В чем Путин прав по поводу Америки. «Politico», США

   Дата публикации: 02 июня 2015, 13:35

Мне очень неприятно об этом говорить, но возможно, Путин прав. Америка заявляет, что больше не желает быть мировым жандармом. Так почему же, спрашивает Путин, она сегодня ведет себя как мировой прокурор? Обвинение в коррупции, предъявленное министерством юстиции США многим членам ФИФА, существенно расширяет правовую юрисдикцию Америки, выводя ее далеко за пределы национальных границ. Да, Путин подходит под определение человека, который, живя в стеклянном доме, швыряет камни. Да, ФИФА может быть одним из самых коррумпированных международных институтов в мире, но вопрос — в другом. Почему Соединенные Штаты занимаются преследованием футбольной организации, которая находится за пределами США и работает в основном вне американских границ?

 

В чем Путин прав по поводу Америки

 

В деле против ФИФА используются законы о вымогательстве, а обвинения предъявляются мошенникам из ее руководства, якобы требовавшим и получавшим взятки, общая сумма которых может превышать 150 миллионов долларов. Наверное, это преступная, корыстная и безнравственная деятельность, но она никоим образом не касается Америки. Даже если теоретически эта организация находится в сфере действия американского права, бить по ФИФА тяжелой кувалдой — это вряд ли мудрое применение американской силы. Нам не следует смешивать конкретную поддержку действий против ФИФА с действиями Америки в качестве глобального судьи и прокурора. Такого рода действия скорее всего вызовут отрицательную реакцию за рубежом и безо всякой на то необходимости поставят под угрозу репутацию Америки в мире.

 

США далеко не впервые пытаются использовать свои законы для расширения американского влияния. На самом деле, как отмечает Ноа Фельдман (Noah Feldman) из Гарварда, существует долгая и весьма скандальная история попыток прокуратур и регулятивных органов США применять американское право за границей.

 

Генеральный прокурор США Лоретта Линч (Loretta Lynch) объясняет, что поскольку для распределения денег использовались американские банки, поскольку один из арестованных чиновников ФИФА Чак Блейзер (Chuck Blazer) является американцем, и поскольку национальными футбольными лигами США руководит подразделение Международной федерации футбола, американцы имеют право предъявлять обвинения. Но проблема в том, что вся эта деятельность происходила не на американской земле.

 

Суды США регулярно приструнивают прокуроров, которые пытаются применять американские законы в иностранной судебной практике. Действующий здесь принцип носит название «презумпция против экстерриториальности», что в переводе с юридического означает: наши законы — это наши законы, а не законы для всех. Этот принцип в последний раз был подтвержден Верховным судом в 2010 году в деле Моррисона против National Australia Bank. Тогда суд постановил, что нет, американские законы не действуют по всему миру, как нам захочется (в том деле речь шла о продаже ценных бумаг).

 

В деле ФИФА Соединенные Штаты пользуются значительной международной поддержкой. Многие долгие годы беспомощно жалуются на федерацию, и действия США стали для них облегчением в этом отношении. Но как насчет тех случаев, когда расширительное применение американских законов не очень приветствуется, и какой прецедент создаст такое расширительное применение?

 

Возьмите недавнее дело о том, как власти проводят юридические действия против компаний, подозреваемых в нарушении Закона о противодействии коррупции за рубежом. Этот закон был принят в 1977 году с совершенно разумной целью — не давать американским компаниям заниматься взяточничеством за рубежом. Но в последнее время этот закон используется по весьма необычному поводу. Например, в последние месяцы Комиссия по ценным бумагам и биржам вызвала повесткой в суд JP Morgan Chase, потребовав от него информацию о переписке с высокопоставленными правительственными чиновниками из Китая, чьих сыновей и родственников этот банк брал к себе на работу в КНР, получая в качестве встречной услуги рычаги влияния. В этом списке из 35 имен был и Ван Цишань (Wang Qishan), который возглавляет антикоррупционное ведомство китайского правительства.

 

Комиссия по ценным бумагам и биржам имела полное юридическое право вызвать JP Morgan Chase повесткой. Но публичное перечисление имен высокопоставленных китайских чиновников и требование о предоставлении всей частной переписки с ними вряд ли можно назвать тактичным и умным методом поддержания международных отношений. Неужели интересам США в отношениях с Китаем на пользу действия с вольным толкованием американского закона о взяточничестве, которые ставят в неловкое положение высокопоставленных руководителей крупной мировой державы, тем более, что никаких китайских, равно как и других законов они, скорее всего, не нарушали?

 

Если какие-то действия можно совершить, а затем оправдать, это отнюдь не означает, что их следует совершать, или что их совершение разумно и целесообразно. Неужели из-за какого-то сомнительного и малозначительного вопроса стоит ставить под угрозу и без того напряженные американо-китайские отношения?

 

Появляется закономерность, когда регулирующие органы и прокуратуры начинают заполнять многочисленные пробелы в деятельности инертных законодательных органов и отживающих свой век международных институтов. Стало заезженным штампом изречение о том, что природа не терпит вакуума, однако это все равно является очень сильной истиной. В США регулирующие органы предпринимают действия против климатических изменений и структурных недостатков финансовой системы там, где конгресс либо не может, либо не хочет действовать решительно и целенаправленно. За пределами США большинство международных институтов застыли в той форме, в которой они создавались в середине 20-го века, и лишь немного меняются, подстраиваясь под развивающийся мировой порядок. Осуществлять совместные действия всегда трудно, даже там, где есть общие интересы.

 

И в такие пробелы с вакуумом втягиваются американские регуляторы. Но происходит это из-за американской тенденции смотреть на мир через очки мирового жандарма и сверхдержавы из 20-го века. Да, Соединенные Штаты сильны и влиятельны, но использовать эту силу и влияние надо благоразумно. Превышение полномочий и перенапряжение сил здесь столь же соблазнительно, как и с применением войск. И оно столь же саморазрушительно.

 

Пагубность таких действий можно скрыть, если они пользуются широкой поддержкой. Когда против тебя ФИФА и Путин, может показаться, что ты все делаешь абсолютно правильно. Но пользоваться тем, что значительная часть торговли в мире осуществляется через американские банки, и превращать данное обстоятельство в механизм для осуществления практически безграничных правоприменительных действий — это гарантия того, что другие правоприменительные действия такого рода будут смахивать не на правосудие, а на откровенную попытку укрепления власти и влияния с использованием американских законов и американских регуляторов в качестве морских пехотинцев, захватывающих юридические плацдармы.

 

Расследование по Китаю является одной из таких попыток. Но есть и другие, и наверняка таких попыток будет больше. Важно найти равновесие между нашими интересами и таким превышением полномочий, а иначе Соединенные Штаты окажутся в одиночестве в своем крестовом походе, причем поход этот будет весьма сомнительным и проигрышным.

 

Закари Карабелл (Zachary Karabell), «Politico», США

 

Оригинальная публикация в «Politico»

 

 

 Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1