В списании долгов — отказать!

   Дата публикации: 06 июня 2015, 23:14

Дефолт Украины может наступить уже 30 июня.

 

 

Позавчера агентство РБК опубликовало сравнительный анализ ситуаций двух европейских государств, находящихся в преддефолтном состоянии: Греции и Украины. Как отмечает издание, первый «дедлайн» для Киева наступит 15 июня (крайний срок для завершения переговоров Украины с частными кредиторами о реструктуризации евробондов на $20 млрд). Если переговоры о реструктуризации украинского долга окажутся бесплодными, МВФ может отказать Украине в следующем кредитном транше на $1,7 млрд. На 20 июня намечена выплата по внешнему долгу России, когда Украина должна перевести проценты в размере $75 млн по облигациям со спорным статусом. Если Киев решит не платить, дефолт наступит через десять дней (грейс-период) — это определено условиями выпуска. Эксперты считают, что независимо от исхода переговоров с кредиторами (в которых Россия не участвует) Украина все же выплатит купонный платеж в размере $75 млн в пользу России, а вот дальнейшие крупные выплаты вызывают сомнения.

 

Погашение «российских» евробондов на $3 млрд намечено на 20 декабря 2015 года. Перед этим Украине понадобится погасить облигации на $500 млн 23 сентября. Именно сентябрьское погашение, по мнению аналитика Bank of America Merrill Lynch Вадима Храмова, является «настоящим жестким дедлайном» для переговоров о реструктуризации.

 

Вероятность дефолта Украины в течение одного года рынок оценивает в 57%. По модели Bloomberg вероятность дефолта Украины в течение года оценивается в 23,18%, то есть Украина относится к категории «высокого риска» (вероятность дефолта больше 20%).

 

Напомним, в мае Верховная рада Украины приняла закон, дающий право объявить мораторий на выплаты внешнего долга. 2 июня этот закон вступил в силу, но Киев пока не намерен им воспользоваться. Многое тут будет зависеть от исхода переговоров с держателями украинских еврооблигаций, завершить которые МВФ требует до 15 июня. Частные кредиторы предложили Украине продлить сроки погашения облигаций и сократить процентные выплаты по ним, но Киев настаивает и на третьем обязательном элементе — частичном списании номинала облигаций.

 

В последний раз Украина стояла перед угрозой дефолта в январе — феврале 2000 года, когда она не смогла расплатиться с держателями еврооблигаций, номинированных в немецких марках, и держателями долларовых бумаг. Тогда Киев решил вопрос путем обмена этих бумаг на новые, более «длинные» облигации с меньшими купонами.

 

По мнению украинского политического обозревателя Виктора Шапинова, вероятность прямого дефолта довольно низка.

 

— Запад не может допустить такого развития событий, не потеряв лицо. Все-таки евроатлантические партнеры Киева уже сильно «вложились» в украинские дела, а экономический крах в случае отказа в кредитах будет означать переход Украины под финансово-политический патронат Российской Федерации — целиком, либо по частям. В долгосрочной перспективе такое развитие событий приведет к «отпадению» от военно-политического блока во главе с США не только Украины, но и ряда других союзников, что угрожает сломом вашингтонского миропорядка, сложившегося после Второй мировой войны в капиталистической части планеты и распространившегося в 80-90-е годы ХХ века на страны бывшего социалистического лагеря. Таких тектонических сдвигов политико-экономической конфигурации мира евроатлантические элиты допустить не могут. Поэтому, скорее всего Киев будут и дальше поддерживать финансово.

 

«СП»: — А каков запас прочности финансовой системы Украины? — Что касается запаса прочности экономики, то тут надо оценивать не только финансовую сторону дела. Неолибералы приучили нас к монетарному подходу, но финансовая ситуация — это только надводная часть айсберга. Если же смотреть глубже — не как «экономисты», а как полиэкономы, то вероятность полного экономического краха Украины несколько переоценена. И те противники Киевского режима, которые думают, что вот-вот настанет экономический апокалипсис, и проблема украинского фашизма будет решена сама собой, глубоко заблуждаются. Здесь важнейшими факторами стабильности выступает резкое падение цены рабочей силы вследствие девальвации гривны практически в три раза (с 8 грн за доллар до 23). Это значительно повысило эффективность работающих секторов экономики Украины.

 

С другой стороны массовая эмиграция за пределы страны по причине войны, мобилизации и общего ухудшения социальной ситуации несколько ослабила нагрузку на бюджет Украины. Прибавьте к этому людоедскую политику в отношении тарифов и вы увидите, что для правительства в Киеве не все так плохо.

 

Конечно, перекладывая тяжесть кризиса на плечи простого народа, Киев рискует получить социальный взрыв. Но эта проблема тоже не безвыходная для постмайданной власти. Во-первых, социально и политически активные и оппозиционно настроенные люди и организации либо в тюрьме, либо в эмиграции, либо загнаны в подпольное или полуподпольное положение. А социальный протест на чисто стихийной основе, без организации, далеко не так опасен. Во-вторых, выращены отряда «добровольных помощников Рейха», фашистские и полуфашистские структуры, готовые подавлять протесты собственных сограждан как «инициированные Владимиром Путиным и ФСБ».

 

Поэтому, возможно я и разочарую кого-то, но киевский режим вполне может дотянуть до следующего года без финансовой и экономической катастрофы, если поддержка Запада сохранится хотя бы на минимальном уровне. Вероятность приостановки такой поддержки, повторюсь, крайне мала. Хотя в элитах Запада и есть довольно влиятельные группировки, которые высказываются за такой вариант. В этом им, надо сказать, серьезно помогает сам киевский режим. Когда Порошенко говорит о необходимости возвращения Донбасса и Крыма военным путем, он сильно подставляет своих западных партнеров, фактически призывая к срыву Минских соглашений. А уж про заявления Турчинова, что Киев готов создать «грязную» бомбу, я вообще молчу. Если украинское руководство будет и дальше вести себя также, то западные партнеры могут со временем решить, что им удобнее решать вопросы с Путиным, чем с киевскими неадекватами. Реальной угрозой для властей в Киеве остается возможный раскол элит, «первой ласточкой» которого стал конфликт по линии Порошенко-Коломойский. Но эта угроза пока тоже успешно преодолевается при содействии Вашингтона…

 

«СП»: — А будет ли Киев пользоваться правом моратория на выплату?

 

— Полагаю, что сейчас не будет. Будут переговоры по реструктуризации долга, на которых найдут выход, приемлемый и для кредиторов, и для должника.

 

По мнению политолога Алексея Блюминова, вероятность того, что Украине удастся договориться с кредиторами, близка к нулевой.

 

— Оптимизм излучает исключительно украинская сторона. Кредиторы не выражают желания списывать долг, а МВФ увязывает дальнейшее кредитование с новой порцией антисоциальных мер, которые в итоге приведут Украину к тому же, к чему привели Грецию. То есть долги лишь увеличатся при отсутствии какого-либо оздоровления. Касательно вопроса с российскими облигациями, то тут развитие событий зависит от степени принципиальности российского руководства в вопросе взыскания долга. Потому что они могут как взыскать его, так и оставить взыскание на потом. Не исключаю, что и на этот раз взыскание будет принесено в жертву каким-то текущим политическим комбинациям.

 

«СП»: — А будет ли Украина пользоваться принятым Радой мораторием?

 

— Возможности есть. Это газ, и взыскание долга по облигациям. Это и перекрытие рынка украинским товарам. Это и реальное выдавливание украинских «заробитчан» с легального и нелегального российского рынка труда. Однако вопрос не в наличии возможностей, а в готовности и желании их использовать. Пока что мы видим, что руководство России применяет эти меры строго дозировано, чтобы не дать Киеву преждевременно умереть. И потому ожидания тех, кто думал, что Украина рухнет — не оправдались. Просто потому, что падение Украина сейчас не входит в планы Кремля.

 

«СП»: — Дефолт Украины неизбежен в принципе и его можно только оттягивать, или есть варианты?

 

— Дефолт неизбежен. Оттягивать то его, конечно, можно, но тут все упирается в готовность кредиторов вкладывать деньги в продление агонии неисправного должника. Недавно в ЕС заявили о неготовности и дальше финансировать Украину. Я считаю это определенным сигналом. Кстати, даже дефолт проблему не решит.

 

Ну, вот представим, прошел дефолт, старые долги списаны. А Украина-то осталась. И как и раньше — нищая. Способная жить только за счет кредитов. И что? Все по- новой, наша песня хороша? Ну, допустим, новые кредиты дадут по каким-то неведомым чисто политическим соображениям (потому что экономического резона нет). При таком раскладе, а Украине требуются десятки миллиардов, она за три-четыре года опять достигнет нынешнего уровня задолженности. И дальше что? Новый дефолт? Но это безумие. Поэтому я считаю неизбежным после дефолта принятие окончательного политического решения по украинскому проекту в целом. Что с ним делать. Это должно быть решение в треугольнике Россия-ЕС-США.

 

Причем, если США упрутся, войны в горячей фазе не избежать. Дмитрий Родионов

 

Свободная пресса 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1