… Я с другими девушками стала разбирать запасы медикаментов, сортировать их, чтобы были под рукой. В тот момент мы были на ступеньках магазина «Мега-Антошка». Справа и слева от нас, в обе стороны от «Афины» — абсолютно открытое пространство, из серии бей-не-хочу.

 

Пока мы раскладывались, сортировались, стали слышны первые взрывы. Я выбежала на середину улицы, побежала немного вперед… Звук был сперва похож на запуск фейерверков, много белого дыма…, а потом в нашу сторону, через «стенку» милиции (которая, почему-то стояла к нам лицом, а к ним, соответственно, спиной) — полетели файеры, было много дыма, потом, спустя пару секунд был мощный взрыв… Стекла в домах задребезжали просто жуть как… Тогда стали поступать к нам в «медпункт» первые раненые. В основном нам требовалось просто промыть им водой обожженные свето-шумовой гранатой глаза… Файеров становилось все больше. Всё чаще приводили раненых ребят, милиционеров, ВВ-шников [солдаты внутренних войск, основная задача которых – обеспечение общественной безопасности, защита конституционного строя, прав и свобод граждан, в этих войсках часто проходят службу солдаты-призывники], — чтобы промыть раны, остановить кровь, промыть глаза… Ерунда, можно сказать… Мы справлялись…

 

«Мирные» сторонники «евромайдана» и футбольные болельщики. Интересно, многие ли из них знают, где стадион и кто играет?

«Мирные» сторонники «евромайдана» и футбольные болельщики. Интересно, многие ли из них знают, где стадион и кто играет?

 

«Куликовцы» держат оборону

«Куликовцы» держат оборону

 

 

КУЛИКОВО ПОЛЕ ПОСЛЕ 14:00

 

Рассказывает Марина: «Учитывая возможные столкновения и провокации, активом одной из находившихся на Куликовом поле палаток [в целях безопасности не указываю организацию, установившую палатку] было решено создать группу для оказания первой медицинской помощи на случай беспорядков и возможных пострадавших. Я должна была проводить обучение в этой группе. Первое занятие прошло 29 апреля. Второе – назначили на 2 мая, в 14:00. Когда я приехала на занятие, то узнала, что на Греческой улице беспорядки. Фактически идет бой между «Одесской дружиной» и фанатами.

 

Из занятия получилось что-то среднее между обучением и подготовкой к конкретным действиям. Ни у кого не вызывало сомнения, что завезенные фанаты приехали больше с целью провокации, чем на футбол. А значит – непременно явятся на Куликово поле. Оно уже несколько месяцев не давало спокойно жить киевской хунте и ее ставленникам в Одессе. Поэтому они давно пытались разогнать палаточный городок, который ничем противоправным не занимался, но высказывал другую точку зрения. На Майдане твердили, что на это имеет право каждый. Но на деле оказалось, что только те, чья точка совпадает с точкой киевской хунты» (7).

 

Рассказывает Ника: «Уже ходили слухи, что «ультрасов» и «правосеков» очень много, что они обязательно придут на Куликово поле для показательного уничтожения нашего лагеря.

 

Для нас уже подготовили аптечку, где были вата, бинт, перчатки, марлевые повязки, перекись, йод и т.д., а также медицинские накидки [как уже писалось выше, они должны были одеваться на праздник для раздачи георгиевских ленточек, но было решено сделать их накидками для медсестер]. В палатке один из мужчин, Александр, ваткой через трафарет делал надписи на наших накидках. Спереди черной краской он писал «Честь имею», а сзади красной – «День Победы». Как мы узнали позже, Саша погиб в Доме профсоюзов на Куликовом поле. Светлая ему память!» (1)

 

Рассказывает Николь: «Быстро начали собирать деньги на покупку медикаментов для оказания первой помощи – бинты, обезболивающие, перекись водорода, средства перевязки и прочее. Женщины побежали в аптеки» (10).

 

«Где-то около 15 часов группа в 50-70 человек из «Народной дружины» пошла на выручку на улицу Греческую» (4).

 

Рассказывает Николь: «На сцене появился Артем Давидченко, сообщил, что в центре уже идут бои, есть раненные и даже кто-то убит. Нужна помощь. Мужчины как раз только успели вооружиться деревянными битами и разобрать деревянные каски. Возник спор – охранять палаточный городок на Куликовом поле или бежать на помощь. Изначальный договор был – отстоять палаточный городок. Все происходящее в центре, о чем мы узнали от Артема и из телефонных звонков, казалось каким-то нереальным. Не укладывалось в сознании. Большая часть мужчин и некоторые женщины ушли за Артемом на подмогу в центр города. Из оставшихся – женщины, старики и люди из «молельной» палатки» (10).

 

«Я пришла около 14 часов, — рассказывает Лена, — на Куликовом поле было уже многолюдно. Ребята из «Народной дружины», которые позже отправились на подмогу к нашим, в центр, взяли с собой палки и деревянные самодельные щиты для защиты» (3).

 

 

ЦЕНТР ГОРОДА ПОСЛЕ 15:00

 

Рассказывает Стас из «Народной дружины»: «На Куликовом поле было решено только оборонять лагерь. Но пришлось выдвинуться на помощь. Изначально на Греческой собралось довольно много народу, но как только полетел град камней и стали метаться «зажигалки», где-то половина из наших куда-то рассеялась.

 

На Греческой был сущий кошмар. Нас бомбардировали камнями, причём делали это грамотно: кидали одновременно 10 -15 камней. Ежу понятно, что на одиночный камень можно среагировать, а на такой «залп» — не увернёшься.

 

«Мирное» занятие «мирных» сторонников «Евромайдана» — подготовка камней из тротуарной плитки для метания

«Мирное» занятие «мирных» сторонников «Евромайдана» — подготовка камней из тротуарной плитки для метания

 

Более того, после первой неудачной атаки (по улице Греческой со стороны улицы Преображенской) «майдауны» вломились в пожарную часть и угнали пожарную машину. Далее они перегруппировались и уже с пожарной машиной атаковали нас второй раз уже по улице Вице-Адмирала Жукова со стороны улицы Бунина. Включили водомёты, поливая нас и милицию водой, но мы не отступили. Опять началась перестрелка камнями. Милиция опять выстроилась впереди нас, но выяснилось, что у милиционеров не хватает щитов, и они попросили у наших парней отдать им щиты. Мы отдали им щиты, а в такой перестрелке щиты и каски просто на вес золота. У большинства из нас не то, что без щитов — касок не было. Да чёрт возьми, приличная часть народа была вообще просто в майках! Я надел кожаную куртку, и она спасла меня от ударов 2 камней. Ещё один по касательной задел голову (повезло), другой попал в ногу (ерунда на общем фоне). Раненые возникали постоянно, причём как из наших, так и из милиции. Но эту атаку мы отбили, пошли слухи даже, что они направились на Куликово. Но это оказались только слухи» (7).

 

«Куликовцы» во время атаки «евромайдановцев» с захваченной ими же пожарной машиной, улица Вице-Адмирала Жукова

«Куликовцы» во время атаки «евромайдановцев» с захваченной ими же пожарной машиной, улица Вице-Адмирала Жукова

 

Рассказывает Лена: «Я и Лариса [познакомились на Куликовом поле в этот же день] решили присоединиться к ребятам, выдвинувшимся [после 15:00] с Куликова поля на подмогу нашим в центр города. Но мы отстали от нашей группы «куликовцев», потеряли их из виду и всю дорогу до центра пытались их догнать. Увидели мы их только перед улицей Греческой где-то за квартал перед нами.

 

[Именно там наши ребята с Куликова, выдвинувшиеся на подмогу в центр, наткнулись на «майданутых». К сожалению, им не удалось прорваться на помощь, но это отвлекло силы «бандеровцев» и дало немного времени нашим на Греческой площади оправиться после тяжелой атаки на улице Вице-Адмирала Жукова и собрать силы на случай следующей атаки].

 

Но тут началось невообразимое. Я такого не видела еще в своей жизни. На нас двигался страшный желтый дым, раздавались взрывы, стрельба, крики. Мы увидели, что на нас движется вооруженная орущая и озверевшая толпа. Она приближалась очень быстро. Они выскакивали из всех закоулков. Мужчина, идущий за нами, сказал, чтобы мы сняли георгиевские ленточки и убегали. Но мы хотели найти наших. Из-за забора стройки [прямо рядом с Греческой площадью] на нас выскочили трое в масках. Увидев наши георгиевские ленточки, они испугались и рванули назад, но поняв, что перед ними только две женщины, они кинулись в нашу сторону, стали кидать в нас огромные камни. Мы спрятались за машину, и эти камни разбили стекла машины и окна домика позади нас. Этот мужчина опять подбежал к нам и сказал быстро идти за ним. Мы свернули на улицу Преображенскую. Там в арке городского управления милиции стояли милиционеры. Он попросил, чтобы они нас спрятали. Нас завели в отделение. Милиционеры одевали каски, жилеты, брали защитные щиты. Они спросили, выдадут ли им оружие, но им ответили отрицательно.

 

Спустя какое-то время завели какого-то немолодого мужчину, он был весь в крови, с разбитым лицом и головой. Он хотел написать заявление о том, что произошло, но его не стали слушать, медицинской помощи тоже не оказали. Мужчина рассказал нам, что «Правый сектор» и радикалы угнали пожарную машину и пустили ее впереди своей колоны. В какой-то момент они остановились. Тогда этот мужчина вскочил в машину, выдернул ключ зажигания и швырнул его в сторону на дорогу. Человек тридцать накинулись на него, били, требовали ключ. Он едва остался в живых, но ключ им не вернул.

 

Мы вышли во внутренний дворик милиции. Там тоже клубился дым с улицы, вокруг шла стрельба, взрывы. Было много милиционеров. Но они так и не получили никакого приказа. Нас не отпускали часа полтора. Когда на улице стало тише, мы все-таки сумели вырваться оттуда и вернулись на Куликово поле».

 

Рассказывает Света: «После второй атаки со стороны улицы Вице-Адмирала Жукова к нам стали приносить первых ВВ-шников с ранениями камнями. Некоторым стало плохо. Откачивали подручным «нашатырем»… Мы почти все, как гуси, пришли, практически с голыми руками, не веря в то, что война действительно будет…

 

Наш «медпункт» оттеснили за перекресток улиц Греческой и Вице-Адмирала Жукова. Какое-то время мы находились там. Оттуда же «скорая» увезла одного из первых тяжело раненых… Прямо со ступенек…

 

С каждой минутой раненых было все больше и больше… Все, что мы принесли из медикаментов — таяло на глазах. Не было питьевой воды. Я, как наименее способный медик, — взяла на себя заботу обеспечения водой и медикаментами наших ребят.

 

Раненый сотрудник правоохранительных органов

Раненый сотрудник правоохранительных органов

 

Много раз я с другими девчонками бегали по городу в поисках аптек, где еще есть элементарные «бинт-вата-перекись-хлоргексин-нашатырь-нимесил»… Многие аптеки были закрыты. Все гастрономы/супермаркеты и мелкие лавочки, где можно было бы купить воду — тоже закрыты… Зато открыты магазины косметики, обуви… Их стрельба в квартале от них не деморализовала… Приходилось бегать за несколько кварталов туда-обратно. Милиционеры пропускали через свой кордон, только внимательно осмотрев кульки. Воду и медикаменты пропускали молча.

 

Импровизированный медпункт «куликовцев»

Импровизированный медпункт «куликовцев»

 

Когда во второй (может в-третий, не обессудьте, — не запоминала…) раз вернулись с девчонками с водой и лекарствами — «медпункт» уже перебрался под окна магазина «Ессо»… ближе к его концу…

 

Там под окнами я впервые увидела первого убитого. Там же пытались запустить остановившееся сердце… Раненых было много… очень…

 

Бои шли уже и со стороны «Русского театра».

 

«Куликовцы» держат оборону со стороны Русского театра

«Куликовцы» держат оборону со стороны Русского театра

 

Так по окошкам ближайших магазинов и офисов мы нашим «медпунктом» передвигались все ближе к улице Советской Армии (советское название улицы Преображенской). Передвигались, теснимые со всех сторон этим зверьем… После улицы Вице-Адмирала Жукова они стали выдавливать нас и от торгового центра «Афина», с обеих сторон, и возле «Русского театра»… Все три перекрестка блокировали стенки ВВ-шников. Сзади нас стояла милиция. В отличие от ВВ-шников, они были без дубинок, без бронежилетов, без касок… Они просто стояли у нас за спиной. Лицом к нам. За их спинами — Соборная площадь, десятки сотен «укрофилов»…

 

Взрывов все больше. Раненые все чаще… Очень много было пулевых ранений. Я не разбираюсь в оружии и в видах огнестрельных ран тем более… Сперва приводили ВВ-шников, нас защищавших, с пулевыми… Мужики кричали: «Девчонки, скорей! Первую помощь, подстрелили!». На них разрывали форму, чтоб наши врачи (ох… целых 3 на весь кошмар) могли осмотреть и что-то предпринять.

 

Пока мы еще были недалеко от ступенек магазина «Ессо» — на старой, где-то подобранной двери лежал тяжелораненый. Как смогли — забинтовали… Его пытались снимать то ли на камеру, то ли на фото — не знаю… Вежливо послали…

 

Многие моменты битвы я не могу подробно объяснить, описать, — в силу того, что избрала себе роль «экспресс-доставки» медикаментов и питьевой воды. Мне тяжело смотреть на то, как умирают люди (при мне занесли одного убитого, второму запускали сердце… Не знаю, если выжил — молодец, брат!!!).

 

Мне тяжело смотреть на кровь… Я теряюсь, я боюсь… руки трясутся от страха и боязни сделать что-то не так… Ребята это понимали… И девчонки, у которых чуть получше в плане медпомощи (ну, более стойкие они, что ли… Среди нас только 1 человек вслух заявил, что он медик… Все остальные — так… «могу синяк замазать…»)

 

Короче… Я решила, что должна помогать, чем смогу… Принести, что требуется, нарезать бинты, пооткрывать перекиси, хлоргексидин, ваты, рассортировать лекарства, которые девочки/женщины Одессы продолжали приносить к нам. Приносили деньги. Эти деньги мы тратили на медикаменты и воду…

 

Я бегала с еще одной девчонкой за медикаментами. Срочно нужен был нашатырь и перекись/хлоргексидин… В ближайшей к нам аптеке мы взяли только нашатырь. Я отослала ее назад, к нашим, сказала, что найду перекись и буду на месте. Перекись я нашла только на пл. Тираспольской» (8).

 

Рассказывает Стас: «После второй атаки была третья, со стороны Дерибасовской. В этой атаке «майдауны» направили на нас неуправляемую пожарную машину (без водителя), просто на таран нас и наших укреплений. Укрепления всё же выдержали. «Пожарка» [пожарная машина] остановилась. Один смелый парень, из наших, под градом камней подбежал к остановившейся пожарной машине, сорвал флаг, который нацепили на нее «майданутые» и, скинув его на асфальт, отбежал за нашу баррикаду. Пожарную машину подожгли, но пламя довольно быстро затухло. С балкона 2-го этажа соседнего здания (Греческая, 46) в нас стал кидать камнями забравшийся туда «правосек». Градом камней его вынудили отступить, но уже вскорости туда забрались несколько «правосеков» с толстыми щитами, соорудили укрытие и стали вести по нам огонь из пистолета (видел сам). Травмат [травматическое оружие] или боевой — не знаю, не до разглядывания было.

 

Говорят, пистолетов было много, вроде были автоматы и даже один УЗИ [марка автомата]. Не знаю, видел у них несколько человек с пистолетами, чем стреляли — резиной или пулями, не знаю. С нашей стороны видел мельком одного с пистолетом (травмат), он ещё какого-то залез на мусорный бак и с него вёл огонь. То есть, виден он был отлично всем.

 

Когда появились раненые от выстрелов (как у нас, так и среди милиции), милиция со щитами стала отступать перед «правосеками». Более того, часть милиции выстроилась кордоном и стала оттеснять нас назад. Но в результате «правосеки» смогли приблизиться к первому кордону (ведь наши камни уже не долетали, а те, что долетали до первых рядов, особого вреда не могли нанести, ибо боевики «правосеков» были отлично экипированы и построились «черепахой»).

 

Приблизившись к кордону милиции, боевики просто закидали милицию зажигалками, и милиционеры вынуждены были отступать.

 

Профессиональная подготовка «мирными евромайдановцами» «коктейлей Молотова»

Профессиональная подготовка «мирными евромайдановцами» «коктейлей Молотова»

 

Профессиональная подготовка «мирными евромайдановцами» «коктейлей Молотова»

Профессиональная подготовка «мирными евромайдановцами» «коктейлей Молотова»

 

Помню, видел, как в одного милиционера, со стороны улицы Греческой, кинули «зажигалку». Она попала прямо ему в плечо и оно загорелось с частью лица. Пытались погасить руками и тряпками – не помогло, потом кто-то притащил огнетушитель. Только тогда удалось потушить горящую одежду. Они кидали под ноги милиции взрывпакеты, начиненные чем-то вроде гаек, ну или каких-то железок. Стало появляться много милиционеров с ранением ног.

 

Милиционеры пытаются защищаться от «коктейлей Молотова»

Милиционеры пытаются защищаться от «коктейлей Молотова»

 

Милиционеры пытаются защищаться от «коктейлей Молотова»

Милиционеры пытаются защищаться от «коктейлей Молотова»

 

За небольшое время к «майданутым» подошло очень много экипированных людей.

 

Экипированные бойцы «Правого сектора» на подходе

Экипированные бойцы «Правого сектора» на подходе

 

Нас сжимали всё плотнее, «правосеки» стали выходить на освободившееся место перед торговым центром «Афина». Но мы с криками «Ура» прорвали кордон оттеснявшей нас милиции и бросились на их передовые группы. «Правосеки» отступили на прежние позиции.

 

Через некоторое время началась четвёртая атака. Опять вперёд пошла «черепаха», опять милиция нас оттесняет назад, опять мы не достаём камнями до «правосеков» и они, пользуясь моментом, кидают в милиционеров «коктейли».

 

Раненые «мирными евромайдановцами» сотрудники милиции

Раненые «мирными евромайдановцами» сотрудники милиции

 

Милиция отступает и оттесняет нас по улице Греческой вверх и мы оказались разделёнными на две группы: основная на улице Греческой (где была первая атака), а меня и ещё человек 50 — 60 зажали на улице Вице-Адмирала Жукова (где была вторая атака)» (7).

 

Рассказывает Света: «Когда вернулась — увидела плотный кордон милиционеров на улице Советской Армии. А перед милиционерами огромное количество то ли зевак, то ли просто жителей Одессы и пригорода, которые явно не понимают, что здесь происходит.

 

Прорываюсь через милиционеров — опять тщательно проверили кулек. Пропустили.

 

Но наш «медпункт» был уже буквально в метре от милиционеров… На ступеньках банкомата «Инвестбанк» мы временно пытались разложить нашу медпомощь… И тут выехала пожарная машина… Именно там ВВ-шники и наши ребята хоть как-то пытались еще держать оборону… Она вывернула с переулка и поехала по Греческой улице, и кто-то в рупор, то ли внутри, то ли сзади машины все-время кричал: «Дави! Дави! Левее бери, левее!!» Левее — это тротуар. Там были раненые, женщины, пенсионеры, наш «медпункт»… «Пожарка» ехала прямо на нас. Мы с девчонками похватали кульки с медикаментами, с оставшейся водой, бросились вперед. Почти что ровно через метр — милиционеры. Они вначале сплотились в нашу сторону, чтобы не пропустить… Потом один из милиционеров ручкой так себе махнул перед моим носом и… и милиционеры без касок, без щитов, оружия, бронежилетов… — просто — одни растворились, уйдя направо от Собора, другие — налево… Тихо…

 

И вот мы — 6 девчонок, как дуры, с кучей кульков в руках: медикаменты, вода, чьи-то сумки… Спереди — отступают, притесненные большим количеством, — наши парни, многие из которых в бинтах… Сзади — Соборная площадь. Церковь… Но именно там собрались все «правосеки» изначально…

 

Что видела я? Спереди — отступают наши. Много раненых. Их мало по сравнению с «украми» [так на Украине после «Евромайдана» стали называть местных русофобов]… На них валом, обезумевшей стеной прут «правосеки», укрофилы… Сзади — свободная улица: и слева, и справа, еще чуть дальше, под Собором — их («укров») тьма-тьмущая…» (8)

 

Рассказывает Стас, который вместе с другими ребятами был зажат на улице Вице-адмирала Жукова: «Спереди был жидкий кордон из милиции (человек 30) и атакующая основная группа боевиков-«правосеков», сзади — группка «правосеков» поменьше, человек 100 — 140, из них «боевиков» — человек 60. Учитывая, что вот-вот должны были прорваться основные силы «боевиков», мы приняли решение прорываться через блокирующую выход на улице Бунина группку «боевиков». Собралось для атаки человек 40.

 

Честно скажу, так страшно мне не было никогда. В нас полетели камни, но мы не останавливались. Слева бежало человека 3, справа 2, впереди ещё 2 — бегут ли сзади, один чёрт знает. Но, из всей этой группы «правосеков» бой приняло человека 4 — 5. Один, взрослый лет 40, со щитом, в бронежилете и шлеме выскочил прямо на меня, я выставил дубинку с электрошокером, он отпрыгнул назад, пробегающий одессит заехал ему по шлему, он упал. Мы не останавливаясь бежали вперёд и орали: «Ура!» и еще что-то, сейчас не помню — и случилось чудо, кордон «майданутых» тупо разбежался.

 

Мы вырвались на улицу Бунина, убегая от основной массы, встречались на пути лишь отдельные «майданутые» (без броников, без шлемов и касок) по 1 — 5 человек, но они шарахались от нас в стороны. Я помню, что лишь орал, чтобы наши не разбегались и держались кучкой. Когда мы вырвались, часть наших разбежалась, а нас осталось человек двадцать. Знали, что наших зажали на Греческой площади, но 20 человек кордон из 150 человек не прорвут. Связались с Куликовым, нам сообщили, чтобы мы отходили на его защиту» (7).

 

Итак «куликовцы» были разделены на две группы.

 

Первая, большая группа, была оттеснена по улице Греческой к Соборной площади (не считая ребят, которые вместе со Стасом были зажаты на улице Вице-Адмирала Жукова и сумели оттуда вырваться). Им удалось прорваться и рассеяться по городу. Кто-то пошел на Куликово поле, кто-то нет.

 

Вторая, менее многочисленная, была оттеснена к торговому центру «Афина» на Греческой площади. Они оказались в более тяжелом положении. Вырваться из окружения было невозможно и «куликовцы»-антифашисты зашли в торговый центр. Тут же он был окружен и заблокирован «майданутыми». Но сам торговый центр «Афина» не был тронут: его не штурмовали, не поджигали, ничего не били. А это в свою очередь говорит о спланированости действий и договоренностях с хозяевами торгового центра, а возможно, и местными властями.

 

   Горящая рядом с торговым центром «Афина» машина «куликовцев» из организации «Боротьба»

Горящая рядом с торговым центром «Афина» машина «куликовцев» из организации «Боротьба»

 

Продолжает рассказ Светлана: «Разошлись-разбежались многие.

 

У меня в руках было 5 пакетов с медикаментами и водой, которые я просто не могла бросить под цветочным базаром, откуда все разбегались… Кому оставлять?! «Бандерам»?! В маршрутку идти с этакой медамуницией?!

 

Не знаю, что было — погнали, видимо, наших через «Соборку» [Соборная площадь]… Люди стали уходить в ту сторону , я окликнула, говорю: «Ребята! Медпункт просит помощи!» — оглянулись и настороженно так: «Чей медпункт?» «Наш, — говорю, — русский, свои, Одесса!…». Подошли, взяли пакеты, сказали не отставать — сзади «правосеки» догоняют…

 

Бежали по проулкам и улочкам все вместе. У меня оставались только 2 бутылки воды в руках. Остальное ребята впереди несли. Проходили мимо: «Можно водички?!». «Своим — нужно»… Отдавали воду или просили притормозить — там сзади медленней бежали более уставшие… Тормозили.

 

Где-то в районе Спиридоновской вдруг возникли идеи идти защищать Куликово поле… На каком-то из кварталов часть ребят отсоединилась (не малая такая часть…) и пошла в противоположную сторону от нас… Тогда я впервые услышала о возможной зачистке Куликова поля…» (8)

 

А вот как до Куликова поля добрался Стас: «Один одессит выручил нас, погрузил в грузовую «Газель» и вывез нас на Куликово поле. Честно скажу, пока сидели внутри (а кузов закрытый), некоторые высказали предположение, что водитель если окажется «майдауном», то просто отвезёт нас к ним на растерзание. Все обошлось. Поблагодарив водителя и добравшись на Куликово, я пошел искать своих из «Народной дружины»» (7).

 

Блог Алексея Ивакина

 

Часть II

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments


Новости Донбасса (ДНР и ЛНР)

Видео

  2 декабря в 15:00 состоялся песенный флешмоб на автовокзале столицы ЛНР, города-героя Луганска.   Уникальный патриотический флешмоб в Луганске объединяет всех любителей советской и русской культуры.   Назло изолгавшейся прессе – Протестный рождается шквал!

новость

За минувшие сутки в зоне проведения т.н.  «АТО» на Донбассе ни один военнослужащий Вооруженных сил Украины не был убит, однако один боец получил ранение. Об этом соврал спикер Министерства обороны по вопросам «АТО» Александр Мотузяник.

новость

Заместитель командующего оперативным командованием ДНР Эдуард Басурин доложил данные разведки, в которых шла речь и прибытии на Донбасс очередной партии иностранных наемников.  «Активисты занимаются пропагандистской деятельностью для повышения рейтинга организации и привлечения в свои ряды

новость

Продажные украинские журналисты продолжают поддерживать свой имидж  одной из древнейшей профессии. Об этом сообщил заместитель командующего оперативным командованием ДНР Эдуард Басурин. Вчера в украинских СМИ вышел ряд материалов об якобы имевшем месте факте взрыва склада

новость

Разведка Донецкой Народной Республики продолжает фиксировать усиление позиций ВСУ вблизи линии соприкосновения с ДНР. Об этом сообщил заместитель командующего оперативным командованием ДНР Эдуард Басурин. «В районе населенных пунктов: Константиновка (20 км от линии соприкосновения) отмечено

Видео

  Авторская съемка военкора команды News Front Катерины Катиной.   Бойцы вооруженных сил Донецкой Народной Республики рассказали о ситуации на передовой, которую охарактеризовали как стабильно напряженную, с непрекращающимися обстрелами с позиций украинских боевиков. «Постоянно прилетает

Видео

  Видео предоставлено Министерством обороны ДНР специально для агентства News Front   Обстановка в Донецкой Народной Республике остается напряженной.   За прошедшие сутки украинские боевики одна тысяча восемьдесят четыре раза нарушили режим прекращения огня.  

новость

Киевские силовики обустроили огневую позицию взвода минометов вблизи поселка городского типа Луганское и проводят там тренировки минометчиков. Об этом ЛИЦ сообщили в оборонном ведомстве Республики. «Так, выявлена огневая позиция взвода минометов калибром 82 миллиметра в


Международные новости

новость

Достижение мира между Израилем и арабскими государствами неотделимо от урегулирования палестинского вопроса, заявил в воскресенье госсекретарь США Джон Керри.   «Никакого сепаратного мира между Израилем и арабскими странами без урегулирования палестинского вопроса не будет. Все

новость

Австрийский канцлер Кристиан Керн поздравил с победой на президентских выборах независимого кандидата Александра ван дер Беллена.   Керн сказал, что в этот день никто не должен быть проигравшим. Он поздравил всех избирателей.   «Мы все

Видео

  Сегодня жители молдавского Кишинева спели песню «Я люблю тебя, жизнь», тем самым подхватив флешмоб российских и украинских городов.   Назло изолгавшейся прессе – Протестный рождается шквал! Запели «Смуглянку» в Одессе – Ее подхватил весь

новость

В ФРГ опасаются, что Россия попытается оказать влияние на ход выборов в бундестаг в 2017 году, сообщила в воскресенье газета Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung (FAS) со ссылкой на источник в правительстве.   «Нет сомнений в том,

новость

Британские военные используют танки Т-72 и униформу, похожую на обмундирование российских силовиков, чтобы отрабатывать на учениях «устранение предполагаемой военной агрессии со стороны России», пишет в воскресенье британский таблоид Mail on Sunday.   По данным издания,

новость

Правительственные войска Сирии освободили от боевиков уже более 52% территории Алеппо. Об этом сообщается в пресс-релизе Министерства обороны России.   Отмечается, что серия успешных наступательных действий в восточных кварталах Алеппо продолжилась освобождением квартала Карималь-эль-Катараджи площадью

новость

Сирийская армия при поддержке союзных отрядов ополчения установила полный контроль над кварталом Мейсар в восточной части Алеппо, передает в воскресенье ливанский телеканал «Аль-Манар».   По данным телеканала, после ожесточенных столкновений военным удалось полностью выбить из

Видео

  Политуправление САА публикует уникальные кадры передачи боевиками армейцам двух советских зенитных самоходных установок «Шилка».   Неделю назад военные успехи сирийской армии заставили боевиков «оппозиции» инициировать переговоры, в результате которых на днях в провинцию Идлиб


Важно

Видео

  2 декабря в 15:00 состоялся песенный флешмоб на автовокзале столицы ЛНР, города-героя Луганска.   Уникальный патриотический флешмоб в Луганске объединяет всех любителей советской и русской культуры.   Назло изолгавшейся прессе – Протестный рождается шквал!

Видео

  Сегодня жители молдавского Кишинева спели песню «Я люблю тебя, жизнь», тем самым подхватив флешмоб российских и украинских городов.   Назло изолгавшейся прессе – Протестный рождается шквал! Запели «Смуглянку» в Одессе – Ее подхватил весь

Видео

  Москва продолжает песенный флешмоб России и Украины, исполняя на Белорусском вокзале песню из кинофильма «Белорусский вокзал».   «А нам нужна только одна победа» или «Десятый наш десантный батальон». Кто следующий?!

Видео

  Алушта подхватывает песенную перекличку между Россией и Украиной. Получилось просто замечательно и душевно! Кто следующий?   Назло изолгавшейся прессе – Протестный рождается шквал! Запели «Смуглянку» в Одессе – Ее подхватил весь вокзал.   И

Видео

  Благовещенск присоединился к песенной перекличке между Россией и Украиной. Отлично получилось! Кто следующий?   Назло изолгавшейся прессе – Протестный рождается шквал! Запели «Смуглянку» в Одессе – Ее подхватил весь вокзал.   И в Харькове,

важно

Сирийская армия при поддержке союзных отрядов ополчения установила полный контроль над кварталом Мейсар в восточной части Алеппо, передает в воскресенье ливанский телеканал «Аль-Манар».   По данным телеканала, после ожесточенных столкновений военным удалось полностью выбить из

Видео

  Сегодня жители молдавского Кишинева спели несколько песен в здании столичного ж/д вокзала, тем самым подхватив флешмоб российских и украинских городов.   Назло изолгавшейся прессе – Протестный рождается шквал! Запели «Смуглянку» в Одессе – Ее

Видео

  Политуправление САА публикует уникальные кадры передачи боевиками армейцам двух советских зенитных самоходных установок «Шилка».   Неделю назад военные успехи сирийской армии заставили боевиков «оппозиции» инициировать переговоры, в результате которых на днях в провинцию Идлиб

1


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1