Кот Леопольд и зловредные мыши. Юрий Селиванов

Дата публикации: 23 Май 2015, 13:15

США руками своих геополитических холопов не оставляют попыток напрямую втянуть Россию в войну

 

После так называемой «денонсации» киевской «верховной радой» пакета соглашений с Российской Федерацией о транзите через украинскую территорию персонала и грузов, предназначенных для размещенной в Приднестровье Оперативной группы российских войск (ОГРВ), ситуация в отношениях РФ и того, что сейчас осталось от Украины, с военно-политической точки зрения, вплотную приблизилась к грани прямого военного столкновения. Для юридического закрепления состояния войны Киеву осталось сделать один небольшой шаг – «президент» Порошенко должен поставить свою подпись под принятыми «радой» документами.

 

Кот Леопольд и зловредные мыши

 

В том, что действия «украинских» властей, намеренных физически блокировать группировку российских вооруженных сил в Приднестровье, являются ничем иным, как АКТОМ ВОЙНЫ, нет ни малейших сомнений. С точки зрения международного права, блокада —   особая форма ведения военных действий, которая заключается в изоляции блокируемого объекта с целью не допустить осуществление им своих внешних связей.

 

Таким образом, Киев вполне сознательно провоцирует Москву на ответные действия, которые на стадии блокады (как вида прямой агрессии) могут быть предельно жесткими, в том числе и силовыми. Киевская пехота Америки видимо рассчитывает все-таки выполнить главный заказ своих заокеанских хозяев и напрямую втянуть Россию в войну.

 

Российские официальные лица, прекрасно понимая – откуда ветер дует, и явно не желая подыгрывать Вашингтону в реализации его коварных планов, пока весьма сдержанно комментируют ситуацию, явно рассчитывая на то, что Порошенко вовремя остановится и не перейдет Рубикон. Высказывания представителей Минобороны РФ также носят успокаивающий характер.

 

Так, например, генерал Юрий Якубов, координатор Управления генеральных инспекторов Минобороны России, заявил, что обеспечение российского контингента, в том числе и миротворцев в Приднестровье, несмотря на денонсацию Киевом соглашений о военном сотрудничестве, будет осуществляться в любом случае. По его словам, в сложившейся ситуации обеспечение будет происходить при помощи воздушного моста, в частности будут задействованы самолёты военно-транспортной авиации.

 

Однако даже поверхностное знакомство с нормами международного права в области авиаперевозок   показывает, что устроить такой «воздушный мост» достаточно сложно без получения на то официального согласия той же Украины.

 

В соответствии с поправкой 3 bis к Чикагской конвенции 1944 г каждое государство имеет право требовать посадки в своем аэропорту иностранного гражданского воздушного судна, если оно совершает полет над его территорией без его разрешения. Правда в ст. 5 той же Чикагской конвенции формально допускается возможность транзитных беспосадочных полетов через территории государств без предварительного их разрешения. И, более того, запрещается применять к самолету нарушителю, в случае его перехвата, какие либо насильственные действия, угрожающие его безопасности.

 

Но даже если возможность пролета через воздушное пространство Украины российских военных транспортов в правовом отношении все-таки имеется, то возникает следующий вопрос – а куда им, собственно, лететь? Дело в том, что единственный в приднестровском регионе тираспольский аэродром, способный принимать тяжелые грузовые самолеты, в юридическом отношении не существует. Молдова не признает его объектом наземной инфраструктуры воздушного сообщения и, тем более, не согласна с его наделением статусом международного терминала.

 

То есть никакие иностранные самолеты не вправе пользоваться тираспольским аэродромом, во всяком случае, без ведома властей Молдовы. Между тем, позиция официального Кишинева, целиком и полностью подконтрольного Западу, особого оптимизма в этом плане не внушает. Молдавские власти уже предпринимают явно недружественные в отношении РФ шаги, регулярно чиня препятствия российскому военному персоналу, который направляется в Приднестровье. Буквально только что в Кишиневе был снят с московского поезда и отправлен назад российский военнослужащий, ехавший к месту службы. Понятно, что такие откровенно враждебные действия диктуются молдаванам западными эмиссарами, что дает основания для прогноза об их неизбежном дальнейшем ужесточении.

 

Все это, в совокупности, создает практически непреодолимые препятствия для планомерного снабжения и пополнения российских войск в Приднестровье как наземным, так и воздушным путем.

 

Само по себе это, для ОГРВ, достаточно неприятно, но отнюдь не смертельно. Российский воинский контингент регулярно обновляется и пополняется за счет местного населения с гражданством РФ (а сейчас уже и это условие, с точки зрения российского закона о военной службе иностранцев, не является обязательным) так что особо острой нужды в направлении туда военного персонала из России в данный момент нет. Вопросы вещевого и продовольственного обеспечения этой весьма компактной группировки также вполне удовлетворительно могут быть решены на месте. А находящиеся в регионе склады еще советского оружия и боеприпасов позволяют ОГРВ чувствовать себя достаточно уверенно и в этом отношении. Так что какой-то экстренной необходимости в организации воздушного моста между Россией и Приднестровьем только лишь по причине неадекватного поведения украинской «верховной рады» пока нет.

 

Все это, однако, справедливо только для условий мирного времени. В том случае, если Киеву и Кишиневу будут поставлены американцами более радикальные задачи – по силовому выдавливанию России с берегов Днестра, нынешняя рутинная схема поддержания жизнедеятельности ОГРВ, конечно же, окажется совершенно недостаточной. В режиме ведения боевых действий этим войскам понадобится существенное пополнение личным составом и всеми предметами снабжения.

 

Сегодня о такой невеселой перспективе можно рассуждать только в сослагательном наклонении. Но думать, как известно, лучше наперед, чем быть крепкими «задним умом».

 

В этом смысле вполне очевидно, что боевые возможности ОГРВ (даже с учетом возможностей армии ПМР) совершенно недостаточны для длительного и эффективного противодействия совместному военному давлению со стороны Украины, Молдовы и натовской Румынии, армию которой наверняка с этой целью переоденут в молдавскую форму. Поэтому «игра от обороны» в Приднестровье для России будет заведомо равносильна поражению. Причем достаточно скорому.

 

И, соответственно, надо понимать, что никакой обороны в этом случае не будет. Спектр возможностей для российского противодействия попыткам военной дестабилизации позиций РФ на Днестре весьма широк. В этом контексте может рассматриваться и военная операция на Донбассе (например – взятие Мариуполя с дальнейшим движением в сторону Приднестровья), либо активизация сопротивления хунте непосредственно в Одессе с целью вывода этого крайне нестабильного города из подчинения киевскому режиму и создания непосредственного морского сообщения с приднестровским регионом. «A la guerre, comme a la guerre» — как говорят в таких случаях французы.

 

В любом случае, с точки зрения России, силовые действия в отношении группировки российских вооруженных сил в ПМР станут военным нападением непосредственно на Россию со всеми вытекающими отсюда последствиями. В этом смысле Запад, который является главным вдохновителем и заказчиком подобных авантюр, должен отдавать себе отчет в том, что с точно таким же «успехом» он мог бы направить ядерную ракету прямо на Кремль. Про судьбу Румынии, в этом случае, даже думать не хочется…

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Desant


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1