Даже «последние подлюки» вспомнили. Ура! Владимир Скачко

   Дата публикации: 11 июня 2015, 17:15

Ой, не зря главковерх нации отправил тушить пожар на нефтебазе под Киевом вице-премьера и министра культуры в одном флаконе Вячека Кириленко, ой, не зря. Отравленный миазмами горения вредных токсичных веществ чел внезапно прозрел. Прочистило ему что-то мозги и память. И он вспомнил, что в Украине был, есть и будет в памяти народной и в истории подлинного, а не шароварно-фейкового поцриотеческого искусства великий актер, Артист Милостью Божьей Богдан Сильвестрович Ступка. Человек, при жизни которого можно было говорить, что в Украине есть кино.

 

Настоящее, добротное, эмоционально возвышенное, вдохновением и человеческим опытом, врожденной тягой человечества к переосмыслению прожитого мотивированное кино, а не нынешний кич, фейк и дрысня. Прикрытые, как флером, и заретушированные в желто-синее сиюминутной конъюнктурой и вызванные к жизни заказом временщиков, которым хочется казаться лучше, чем они есть на самом деле.

 

И все настоящее украинское кино, как искусство, как одновременное служение музам и людям, олицетворял и Богдан Ступка. О нем после показа на нью-йоркской премьере нового фильма Киры Муратовой «Два в одном» в 2007 году заговорили как о мировом гении. И поставили в один ряд с Робертом Де Ниро, Аль Пачино и Энтони Хопкинсом, отмечая мастерство и многогранность его актерской игры, умения входить в чужие образы и дара перевоплощения. В других странах тоже были и есть актеры его уровня. А он был наш. И через пять лет, в 2012-м, его не стало. Теперь, увы, скорее всего, уместнее говорить, что кино в Украине было…

 

А Кириленко вспомнил. И сейчас даже не ясно, что с ним произошло. Может, просто тупо сидел и втыкал, как три дня горит нефтебаза, смотрел телек с русскими каналами, и ему попался фильм с участием Ступки. Может, даже лента «Тарас Бульба» Владимира Бортко, где герой Ступки предполагает, что и у «последнего подлюки есть крупица русского чувства»:

 

 

Короче, «культурный» вице-премьер страны победившего «евромайдана» вдруг вспомнил, что в ней 27 августа родился ее, без всякого пафоса, великий сын. И обратился к Первому национальному телеканалу и телерадиокомпании «Культура» (надо же, есть и такая, оказывается, – культуры нет, а телерадиокомпания есть) с просьбой продемонстрировать фильмы и телеверсии спектаклей с участием актера. «Богдан Ступка – гений украинского кино и театра, который оставил огромное наследство – экранизированную украинскую классику, исторические фильмы, блестяще сыгранные роли в украинском поэтическом кино. По случаю 74-й годовщины со дня рождения Богдана Сильвестровича, который будет отмечаться 27 августа, следует вспомнить о его таланте показами любимых лент и представлений», – посчитал Кириленко.

 

Ложь, цинизм, подлость, фарисейство, лицемерие – все есть в этих словах «вицика», который стал инициатором того, что Ступку после «евромайдана» не травили (он уже к тому времени умер), а запрещали и вырезали из украинского культурного контекста и контента. Все неправда! Во-первых, в декабре прошлого года, например, запретили указанный выше фильм «Тарас Бульба», из которого взят чудесный монолог еще одного полузапрещенного украинца Николая Гоголя о русском товариществе идущих на смерть казаков. «За искажение исторических событий в истории украинского народа». Более того «из-за шовинистического возвеличивания России и российских ценностей, возбуждения искусственной ностальгии по советским традициям, имперской идеологии и пропаганды «русского мира». Вот под этот идеололгически-запретительный, агитационно-пропагандистский и расово правильный каток и попал Богдан Ступка!

 

Во-вторых, это преступление перед памятью не только великого актера, но и перед всем украинским народом – сведение его творчества исключительно к актуальному и политически ангажированному, повторяю, конъюнктурному «украинству». В творческом плане Ступка был человеком мира, небожителем, чей гений принадлежит всему человечеству. Как ни высокопарно это звучит, но это удел всех гениев. Помните, в соловьевской «Ассе» героя Виктора Цоя спрашивают, где он живет. Герой разворачивается и уходит, а его спутник отвечает в мурло ожиревшей от собственной значимости и метаболизма чиновницы: «Он поэт, он на белом свете живет…». Вот так и нынешняя украинская власть хочет одеть мировое достояние в шаровары и сузить его красочную палитру до узора на застиранной вышиванке.

 

Да, Ступка на театральной сцене во Львове и особенно в Киеве в Театре имени Франко создал незабвенные и неповторимые образы из украинской классики. И Государственную премию СССР в 1980 году украинец Ступка из Галичины получил за исполнение ролей в спектаклях «Дикий ангел» Алексея Коломийца и «Дядя Ваня» Антона Чехова в своем Театре Ивана Франко. И народным артистом СССР он уже под занавес существования «империи зла» в 1991 году тоже стал как украинский актер.

 

Но навсегда вошел он в историю украинского театра и образом Тевье-молочника Шолом-Алейхема. А лично для меня вообще есть только два Тевье. Один – Богдана Ступки из «Тевье-Тевеля», другой – Евгения Леонова из «Поминальной молитвы» московского «Ленкома». Даже более того, тут я соглашусь даже с расово правильной украинской газетой «День», которая написала: «Когда смотришь киевского «Тевье-Тевеля», не замечаешь, что еврея играет украинский актер Богдан Ступка. У него получается такой колоритный и мудрый образ, что забываешь, что Тевель говорил на идиш, а не по-украински. Возможно, это потому, что герой Шолом-Алейхема своим еврейским корням сросся с украинской землей».

 

И автор «Поминальной молитвы» Григорий Горин утверждал, что «Ступка переиграл самого Евгения Леонова». А внучка Шолом-Алейхема, американская писательница Бел Кауфман во время гастролей спектакля со Ступкой в Нью-Йорке признала украинского актера «наилучшим Тевье-молочником». И тут, собственно, и комментировать нечего. После 300-го показа спектакля в 2004 году Богдан Сильвестрович был удостоен титула «Живая легенда». А что еще можно сказать о человеке, который ушел, исполнив около 100 ролей на киноэкране и более 50 на театральной сцене? И вот по нему сейчас топчутся поцреоты, посмертно затягивая к себе…

 

Это и есть местечковое скотство и узкопатриотическое надругательство над умершим, который был шире любой сиюминутной потребы. Да, в поэтическом кино «Белая птица с черной отметиной» Ступка дебютировал не просто блестяще, а на все века и на все времена. Но потом, когда после распада СССР и медленного умирания в конвульсиях бездарности и судорогах безденежья украинское кино практически почило в Бозе, раскрыть свой недюжинный потенциал, отшлифовать грани мастерства до филигранной тонкости и небесной высоты Ступка смог в соседней стране. В России. Среди наград и отличий, которые можно вспоминать и перечислять часами, у него в России около 15 кинонаград и призов, включая «Нику», «Триумф», «Хрустальную Турандот» и три «Золотых орла».

 

За участие в российской картине «Свои» Ступка был номинирован на престижнейшую премию Европейской киноакадемии и уступил ее лишь Хавьеру Бардему. Может быть, за то, что образ он воплотил не по-западному корректный: человека, который пошел на сотрудничество с гитлеровцами ради спасения земляков, но сына своего отправил защищать Родину. Тогда – советскую, на Западе позже названную «империей зла».

 

А вот уже мировое признание и приз Международного кинофестиваля в Риме – серебряную статуэтку «Марк Аврелий» – Богдан Ступка получил в 2008 году за лучшую мужскую роль в фильме польского режиссера Кшиштофа Занусси «Сердце на ладони». А российский режиссер Тигран Кеосаян, снимавший Ступку в ленте «Заяц над бездной», после его смерти сказал: «Когда уходит гений, то не то что грустно, это необратимо, невозвратно, эту потерю невозможно измерить никакими мерилами. К этому невозможно привыкнуть». Впрочем, и не надо привыкать…

 

Еще все должны помнить, что когда в 2011 году Богдану Ступке звание Герой Украины присвоил «тиран и диктатор» Виктор Янукович, нынешние поцреоты, тогда оппозиционеры, скрипели ментально нечищенными и гнилыми зубами и ворчали в тряпочку: мол, за что – он же в России играет, москаль? Богдан Сильвестрович уже тогда мучительно и тяжело боролся с раком, и «антинародный режим» как чувствовал, КОГО теряет Украина. И не только вешал на него высочайшего уровня побрякушки, донельзя дискредитированные многими их номинантами, покупавшими «Героя», как престижную безделушку на госраспродаже, но и нашел деньги на лечение больного актера в Германии. В госказне нашел…

 

…Не помогло, увы. Но вы можете представить, чтобы нынешние кого-нибудь спасали?!

 

В-третьих, не совсем понятно, каким боком Ступка вписывается в планы Кириленко, который в апреле текущего года объявил о создании при Министерстве культуры Украины «Общественного совета реформ», куда уже по привычке пригласят экспертов из Польши, Литвы и Франции. И как без Грузии обошлось, я даже и не знаю, такой прокол. Но по-любому и культуру решили «озападнить», осовременить в соответствии с новыми веяниями, соединить, так сказать, шаровары с фраком под «Щэ нэ вмэрла…»

 

«Эксперты», безусловно, реформируют и кино, и театр. Так реформируют, что мало не покажется. И, конечно, Ступка смог бы сыграть и после «реформ». Что-то укро-модерновое и конъюнктурно-толерантное, политкорректно-общечеловеческое, о духовных страданиях, например, какого-нибудь душевнобольного, подглядывающего в замочную скважину или через дырку в заборе за тем, как его коллеги-психи насилуют полураздавленную гусеницу и страшно при этом страдают непонятым и неподдержанным искательством общечеловеческого мейнстрима в гей-клубе. Но Ступка шире этого. И выше. И глубже. Как бы ни требовали от него сиюминутного патриотизма галактический европейский выбор Украины и лозунги сорванного гей-парада…

 

Я одним могу объяснить обращение нынешнего режима и его «диячив» к памяти Ступки – совсем плохи у них дела. И сегодня им нужны любые подпорки. Даже те, на которые они совсем недавно по-холопски высокомерно и патриотически плевали, исходя злорадным ядом зависти и нетерпимости, издеваясь над памятью того, кто уже не может ответить, запрещая его фильмы. Плевали-плевали, получается, в колодец, а теперь пытаются из него живительно попить. И поделом им! Самого же актера и памяти людей о нем это не касается…

 

…А свою Украину Богдан Ступка любил. Трепетно, нежно, всем естеством. Сердцем и разумом понимая, что любовь к Родине – это не ненависть к другим странам. И потому любовь эта была взаимной и всеобъемлющей. Неподвластной тем, кого его герой Тарас Бульба называл «мышиными натурами», тупо перенимающими «басурманские обычаи».

 

..А еще актерские байки рассказывают, как смеялся Богдан Ступка, когда его коллега Наталья Лотоцкая, в «Тевье-Тевеле» игравшая жену Тевье-молочника Голду, перепутала слова и вместо «Вiзьми горщик с борщем» («Возьми горшочек с борщом») произнесла: «Вiзьми борщик с горщем» («Возьми борщик с горщом»). Богдан Сильвестрович, говорят, даже за кулисы ушел, согнувшись, чтобы отсмеяться. И все так мило было в той стране – были и борщ, и горшок. Всем всего хватало. И никто не плевал ни туда, ни туда. А сейчас плюют. И слово «горщ» теперь звучит чрезвычайно актуально для многих – горчит от происходящего. Однако мне кажется, что Ступка, конечно, при его таланте и в таких условиях играл бы смех. Но что это был бы за звенящий слезами смех! Слезами за его Украину, к которой упыри, ее распинающие, не имеют никакого отношения…

 

Владимир Скачко

 

 

 

 Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме: ; ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1