Почему на самом деле на Украине запретили российские фильмы. Анастасия Мельникова

   Дата публикации: 10 июня 2015, 10:42

Рунет бурлит, удивляется, возмущается и глумится: «Паровозик Тишка», оказывается, — враг Украины! Этот российский мультик, а также еще более полутора сотен наших сериалов и художественных фильмов запрещены там к показу. Словно на Украине совсем сбиты прицелы – палят теперь по детским фильмам и невинным мелодрамам.

 

Почему на самом деле на Украине запретили российские фильмы

 

А у нас хватает, если не смелости, то разума признать, что идет война – для нас, как минимум, информационная? И победителей в ней не будет – проиграют обе страны, потеряв взаимное доверие и уважение, оскорбившись и обозлившись друг на друга.

 

Убежденность некоторых в том, что «Никогда мы не будем братьями, ни по Родине, ни по матери» становится (да уже фактически стала) на Украине национальной идеей. Скоро и недавний запрет российских мелодрам будет восприниматься не как дикость, невозможная ни в одной развитой стране, а как данность, ставшая обычным следствием информационной войны.

 

 

Слишком хороши, чтобы быть правдой

 

Несколько дней назад Госкино Украины запретило к показу 162 фильма и сериала, которые были произведены в России с 1 января 2014 года. Прокатные свидетельства были аннулированы во исполнение закона о запрете показа российских фильмов.

 

Напомню, согласно этому закону, на Украине отменяется распространение и демонстрация фильмов, содержащих популяризацию или пропаганду органов «государства-агрессора» (то есть, по мнению украинских властей, — России), создающих положительный образ сотрудников «государства-агрессора», сотрудников советских органов госбезопасности, оправдывающих или признающих правомерной «оккупацию» территории Украины. За трансляцию подобных фильмов предусмотрен штраф на сумму от 10 до 50 минимальных зарплат за каждый случай показа.

 

К списку «милитаристских» картин с 4 июня добавлены и обычные мелодрамы и сериалы, произведенные с начала 2014 года. Среди них – такие вполне мирные саги, как «Земский лекарь», «Воронины», «Сельский учитель», «Физрук», «Дочки-матери» и др.

 

То есть фактически запрещено воспроизведение не только положительных образов работников силовых структур (как в очередных «Тайнах следствия» или «Улицах разбитых фонарей»), но и вообще любой позитив, если он сделан в России после 2014 года.

 

Даже иронично-гротескная картина «Горько-2», в которой типичные черноморские обыватели весь фильм пьют, орут, глупо страдают и вообще не то, чтобы дают повод гордиться дорогими россиянами, – и тот запрещен. Наверное, слишком симпатично и бесхитростно пьют и страдают.

 

Ведь в «стране-агрессоре» не может быть положительных и даже отрицательных, но симпатичных, героев. Это же разрыв шаблона.

 

 

На войне как на войне

 

Свои счеты с влиянием на население российского телевидения и у прибалтийских республик. Ведь там граждане, понимающие русский язык (а таких немало), окружены иным информационным полем, чем жители других стран Евросоюза.

 

Литва, с недавних пор всерьез опасающаяся «российского вторжения» явно претендует на то, чтобы возглавить и обострить информационную войну ЕС и России. И, по мнению главы МИД Литвы Линаса Линкявичуса, Евросоюз эту войну может выиграть: по этому поводу эксперты «выступят с предложениями к заседанию Европейского совета в июне».

 

Напомню, в самой Литве с 13 апреля действует трехмесячный запрет на трансляцию «РТР-Планета», решение было принято комиссией по радио и телевещанию. Это уже не первый подобный запрет российского ТВ на территории республики: подобные решения принимались также в отношении NTV Mir Lithuania и ретранслятора российского «Первого канала».

 

А в конце мая президент Литвы Даля Грибаускайте подписала принятые сеймом поправки к «Закону об информировании общественности», призванные защитить население «от враждебной пропаганды и дезинформации». Эти поправки предусматривают штрафы до 3% месячного дохода, которые будут назначаться за распространение «дезинформации, унижающей Литву». Штрафы могут быть назначены и ретрасляторам, не выполняющим решений об ограничении телепрограмм, представивших запрещенную информацию.

 

Русских в Литве, по данным переписи населения — около 6 процентов, это меньше, чем в соседних прибалтийских странах. Но как минимум 60% граждан владеют русским языком (среди них – литовцы, поляки, белорусы, украинцы). Есть и привычка смотреть русскоязычное телевидение – зарубежные версии наших федеральных каналов. Кроме того, русский язык является универсальным для общения жителей трех прибалтийских стран, да и других бывших советских республик (в некоторый из них, например, в Молдавии, также периодически вводятся запреты, подобные литовским).

 

Поэтому неудивительно, что информационную политику России воспринимают сейчас в Литве как явную угрозу, даже несмотря на то, что новости об этой стране появляются на российских телеканалах очень редко. Слишком явные различия в подаче одних и тех же событий: буквально два мира — два детства.

 

Однако сейчас, в век интернета, украинским или, к примеру, прибалтийским властям можно пойти еще дальше – чтобы уж наверняка: ограничить доступ к недружественным сетевым ресурсам, ввести выборочные фильтры, как Египет, Китай или Вьетнам. Или вообще – жесткую цензуру и контроль за интернетом, как в Северной Корее, Иране или Мьянме.

 

Придется, правда, как-то объяснять это европейцам, приверженцам демократических ценностей, свободы слова. Но в этом случае тоже все упрощается, объяснение простое: законы мирного времени не действуют во время боевых действий. На войне как на войне.

 

Анастасия Мельникова

 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1