О правительстве Украины в изгнании и доверии правительству. Ростислав Ищенко

   Дата публикации: 22 мая 2015, 17:01

В последние несколько недель воздух в Москве наполнился запахом скорого наступления в Донбассе и ожиданием победы народных республик. Не только таксисты (которые всегда знают все), но едва ли не любой хоть чуть-чуть интересующийся политикой человек авторитетно рассуждает о том, что летом наступать удобнее.

 

О правительстве Украины в изгнании и доверии правительству

 

О чем говорят на улицах

 

Специальное исследование я, конечно, не проводил, но случайные встречи в метро и в магазинах с незнакомыми людьми формируют достаточно интересную выборку, позволяющую с высокой степенью точности судить об общественных настроениях.

 

Эти настроения можно определить следующими тремя позициями:

 

  1. События на Украине в целом и в Донбассе в частности, несмотря на усилия СМИ, держащих их в топах новостей, утомили общество и постепенно сползают на периферию внимания, но пока еще остаются одной из важнейших для общества тем.

 

  1. Независимо от своего отношения к этому кризису, большинство людей, не причастных к профессиональной политической деятельности считают, что победа над Киевом может быть одержана только военным путем. Не обязательно с участием России, большинство как раз против вторжения на Украину, хоть и поддерживают вариант спецоперации, но путем военного разгрома киевских войск армиями ДНР/ЛНР в поле.

 

  1. Многие также уверены, что в случае провокации Киевом очередного витка активных боевых действий, армии ДНР/ЛНР смогут достичь относительно быстрой (оценки колеблются от нескольких месяцев до пары лет) и всеобъемлющей победы.

 

Подчеркну, что это настроения не всего общества, но как правило политические активисты и формируют общественный запрос. Не буду также оценивать соответствие данных ожиданий реальности. В целом, данный запрос реализуем, а реальность иногда преподносит самые неожиданные повороты.

 

 

Политэмигранты мечтают о портфелях

 

Важно, что ожидания в среде украинской эмиграции поразительно совпадают с упомянутыми общественными настроениями. В последние недели они трансформировались вначале в обсуждение, а затем и в попытки создания чего-то вроде «правительства в изгнании». Идея была предложена Сергеем Мироновым еще в начале весны, и сразу вызвала ажиотаж среди беглых украинских политиков.

 

Надо сказать, что эксперты отнеслись к ней в основном скептически. Во-первых, правительство в изгнании в изгнание отправляется, будучи свергнутым на родине, а не появляется через полтора-два года невесть откуда. Во-вторых, из кого его формировать, если часть членов свергнутого Кабинета осталась на Украине и признала легитимность своей отставки, а часть бежала за рубеж и (если говорить о тех, кто находится в Москве) любят друг друга не больше, чем ополченцы карателей?

 

Тем не менее, идея не умерла, ее стали развивать в том числе и российские думцы из радикально-патриотического лагеря, давно стремящиеся ускорить развязку украинского кризиса и провести ее силовым путем. На этом фоне и экспертное сообщество начало понемногу менять отношение к перспективе создания правительства в изгнании. В конце концов, наличие политического запроса сулит финансирование, а музыку заказывает платящий.

 

Конечно, сам термин «правительство в изгнании» если и употреблялся, то исключительно как технический — для обозначения проблемы в закрытой дискуссии (среди своих), но постепенно от разговоров стали переходить к реальным попыткам создать что-то. Естественно это обострило конкуренцию в среде политиков-эмигрантов, не оставляющих надежды, вернуться в Киев в обозе победителей, которые позволят им жить и управлять по-старому, еще и денег дадут на обзаведение. Идея бредовая, но люди с трудом расстаются с приятными иллюзиями.

 

 

Кто победит: возможные варианты

 

Тем не менее, если не привязываться к персоналиям и к терминологиии, то надо признать, что какой-то переходный режим Украине, после победы антифашистов понадобится.

 

Давайте представим себе, что общественные ожидания сбылись, и армии ДНР/ЛНР одержали относительно быструю (для таких событий и три месяца и год-полтора — все равно очень быстро) победу. Киевский режим свергнут. Вся или большая часть территории Украины освобождена. Часть чиновников бежала, но большинство остались. При этом государственный, административный и силовой аппарат разложены и парализованы, требуют долговременной серьезной чистки, а обеспечивать нормальную жизнь, работу, зарплату и правопорядок (безопасность) надо сразу. В стране сотни тысяч единиц нелегального боевого оружия, десятки тысяч людей, только что прошедших через фронты гражданской войны и полное отсутствие экономики и финансов, равно как и легитимной власти.

 

Допустим, что за время наступления, кроме ДНР и ЛНР успеют провозгласить ОНР, ХНР и еще пару НР. Ни все вместе, ни каждая в отдельности они не могут представлять легитимную власть в масштабах всей Украины, главное же — не обладают аппаратом управления и не могут использовать остатки старого аппарата.

 

С какой стати, например, Захарченко, легализованный на выборах, прошедших только в части донецкой области, будет руководить аппаратом Житомирской или Ровенской области? Были бы у него ресурсы — можно было бы понять: хочешь получать поддержку — подчиняйся, не хочешь — живи, как хочешь. Но ресурсов у него нет, он сам держится только за счет гуманитарной подпитки России. Без нее ДНР/ЛНР не выжили бы.

 

Полагаю, возможны три варианта дальнейшего развития событий.

 

Первый, нереальный. Если киевский режим каким-то чудом удержится, то беспокоится не о чем — все, что происходит на Украине — его зона ответственности, а нам надо будет думать, как в такой ситуации спасать Россию.

 

Второй, малореальный. Если Россия внезапно решит взять на себя труд освобождения Украины, то проблемы тоже нет. Освобожденные регионы попадают под управление военной администрации, которая и обеспечивает выживание населения и создание администрации гражданской (в зависимости от принятого решения — либо суверенной страны, либо федерального округа).

 

Однако есть основания полагать, что проблема освобождения Украины будет решаться армиями народных республик (численность которых чудесным образом вырастет и окажется достаточной, вместе с антифашистским формированиями освобожденных регионов, для взятия под контроль всей территории страны).

 

 

Правительство переходного периода

 

И вот здесь возникает проблема легитимации новой украинской власти. Разрыв легитимности произошел в момент победы февральского мятежа 2014 года. После победы антифашистов исчезнет действующая на сегодня власть и не вернется старая — ее просто нет как власти.

 

Есть только отдельные личности, некоторые даже неплохие специалисты в своей сфере, но команды, способной взять в свои руки власть в полуразрушенной стране и заручиться доверием населения (а это обязательное условие) нет.

 

О разного рода «Оппозиционных блоках» и прочих внутренних украинских структурах, включая олигархические гуманитарные проекты, говорить не будем. Они себя скомпрометировали сотрудничеством с режимом и претендовать на власть или даже на присутствие во власти не могут. Тем не менее, некая переходная структура будет нужна. Она будет нужна независимо от того, будет ли на Украине восстанавливаться старое государство, создаваться новое, будет ли это группа государств или территория полностью отойдет одному или нескольким соседним государствам.

 

Это должна быть именно переходная структура, дело которой — организовать выборы или референдумы, обеспечив легализацию новой власти или переход территории в новое состояние. После чего функции структуры исчерпаны, и она исчезает.

 

В этом смысле отсутствие у нее собственного административного аппарата и силовой опоры — даже хорошо. Организационную работу по подготовке народного волеизъявления могут провести остатки аппарата прежней власти, а безопасность обеспечат армии народных республик. Все дальнейшее — дело новых властей. Они будут создавать новую административную вертикаль, новую экономику и т.д. Причем независимо от степени суверенности доставшихся им в управление территорий.

 

Подобного рода переходный период может продлиться от полугода до года, после чего должна появиться новая легитимная власть. Задержка может возникнуть только в том случае, если общий геополитический расклад к моменту падения киевского режима не позволит однозначно определить судьбу остатков Украины, и ситуация останется подвешенной до завершения дипломатических маневров.

 

Переходная власть (как бы она не называлась, «Комитет спасения» или «Временное правительство») должна быть сформирована из людей и политиков достаточно известных для того, чтобы опереться на реальную поддержку хотя бы антифашистской части украинского общества, желательно (но не обязательно) имеющих опыт работы на руководящих должностях и являющихся профессионалами, специалистами без политических амбиций.

 

Найти таких тяжело, но при желании, можно. Если действующая власть могла назначать министров из Грузии и Прибалтики, то и новой никто не может запретить приглашать иностранных специалистов. Был когда-то Рокоссовский министром национальный обороны ПНР, маршалом Польши. И всем от этого только лучше было.

 

Главное же — озаботиться созданием переходной власти на Украине должна Россия. Поскольку потом столкнемся с обычным явлением — что-то надо делать, свои проекты не разработаны, приходится пользоваться чужими (с объяснением, что кроме них, ничего нет). И в результате окажется, что Россия несла издержки, а антифашисты гибли на фронтах, чтобы Левочкин и Богословская (давно уже дистанцирующиеся от киевских нацистов, и до нуля снизившие свою медиа-активность) триумфально вернулись во власть.

 

Ростислав Ищенко

 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1