Торги за «Мистраль»: международное право забыто. Илья Ремесло

Дата публикации: 22 мая 2015, 12:15

Переговоры по проблеме «Мистралей» затягиваются: информация из анонимных источников поступает противоречивая, официальные лица молчат. Но сточки зрения права спор вокруг «Мистралей» имеет лишь одно решение — выплата российской стороне всех понесенных ею расходов, убытков и выплата неустойки

 

Торги за "Мистраль": международное право забыто

 

Официального подтверждения опубликованной неделю назад газетой «Коммерсант» со ссылкой на источники в сфере военно-технического сотрудничества информации о том, что Франция предлагает России возмещение за неисполненный контракт по «Мистралям» в размере около 785 млн евро на данный момент ни с той, ни с другой стороны не последовало.

 

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков лишь напомнил, что Москва придерживается принципа «товар или деньги», который и был зафиксирован на встрече российского и французского президентов. А французский министр обороны Жан-Ив Ле Дриан сообщил уже на этой неделе, что на данном этапе договоренностей с российской стороной нет, а финальные условия могут быть определены только решением президента Франсуа Олланда.

 

Действительно ли Франция предложила компенсировать России 785 млн евро, известно только непосредственным участникам переговоров.

 

Но даже если речь идет о попытке Франции поторговаться насчет компенсации затрат, понесенных Россией, это уже нарушает нормы международного права.

 

 

По французскому счету

 

Ранее среди возможных вариантов развития ситуации по «Мистралям» я прогнозировал следующие исходы разбирательства дела в суде:

 

1) взыскание с исполнителя неустойки и обязание передать «Мистрали» России;

 

2) Отказ России от исполнения договора, его расторжение и применение к недобросовестному поставщику еще больших санкций: взыскание перечисленных авансов, неустоек, убытков (включая реальный ущерб и упущенную выгоду).

 

Российские затраты на «Мистраль» складываются из авансового платежа в размере 893 млн евро, расходов на обучение кадров и строительство новой инфраструктуры. Совокупные затраты Москва оценивает в 1,163 млрд евро.

 

Если французская сторона предлагает компенсировать только 785 млн евро, получается, что она предлагает возложить вину за собственное неисполнение обязательств на Россию, которая должна еще и оплатить нарушение контракта Францией.

 

Такая ситуация с точки зрения международного частного права имеет совершенно вопиющий характер. Мало того, что Франция, руководствуясь туманными политическими мотивами, не указанными в контракте, отказалась исполнить обязательства и уже нарушила основополагающий принцип pacta sunt servanda (обязательства должны соблюдаться). Теперь оказывается, что ответственность за нарушение обязательств несет не нарушившая, а потерпевшая сторона.

 

 

Юридическое обоснование

 

Основные нормы, регулирующие исполнение международных коммерческих договоров, зафиксированы в принципах международных коммерческих договоров (принципы УНИДРУА). Данные принципы широко применяются в судебных спорах, связанных с международной торговлей и являются общепризнанным европейским правовым стандартом. Нормы, установленные в них, внедрены в правовые системы континентальных стран Европы (включая Францию и Россию). Таким образом, это некие основополагающие нормы, которые служат стандартом при заключении договоров.

 

Поэтому принципы УНИДРУА позволят нам оценить, на что может рассчитывать каждая из сторон в споре по «Мистралям».

 

Так, статья 1.3. принципов УНИДРУА устанавливает, что договор, заключенный надлежащим образом, обязателен для сторон — без каких-либо исключений. Сторона не вправе отказаться от надлежаще заключенного договора по основаниям, которые этим договором не предусмотрены. Статья 7.1.6 дополнительно предусматривает, что любые оговорки в договоре, имеющие своей целью исключить ответственность другой стороны за неисполнение договора, являются недействительными.

 

Пункт 1 статьи 7.3.6 предусматривает, что в случае расторжения договора осуществляется полный возврат всего перечисленного сторонами по договору.

 

Как мы видим, предложение французской стороны лишь частично вернуть уплаченный аванс явно противоречит этим нормам.

 

Принципы УНИДРУА также предусматривают строгую ответственность стороны, не исполнившей свои обязательства. Так, в статье 7.4.2. указано, что потерпевшая сторона имеет право на полную компенсацию ущерба, возникшего в результате неисполнения. Такой ущерб включает любые понесенные стороной потери и всякую выгоду, которой она лишилась.

 

Статьи 7.4.9-7.4.10, предусматривают для нарушителя, помимо вышеизложенного, выплату процентов потерпевшей стороне за невыплаченную денежную сумму, включая сумму убытков.

 

Таким образом, с точки зрения права спор вокруг «Мистралей» имеет лишь одно решение — выплата российской стороне всех понесенных ею расходов, убытков и выплата неустойки.

 

Налицо грубое и немотивированное нарушение обязательств поставщиком «Мистралей», единственным основанием для которого служат некие «политические мотивы». Однако такого основания для неисполнения обязательств не содержит право ни одной европейской страны. Вся европейская торговля основана на принципе неукоснительного и точного исполнения принятых на себя обязательств.

 

Европа, охотно рассуждающая о приоритете законности, оказалась в роли нарушителя своих исконных принципов. Выяснилось, что европейцы готовы грубо нарушить закон, если этого очень просит заокеанский «старший товарищ». К чему может привести такая «революционная законность», можно только догадываться.

 

Видимо, для России сейчас настало время встретиться в суде с Европой и напомнить там ей, что обязательства необходимо соблюдать

 

Илья Ремесло

 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1