Ли Куан Ю и Украина, которую сглазили

Дата публикации: 24 Май 2015, 21:32

На фоне «галлюциногенного бреда», которые захлестнул Украину в последнее время – интриг и самоубийств, «битв олигархов» и коррупционных дуэлей, игр с Донбассом и мешка, надетого представителями спецслужб на голову сотрудника ОБСЕ, – произошло событие, никак внешне с нами не связанное. В далекой стране Сингапур умер человек, превративший нищий остров без каких-либо ресурсов (даже без питьевой воды) в процветающее государство – творец «сингапурского чуда» Ли Куан Ю. Пять лет назад он был на Украине и вывел формулу, почему у нас не получается реализовать мечту стать богатыми и процветающими…

 

 

1432486961_singapur

 

В далеком 2002 году, когда Украина жила в совсем другой системе координат и актуальным политическим раздражителем были майор Мельниченко, «Украина без Кучмы» и все такое прочее, был опубликован  русский перевод фрагментов 423-страничных мемуаров Ли Куан Ю под названием «Сингапурская история: из третьего мира в первый». На то время книга еще не была издана и блуждала по кабинетам власти как уникальный самиздат, распечатанный на лазерном принтере.

 

За почти 13 лет, которые прошли с тех пор, книги Ли Куан Ю, в том числе «Учебник по государственному менеджменту», написанный после ухода в отставку, издали несколько раз, и даже в украинском переводе. Их читали многие наши чиновники самого высокого ранга, политики и политологи. Судя по всему, был среди них и нынешний президент Петр Порошенко. Как уже написали в СМИ, представляя Виталия Ярему в Верховной Раде на пост Генпрокурора, он дал ему напутствие словами Ли Куан Ю: «Начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете, за что, они знают, за что – и народ вам поверит».

 

Как видим по дальнейшей судьбе Яремы, с посадкой друзей сложилось. И вообще, Украина, похоже, оказалась не той страной, которую можно перевоспитать и привести к прогрессу по рецептам Ли Куан Ю. Хотя не книгой единой ограничивалось его общение с украинской элитой. Летом 2010 года он побывал на Украине, встретился с тогдашним президентом Виктором Януковичем и дал несколько базовых советов. С этими советами произошла та же история, что и с книгой: послушали и сделали наоборот.

 

С горем пополам Россия продвигается к технологическому прогрессу, прорывается через тотальную коррупцию к научным достижениям, ищет и создает «гаджеты», альтернативные газовому вентилю (говоря словами героя «Духлесса-2»). И пусть главные успехи российской науки пока сосредоточены в сфере военных разработок, это хоть кое-что Гораздо больше прока было от общения бывшего сингапурского лидера с россиянами. Несмотря на то, что Советский Союз в свой визит туда он описывал как мрачную и зловещую империю, а коммунистическую идеологию просто ненавидел, считая дестабилизатором экономического развития, его отношение к России превратилось из негативного в наставническое. Он часто приезжал в Москву. Фактически был инициатором создания проекта Сколково и даже вошел в попечительский совет еще не построенной тогда школы. Заставил сына, который в 2004 году стал премьер-министром, выучить русский язык. В конце концов, кое-что из его советов у наших соседей прижилось.

 

Например, экспрессы из московских аэропортов на центральные вокзалы, одним махом решившие проблему мафиозных таксистов и вечных пробок, говорят, посоветовал запустить именно Ли Куан Ю. С горем пополам Россия продвигается к технологическому прогрессу, прорывается через тотальную коррупцию к научным достижениям, ищет и создает «гаджеты», альтернативные газовому вентилю (говоря словами героя «Духлесса-2»). И пусть главные успехи российской науки пока сосредоточены в сфере военных разработок, это хоть кое-что. В то время как мы движемся по пути, прямо противоположному тому, который советовал выбрать великий Ли: зерно, сырье, долги, вынужденная самоизоляция. Кстати, напомнить, что он говорил?

 

К вопросу о верховенстве украинского языка

 

«Моя политика в области образования – сделать так, чтобы люди выбрали английский своим основным языком. Иначе как вы будете зарабатывать на жизнь? Как вы можете взаимодействовать с международными компаниями в 1950-х? Если я буду говорить только по-малайски, я пойду по миру. Все должны учить английский, а их родной язык должен стать вторым языком. Китайский хорош как второй язык».

 

К вопросу о преодолении энергетической зависимости

 

«Наши соседи обладают огромными ресурсами – нефтью, газом, лесом, у них есть реки и гидроэлектростанции. Мы всего лишь небольшой остров. У нас нет ни нефти, ни газа, но у нас есть крупнейший нефтеперерабатывающий и нефтехимический комплекс во всем регионе. Как нам выжить? У нас работают все крупнейшие компании. Почему у нас? Благодаря стабильности, сохранности инвестиций, эффективности и надежности. Я приведу пример. В 1973 году арабские страны ввели нефтяное эмбарго, чтобы выразить протест против того, что США поддерживают Израиль У нас работают все крупнейшие компании. Почему у нас? Благодаря стабильности, сохранности инвестиций, эффективности и надежности. Я приведу пример. В 1973 году арабские страны ввели нефтяное эмбарго, чтобы выразить протест против того, что США поддерживают Израиль. Все эти страны разом заявили, что вся нефть в нефтехранилищах, принадлежащая другим людям, на самом деле принадлежит им и ее нельзя продавать. Они не забыли об этом. Сегодня, инвестиции ExxonMobil в Сингапур составляют $12 млрд., до того как Exxon поглотила Mobil, они составляли $6 млрд. Они собираются дополнительно инвестировать $4,5 млрд., таким образом, общая сумма инвестиций составит $16,5 млрд. Почему это происходит? Потому что они уверены, что мы не откажемся от своих обязательств. Когда мы подписываем контракт, мы тщательно изучаем его условия. Мы либо подписываем его, либо нет. Но если мы подписали его, мы обязаны выполнять его условия, какими бы они ни были».

 

К вопросу о том, ЧЕМ привлечь инвесторов

 

«Мы должны были начать жить по другим принципам: ты взяточник, а я нет, ваша экономика малоэффективна, а у нас все наоборот. В вашей стране небезопасно жить, а в нашей безопасно. Женщина может решить сделать пробежку в три часа ночи, и ей ничего не угрожает. Как мы добились всего этого? Прежде всего мы дали людям понять, что, если мы не пойдем своим этим путем, то не выживем. История нашего финансового центра – это история того, как мы по крохам укрепляли доверие к Сингапуру как к месту, где бизнес ведется честно. Мы воспитывали чиновников, обладавших знаниями и навыками, чтобы они так регулировали и осуществляли надзор за финансовыми учреждениями и биржевыми организациями, чтобы свести до минимума риск сбоев в финансовой системе. Необходимо доверие, необходимо признавать тот факт, что в результате сделки вы можете оказаться в проигрыше, но в долгосрочной перспективе вы выйдете победителем».

 

К вопросу о валютных ограничениях НБУ и фактическом запрете вывоза капитала

 

«В трудное для нас время, в самом начале развития, мы привлекли международные финансовые институты тем, что отменили налог на вывоз доходов, полученных вкладчиками-нерезидентами. Все депозиты, деноминированные в «азиатских долларах», не учитывались при расчете нормативов ликвидности и банковских резервов. И к 90-м годам Сингапур стал одним из крупнейших финансовых центров мира. Приветствуя инвестиции, мы вместе с тем в течение более чем трех десятилетий ограничивали доступ иностранных банков на местный рынок. В 1997 году я решил порвать с этой системой. Сингапурские банки нуждались в приходе талантливых иностранцев и смене образа мышления По объему валютных операций Сингапур уступает только Лондону, Нью-Йорку и лишь немного отстает от Токио. Успех Сингапура побудил другие страны региона с середины 80-х годов развивать собственные международные финансовые центры, зачастую предлагая еще более щедрые налоговые льготы. Приветствуя инвестиции, мы вместе с тем в течение более чем трех десятилетий ограничивали доступ иностранных банков на местный рынок. В 1997 году я решил порвать с этой системой. Сингапурские банки нуждались в приходе талантливых иностранцев и смене образа мышления. Наш осторожный подход помог нам пережить финансовый кризис, разразившийся в Восточной Азии в 1997-1998 годах. Наши банки были в хорошей форме, фондовый рынок не лопнул. Нам потребовалось 30 лет с момента начала операций на рынке «азиатских долларов» в 1968 году, чтобы создать репутацию хорошо управляемого международного финансового центра».

 

К вопросу о возможности победы над «непобедимой коррупцией»

 

«Даже небольшая власть, данная людям, которые не могут достойно прожить на свое жалованье, создает стимулы для ее неправильного использования. Поэтому наша борьба за чистое, не коррумпированное правительство имела глубокий смысл. С самого первого дня нашего нахождения у власти в июне 1959 года мы добились того, что каждый доллар, поступавший в бюджет, был надлежащим образом учтен и доходил до своих получателей до единого цента, не прилипая по пути к чьим-либо рукам. С самого начала мы уделяли специальное внимание тем видам деятельности, где властные полномочия могли быть использованы для извлечения личной выгоды, и усилили контроль за тем, чтобы этого не происходило. Главным органом, который занимался борьбой с коррупцией, было Бюро по расследованию коррупции (БРК). Оно было основано англичанами в 1952 году. Мы решили сосредоточить внимание БРК на крупных взяточниках в высших эшелонах власти. С мелкой сошкой мы стали бороться путем упрощения процедур принятия решений и удаления всякой двусмысленности в законах, издания ясных и простых правил, вплоть до отмены разрешений и лицензирования в менее важные сферах общественной жизни. Одновременно мы занялись вопросом открытого осуждения коррупционеров в судах и стали постепенно ужесточать законы». Богатство остается для украинцев мечтой, но не становится целью. Поэтому богатеют отдельные люди, а не государство в целом. И перспектив у нас мало, ибо своей главной целью мы определяем что угодно, но только не идеальную деловую репутацию в мире

 

К вопросу о дисциплине в стране

 

«Людям, которые строят процветающее государство, ничего не должно мешать. Меньше всего я любил беспорядок, прекрасно понимая, что в страну с бесконечными забастовками никто не вложит ни пенни. И для начала одержал победу над местным профсоюзом сингапурских поденщиков. С забастовками было покончено. Параллельно граждан страны приучили (повально) быть доброжелательными и аккуратными. Неприветливых и неопрятных тоже наказывали. До сих пор в Сингапуре нет бомжей и загаженных улиц. Запрещено ввозить жвачки. А о том, чтобы швыряться ими повсюду, – даже и речи быть не может».

 

С каждым новым майданом, выборами или просто сменой власти в наших умах теплится надежда на обыкновенное чудо. Наше чудо. Которое выпрыгнет неизвестно откуда и сделает нас всех богатыми и счастливыми. Но каждый раз надежды заканчиваются обломом. Последний большой облом связан с европейским выбором и Соглашением об ассоциации с ЕС, к которому пробились кровью, подписали и… уже забыли.

 

Последние цифры Госстата о падении экспорта в ЕС на 30% говорят сами за себя. Сейчас Украина ассоциируется в иностранной прессе только с проблемами на востоке и выплатой долгов. На внутреннем информационном рынке царит хаос, причем, довольно зловещий. И чем глубже мы погружаемся в пучину абсурда, тем меньше у нас шансов на happy end. Самое печальное, что вместо поиска выхода мы ищем объяснения.

 

Гривна обвалилась? Диверсия российских банков. Инвестиций нет? Агрессор мешает. Война зашла в тупик? Надо разруливать ситуацию? Ну, не вести же нам переговоры с террористами. Конечно, свести политические беды к последствию внешнего давления – это форма психологической защиты. Нас сглазили, «наврочили», порчу навели…

 

Знаете, почему у них все получилось, а у нас нет? Кто-то скажет: потому, что они – сингапурцы, а мы – украинцы. Они поставили на первое место английский язык, а мы украинский. Они сделали ставку на финансовый центр, а мы – на экспорт зерна. Они победили коррупцию с помощью террора, а мы коррумпировали террор. Все верно, но причина в другом. Ее назвал Ли Куан Ю, когда после посещения Украины был в России и беседовал с группой чиновников и аналитиков, ответственных за инвестиционные программы. Я знаю это со слов своего знакомого, который был на этой встрече.

 

Приводя разные примеры, он сказал о нас, что богатство остается для украинцев мечтой, но не становится целью. Поэтому богатеют отдельные люди, а не государство в целом. И перспектив у нас мало, ибо своей главной целью мы определяем что угодно, но только не идеальную деловую репутацию в мире.

 

Интересно, что бы сказал Ли Куан Ю, если бы приехал на Украину сейчас?

 

Галина Акимова

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
1432486961_singapur


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1