Странная история с президентом, которого не стали арестовывать. Дмитрий Косырев

   Дата публикации: 16 июня 2015, 18:44

Незначительная на первый взгляд новость насчет того, что личный самолет президента Судана Омара Башира в понедельник вылетел из военного аэропорта столицы Южно-Африканской Республики, вопреки ордеру на его арест, выданному местным судом вызвала бурную реакцию в США. Тоскливый вой, поднявшийся сегодня на эту тему в американских СМИ, наводит на мысль, что история на самом деле имеет отношение к тому, кто и кого может (или хочет) арестовать за границей, как это делается и кому это нужно.

 

Странная история с президентом, которого не стали арестовывать

 

Достаточно вспомнить недавние аресты функционеров ФИФА в Швейцарии, или более старую историю с похищением американской юстицией россиянина Виктора Бута из Таиланда. Все сводится к вопросу о юрисдикциях, национальной и международной. И к тому, что одним какие-то действия позволительны, другим – нет.

 

 

Человек приехал на саммит…

 

В Южной Африке проходил саммит лидеров Африканского Союза, и понятно, что президенту Судана там следовало быть. Но существует давний ордер на его арест – да, арест действующего президента страны – выданный МУС, международным уголовным судом в Гааге. Башир обвиняется в геноциде во время конфликта в Дарфуре, когда, как утверждается, погибло до 300 тысяч человек.

 

Скажем сразу: мало кому в России известно, что на самом деле было в Дарфуре, кто виноват, какие приказы отдавал президент страны, какие люди довели дело до гражданской войны и затем раскола государства на два Судана. Это сложная история, требуются факты, доказательства…

 

А мы сегодня говорим, по сути, о том, можно или нельзя суду выдавать ордер по представлению прокурора, сидящего в Гааге, на арест главы того или иного государства – да, в общем-то, и не главы тоже.

 

В ЮАР суд выдал национальный ордер на арест иностранного лидера. Наверное, судья и не мог поступить иначе, поскольку ЮАР – подписант МУС, значит, существуют определенные процедуры на этот счет. Правительство же не особо спешило этот ордер выполнять: возник конфликт двух ветвей власти. Суд даже призвал исполнительную власть к ответу по этому поводу, и дальше они как-то там разберутся.

 

Позиция если не правительства (оно не очень ясно пока высказывается), то тех, кто в ЮАР его поддерживает, в том, что невозможно существование Африканского Союза, то есть важного органа региональной дипломатии, если глав входящих в него государств полиция другого государства будет арестовывать и отправлять в Гаагу.

 

И вот теперь насчет того, что такое МУС. Выше вы могли заметить упоминание того, что есть «подписанты», то есть страны-участники МУС. Но есть и те, кто не подписал или, подписав, не ратифицировал его, и в итоге они суду, в целом, неподсудны.

 

Среди таковых – США, Россия, Китай, Индия, Израиль, Иран и еще треть государств мира. В итоге создается довольно забавная ситуация правового хаоса.

 

 

Вплоть до военной операции

 

Давайте посмотрим, как реагирует на эпизод с улетевшим Омаром Баширом госдепартамент США в своем заявлении и почти совпадающая с госдепом редакционная статья New York Times. Они морализируют. Примерно так: это удар по международному суду, южноафриканское правительство заслуживает международного осуждения, члены МУС должны выполнять его решения, южноафриканские судьи молодцы, суданский президент должен сидеть.

 

А теперь заглянем в энциклопедии, то есть в самые очевидные из всех источников. И посмотрим, что конкретно означает неучастие самих США в МУС. Вот что: в 2002 году был принят специальный Закон о защите американского персонала за рубежом, который разрешил применение военной силы для освобождения любого американского гражданина либо граждан из числа союзников США, задержанных на территории какого-нибудь государства по ордеру МУС.

 

Также США заключили двусторонние соглашения с рядом стран, в которых обязали их не выдавать подозреваемых американских граждан Международному уголовному суду, а в случае нарушения этих договоренностей США прекратят оказывать им военную помощь и любую иную поддержку. Неплохо, да?

 

Еще раз упомянем «дело ФИФА» или экстрадицию из Таиланда Виктора Бута, чью причастность к торговле оружием никто особо и не доказывал; его посадили в тюрьму за то, что он заявил под запись, что США – «и его враг тоже». Не знаю, как насчет футбола, но если бы в России существовал закон, аналогичный американскому, то мы могли бы применить военную силу, освободив Бута (и не только его, были похожие ситуации). Национальный закон, распространяющий свое действие далеко за пределы границ, залезающий в чужие суверенитеты? Но вот же в США такой есть. И не один.

 

Кстати, тогда можно было бы вообразить и суданский спецназ, выручающий своего президента из ЮАР.

 

Здесь следует отвлечься на региональные особенности ситуации. МУС создавали, обобщив опыт работы особого трибунала для войны в Югославии. Того самого, где приговоры поначалу выносились лишь сербам, а другой стороне в гражданской войне как-то не очень. Тогда возникла идея навести в подобных историях порядок и создать нечто всеобщее и международное.

 

Что получилось: МУС, где генеральный прокурор – африканец, как-то увлекся Африкой. Суд расследует 9 дел и 32 персонажей, и все они африканские. Правда, предпринимаются попытки заняться Израилем (который, напомним, в МУС не участвует) или преступлениями британских военнослужащих в Ираке. Но это только попытки. Кстати, да ведь и Судан не подписывался на участие в МУС! В общем, Африка в целом считает, что этот международный суд какой-то странный. И ее можно понять.

 

Что касается президента Судана, то странности МУС привели к тому, что он приезжает с визитами в одни страны (Китай, Кению, Чад, Нигерию), а в другие не приезжает. Но это частности.

 

В целом же можно считать провалом не только деятельность МУС, но все попытки создать какую-то наднациональную юстицию, нарушающую логику, разум, суверенитеты и многое другое. И это не только о международном уголовном суде, это и о деятельности США, которые не участвуют и сами неподсудны, но всех учат и границ в каких-то случаях не признают. Мир, в котором нет доверия стран к честности и беспристрастности друг друга, где нет правил, единых для всех, не может иметь общую юридическую систему.

 

И — в порядке послесловия. Напомним, что ЮАР – член БРИКС, пятерки государств, чей саммит состоится в Уфе в июле. Это очень логично, что речь о странах, которые, каждая по-своему, хотели бы установить более гармоничный и разумный миропорядок. Касающийся, возможно, не только финансов и в целом экономики, но и иных правил поведения с нашем мире.

 

Дмитрий Косырев

 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1