Агрессором в Приднестровье может быть только Украина. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 11 июня 2015, 10:56

Если из-за этого региона в Европе начнется большая война, в ответе будут Киев и Вашингтон

 

Обострение ситуации вокруг Приднестровья намного опаснее для мира в Европе, чем даже конфликт на востоке Украины. Потому что на территории ПМР находятся российские войска и они будут неизбежно втянуты в боевые действия. Именно поэтому чрезвычайно важно адекватно понять и четко зафиксировать – кому именно на руку эскалация кризиса на границе Украины с Приднестровьем и кто, таким образом, несет главную ответственность за создание ситуации, чреватой большой  европейской войной.

 

Сначала рассмотрим в этом ракурсе возможные замыслы России. Тем более, что украинские власти и киевская пропаганда буквально без умолку трезвонят о том, что Россия готовит нападение на Украину с этого направления и Украина должна защищаться.

 

Карта Приднестровья

 

Для того чтобы понять – насколько эти заявления далеки от истины, достаточно взглянуть на карту Приднестровья. Эта непризнанная республика протянулась тонкой кишкой вдоль левого берега Днестра и ее поперечник в некоторых местах не достигает и десяти километров.  На такой уязвимой и насквозь простреливаемой территории, даже при большом желании,  невозможно разместить сколько-нибудь мощную ударную группировку. Кроме того, эта территория практически полностью изолирована от окружающего мира и не имеет ни одного выхода в направлении РФ, который бы не контролировали власти Украины и Молдовы – ни по суше, ни по морю, ни по воздуху. Планировать  наступательные военные операции с этого, пожалуй, самого худшего в мире военного плацдарма мог бы только самоубийца. А поскольку начальник российского Генштаба таковым не является, то  он, естественно, ничего такого и не планировал. Свидетельством тому – крайняя малочисленность ОГРВ, которая на протяжении многих лет не меняется и остается на уровне примерно 1 -1,5 тысяч человек.

 

Есть там, конечно, еще и армия самого Приднестровья – несколько тысяч военнослужащих, которые теоретически могут усилить российскую группировку. Но совершенно невозможно себе представить, чтобы эти силы  могли вести наступательную войну, будучи полностью отрезанными от основных баз снабжения, без запасов горючего и возможности получить подкрепление. Во всяком случае, классическая военная теория для таких грустных случаев дает только один совет – сидеть тихо и не дергаться,  авось пронесет.

 

Таким образом, киевский тезис о грозных российских полчищах, якобы готовых в любой момент обрушиться на Одессу, мягко говоря,  не очень стыкуется с реальной действительностью. Поэтому можно с полной уверенностью констатировать – Украине с этого направления в военном отношении ничто и никто не угрожает.

 

А кроме того – если России так сильно нужна прямая война с Украиной, то спрашивается – а зачем огород городить и подтягивать к этой теме какое–то далекое Приднестровье? Донбасс под боком, войска стоят на самой границе, поводов – хоть отбавляй – хунта каждый день крошит в труху донецкие города вместе с их населением. И, тем  не менее, Россия на войну не торопится. Настолько не торопится, что Совет Федерации даже отозвал  данные Путину полномочия на ввод войск.

 

Москву можно сколько угодно обвинять в прямой агрессии против Украины, но при этом даже  начальник укрогенштаба был вынужден признать, что  с российскими войсками на поле боя он не встречался. Да мог бы и не признавать,  и так ясно – если бы встретился, вряд ли бы смог потом раздавать интервью.

 

Но если Москва так хочет войны, то чего, спрашивается, ей  стесняться? Ну, как же, скажут проницательные киевские  «умы» — Путин боится Запада — потому и осторожничает, воюет под прикрытием. Ну, хорошо, предположим. Но тогда, тем более непонятно  – с какого перепугу он должен бросать свои войска на штурм Одессы? Ведь это будет та самая агрессия, обвинения в которой он, по мнению укромыслителей, смертельно боится. Что-то явно не стыкуется в этой киевской версии.

 

И кто бы какие догадки не строил, «медицинский факт» заключается в следующем — никакой наступательной группировки российских войск в Приднестровье нет, никогда не было и уже не предвидится.

 

Так отчего же тогда такой визг стоит об угрозе войны? А вот с этим как раз все абсолютно понятно. Стоит только взглянуть на бурную деятельность по другую сторону границы, как сразу все становится на свои места. Давайте буквально на пальцах перечислим — чем занимается в последнее время Киев. Во-первых, «верховна рада» приняла законы, фактически равносильные полной блокаде российских войск в Приднестровье. Между прочим,  по международным законам такая блокада сама по себе уже является актом войны. И потому вопрос о том, кто первым  сказал «мяу!» уже на этом этапе отпадает сам собой. На блокаду России  возможно придется ответить, но это уже будут именно ответные действия, а не акт агрессии. Тем временем «миролюбивые» киевские власти пошли еще дальше – выдвинув на границу с Приднестровьем ударную силу своей ПВО — зенитно-ракетные  комплексы С-300. Другой задачи, кроме как сбивать российские военно-транспортные самолеты, направляющиеся в Тирасполь, у этих ЗРК нет и быть не может. У Молдовы и Приднестровья военной авиации нет. Как-то это не сильно похоже на действия стороны, сильно опасающейся начала войны.  Зато очень смахивает на прямую провокацию столкновения, не оставляющую России другого выхода, кроме силового ответа. Ведь первая же ракета, выпущенная по российскому самолету, переведет мир в совершенно иную реальность. И если бы в Киеве не хотели войны, они бы никогда не стали так рисковать. Ведь если на то пошло, то древние украинские С-300 вполне способны сбить российский самолет вообще без всякой команды. Просто по причине короткого замыкания.

 

Но хунта явно ничего не боится. Параллельно она принялась концентрировать на границе с ПМР свои сухопутные войска, в том числе танки и тяжелую артиллерию. Причем, что интересно,  делается это отнюдь не напротив Тирасполя – то есть в единственном месте, где можно, хотя бы теоретически, ждать российского удара в сторону Одессы и где, по идее, должен быть создан главный украинский оборонительный щит. Основные силы укровермахта развертываются в районе Котовска – то есть довольно далеко от Тирасполя, зато на расстоянии одного броска от главного российского склада боеприпасов в Колбасне, явно с тем, чтобы этого склада русских побыстрее лишить.  Однако воевать за какой-то дальний склад, рискуя получить прорыв противника на Одессу – не лучшая стратегия. Просто в Киеве прекрасно пронимают, кто именно здесь агрессор и поэтому не особенно парятся насчет какого-то мифического наступления противника.

 

Про назначение в прифронтовую Одесскую область губернатором махрового русофоба и отъявленного провокатора Саакашвили, которого хлебом не корми – дай только что-нибудь поджечь, даже не говорю, настолько это уже стало общим местом.

 

Таким образом, даже без учета общей геополитической и социально-экономической обстановки, настоятельно подталкивающей Киев к  единственному в его положении рациональному выходу  — войне, которая все спишет, только на основании сопоставления вполне очевидных фактов и  действий, имеющих место непосредственно в регионе конфликта,  можно прийти к совершенно бесспорному выводу о том, кто здесь замышляет войну и к ней активно готовится. Совершенно определенно это Киев, а поскольку киевская власть без Америки и шагу ступить не может, то, соответственно —  США. И если в Приднестровье начнут стрелять, то других ответственных за такое развитие событий искать не надо. Просто потому, что и этих вполне достаточно.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1