Одесса. Народное расследование. О чем говорит тот, кто не хотел тушить Дом профсоюзов. Руслан Осташко

   Дата публикации: 20 мая 2015, 22:37

Мы продолжаем наше народное расследование трагических событий в Одессе 2 мая 2014 года. Большое всем спасибо за терпение и за то, что вы продолжаете нам присылать материалы, проливающие свет на события того страшного дня. Я обещаю вам, что наше расследование не остановится до тех пор, пока виновные не будут найдены и не понесут заслуженного наказания.

odessa-narodnoe-rassledovanie-666-4220481

Сегодня мы посмотрим на события того дня глазами человека, которого многие, не без оснований, обвиняют в том, что по его вине пожарные приступили к тушению пожара в Доме профсоюзов слишком поздно. Мы представим вам события так, как их 2 мая видел начальник Одесского городского управления Главного управления МЧС Украины в Одесской области Владимир Боделан.

 
Временами я буду останавливать его рассказ, чтобы дать некоторые комментарии и пояснения. И прежде чем представить вам его рассказ, хочу напомнить, что Владимир Боделан является сыном бывшего главы Одессы Руслана Боделана, который, по некоторым данным, является политическим оппонентом другого бывшего главы города Эдуарда Гурвица. При этом многие в Одессе считают именно Гурвица одним из основных виновников трагедии 2 мая.

 

 

Все это я говорю лишь для того, чтобы еще раз подчеркнуть ту непростую ситуацию вокруг политических и общественных сил в Одессе, которая сложилась в тот период времени. Любое «простое» объяснение причин тех событий и обвинения тех или иных персон должны быть рассмотрены крайне критично. В своем расследовании мы стараемся опираться только на неопровержимые факты, и если у нас есть сомнения в правдивости того или иного события, мы прямо скажем о том, что это только версия или наше предположение, с которым каждый из вас может как согласиться, так и нет.

 

Итак, начинаем!

 

Далее идет интервью Владимира Боделана с моими комментариями.

 

Мне даже сложно поверить в то, что подобные события могут быть незапланированными, случайными. Я думаю, все это имело под собой какую-то основу определенно организованных событий, направленных на, скорее всего, может быть, на запугивание, может быть, на доказательство всей Одессе, что существует какая-то власть в ту или иную сторону. Но, насколько я понимаю, это все-таки получилось.

 

Сомневаюсь, что кто-то планировал уничтожить – я по-другому не могу назвать – уничтожить такое количество людей. Должность, которую я занимал, начальника Главного управления МЧС Украины в Одесской области, и, к счастью или к сожалению, в большей степени к сожалению, она сталкивался почти ежедневно… я видел огромное количество погибших людей на пожарах. Не только на пожарах, но в основном одна из основных, костяк нашей службы – это все-таки пожарная служба. И утверждать… я один из первых руководителей, кто заявил, что люди, погибшие на пожаре, не погибли от огня.

 

Комментарий Руслана Осташко:
На этот комментарий Владимира Боделана я попросил бы обратить особое внимание. При всей критики его действий в тот день, его однозначно можно назвать экспертом высокого уровня именно в вопросе анализа массовой гибели при пожаре. И те детали, о которых он говорит, при соответствующей проверке, могут стать частью уголовных дел против тех, кто все это организовал.

 

Я это до сих пор буду утверждать и доказывать. Если кто-то будет заинтересован у меня об этом спросить, я буду утверждать, доказывать свою точку зрения, потому что человек не гибнет от огня, находясь в том положении, в котором он был. И как бы сегодня некоторые специалисты н е доказывали, что из-за сильнейшего сквозняка разгорелась мебель, которая дала температуру практически 1000 градусов. Человек ощущает задымление. Когда он ощущает температуру, он начинает бежать. И что бы там не стояло на его пути – заграды пулеметных автоматов, чего угодно – он не будет этого бояться, потому что все-таки температура, дым, огонь – это одно из самых страшных, что может испытывать человек.

 

Потому… ну, мы видели картину погибших людей, которые никуда даже не стремились убежать. Я не специалист-токсиколог, я не могу утверждать, что именно было использовано. Но, как мне кажется, если использовался какой-то военный газ или фосфорная граната, то это было бы смешно, если бы это можно было бы легко доказать. Это уже дело рук профессионалов и специалистов, которые должны это доказать. Но то, что гибель людей не настала, только благодаря пожарам, может быть, единицы людей получили ожоги, несовместимые с жизнью, я с этим соглашусь. Оказавшись в тупике, где-то в каком-то помещении. Но погибнуть при СО 30-35%, до 40% — это практически нереально.

 

При изначальном вскрытии, которое проводили соответствующие службы в Одесской области, была информация (она и у меня была на руках) о количестве содержания – то есть, первый показатель гибели людей на пожарах – количество содержания копоти в легких и, соответственно, отравляющих веществ в виде СО в крови. Норма, при которой она несовместима с жизнью, как правило, свыше 58%. До этой отметки человека можно спасти, можно оказать ему содействие, какую-то помощь. Что касается наличия содержания каких-то химических газов или копоти в легких, ее тоже практически не было. Она отсутствовала. Сегодня некоторые специалисты объясняют это тем, что была слишком высокая температура. То есть, слишком высокая температура, я видел несколько трупов, которые были обожжены. Допустим, кисти рук или лицо. Притом, что сама одежда на них практически не была затронута. То есть, это говорит о том, что это был временный высокотемпературный всплеск.

 

Что могло дать такую температуру? Ну, точно уж не сквозняк со сгоревшей мебелью, которая находилась как баррикада на первых этажах. Я хотел бы, чтобы люди обратили внимание на здание, само здание. Это здание советской постройки. Более шести входов и выходов. Это центральный холл, это центральная лестница, в которой не было использовано никакого пластика на стенах, не было никакого линолеума на полу или каких-то искусственных материалов. Это тяжелая мраморная лестница, совершенно ошпаклеванные, старые такие стены. И я также не соглашусь с той информацией, что на стенах могла когда-то быть нанесена столетней давности мастика или какой-то другой материал, который от этой температуры могу выделить какой-то подобный газ, и люди могли от этого погибнуть. Слишком много вопросов. То есть, все в жизни возможно, но у меня больше вопросов, чем ответов. Я еще раз повторюсь, что находился там практически единственный из всех руководителей областных структур с самого начала.

 

Комментарий Руслана Осташко:
А вот с этого момента Владимир рассказывает о том, что он с самого начала был у Дома профсоюзов. Еще когда там стояли палатки. Тут к нему возникает большое количество вопросов. Что он там делал и кто ему сказал, что именно там будут события, связанные с его профессиональной деятельностью? Ведь впервые коктейли Молотова и пожарная машина появились на улице вице-адмирала Жукова. Почему оператор службы спасения длительное время игнорировал звонки с информацией о пожаре? Давайте посмотрим, что он про это расскажет.

 

С первых минут нападения на палаточный городок до последней минуты, пока не вынесли последний труп со здания. Конечно же, эти сказки о наличии 200, 300, 500 трупов – огромное количество погибших людей – это всё ерунда полнейшая. Такого там не было. Было огромное количество людей в здании. Что они там делали, до сих пор не могу понять. Я тоже как одессит получал общую информацию от всех остальных о том, что людей практически за руки уговаривали покинуть площадь, всем забежать здание, потому что площадь заминирована. Информации очень много разной. Но нагнать в здание больше 300 человек? Что они там делали в это время, это самому богу только, наверное, известно.

 

Комментарий Руслана Осташко:
В следующем комментарии Владимир Боделан ставит точку в отношении погибшей в Доме профсоюзов беременной женщины и объясняет вздутый живот, который виден на фотографиях.

 

Не было там беременной женщины. Это была женщина, фотография которой, видимо, была сделана чуть позже. А позже – это уже на утро, в связи с высокими температурами в помещении все-таки, которые долгое время были, тело подверглось определённым, опухло. Но опять же положение трупа само по себе. Что должно было произойти с человеком в помещении, в комнате, в котором не было даже дыма, чтобы она упала на спину и таким образом умерла.

 

Комментарий Руслана Осташко:
А вот теперь Владимир пытается объяснить нам, почему не реагировал оператор службы спасения, чей мужской голос слышен на записи, и чем занимались пожарные расчеты около Дома профсоюзов. На мой взгляд, получается не очень убедительно.

 

Эти звонки, которые поступали с самого начала, многие говорили, что это мой голос. Это мой зам по реагированию непосредственно. Я уже в этот момент находился на площади, на Куликовом поле. Соответственно, после первого же звонка он мне перезвонил и задал вопрос, сказал мне о том, что поступают звонки о том, что возгорелись палатки на территории Куликова поля. Я ему четко ответил по телефону: «Я здесь лично нахожусь, возле палаток. Обошел уже сам вместе с начальником Городского управления… с зам начальником по безопасности Госслужбы нашей в Одесской области. Обошел уже полностью здание на Куликовом поле». На этот момент здание не горело.

 

Комментарий Руслана Осташко:
Подождите, подождите! «Здание не горело»? А сожженные палатки и наличие коктейлей Молотова и их метание в сторону здания не вызвали у главного МЧСника Одессы никаких вопросов? Т.е. вот он, находясь прямо там и своими глазами наблюдая за происходящим, даже не мог предположить, что пожар теоретически возможен в таких условиях?

 

Тут стоит напомнить, что в июне 2012 года министр чрезвычайных ситуаций Виктор Балога объявил выговор начальнику Главного управления МЧС Украины в Одесской области за неоправданную вялость. Об этом министр сообщил в своем приказе №394. По мнению министра, руководителями подразделений и личным составом, прибывающим к месту происшествия для проведения спасательных и других неотложных работ, не учитывается временной фактор и психологическое воздействие пассивных действий пожарных и спасателей на население. В результате за низкий уровень организации в подчиненных подразделениях мероприятий по ликвидации пожаров на начальника ГТУ МЧС Украины в Одесской области капитана службы гражданской защиты Владимира Боделана было наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора.

 

И вот теперь, зная все эти нюансы, давайте послушаем его дальше.

 

Я не могу точно сказать, как, поминутно – я не отслеживал с секундомером, когда, что происходило. Я сделал несколько снимков своим телефоном, я там видео снимал и тому подобное. Как только первая покрышка, разожженная в палатке, была закинута во вход, в фойе здания, лично я набрал еще раз своего первого зама… не первого зама, извините, зама по реагированию… и дал ему команду немедленно направить подразделение. А именно одну автоцистерну. То есть, мы должны были сработать по второму номеру пожара, по пожару №2, соответственно, направив туда более усиленное количество подразделений.

 

Но так как, учитывая те события, которые происходили, я заведомо должен был занизить количество пожарных единиц на первый, начальный подъезд. И пошел договариваться с боевиками. То есть, с теми руководителями, которых я увидел. Тех, которые в обед отобрали у нас пожарную машину. Тех, которые силовым способом выкинули пожарных с этой машины и использовали ее в дальнейшем, и уничтожили ее, в конце концов, в центре города. И когда я пошел с ними договариваться о том, чтобы они обеспечили пожарную… то есть, безопасность для пожарных, чтобы те могил приехать и спокойно начать оказывать помощь. Понимания не было совершенно.

 

Комментарий Руслана Осташко:
Т.е. глава одесского МЧС, находясь в трезвом уме и светлой памяти, ЛИЧНО дает распоряжение прислать ОДНУ пожарную машину к Дому профсоюзов в том момент, когда туда уже полетели горящие покрышки, и идет договариваться, как он говорит, с боевиками, чтобы те обеспечили пожарным безопасность? Я, конечно, понимаю, что современная Украина это страна со своими особенностями, а в городе Одесса настолько большое количество «кланов» и «семей», что разобраться в этом невозможно, но не настолько же!!! В это время, по словам самого Владимира Боделана, там уже находились руководители силовых структур. И он идет «договариваться» с боевиками? Как вы себе это представляете? «Пожалуйста, не угоняйте нашу пожарную машину, которую я только что вызвал»? «Она всего одна и все равно мы их спасти не сможем»? Да и машина, надо признать, приехала только через минут 40-50.

 

То есть, команда, как только полетела первая покрышка зажженная, уже была отдана. И машины… такой у нас может быть спор с теми людьми, кто сейчас пытается сверить данные отчета по журналу записи, когда прибыло первое подразделение, когда оно дало ответ, когда оно приступило к тушению пожара, это требует, может быть, глубже, более глубокого разбора. 40 минут – это как бы опять же условно. Это не было 40 минут. Это я могу опять много раз доказывать. 40 минут для кого? Для тех, кто стояли в передней части здания? Так поверьте, я, когда стоял в передней части здания, я уже практически истерил в телефон о том, что я не вижу, как приступила пожарная машина к тушению. Когда мне уже дважды отзвонились два моих зама и сказали, что пожарная машина работает возле здания на Куликовом поле, но никто не уточнил, что с обратной стороны здания.

 

Комментарий Руслана Осташко:
Получается, что Владимир Боделан лично находится на месте пожара около центрального входа, а его подчиненные приехали что-то тушить с тыльной стороны? Кто-то видел пожарную машину с тыльной стороны здания? Я таких свидетелей не нашел. Так где в итоге была-то эта машина? Да и была ли она вообще?

 

Здесь тоже есть такие нюансы, когда люди просто могут продолжать звонить о том, что пожарных нету, а они уже на самом деле находятся. Что касается ближайшего подразделения, которое находится на Привокзальной площади, во-первых, в этом подразделении не было ни одной автолестницы. То есть, как бы так не то, что сложилось, но в этой центральной части из-за загрузки города практически нет необходимости там содержать подобную высотную технику. Она шла с Комсомольской. Кто знает город, практически с моста. На это понадобилось буквально 17, пускай, 20 минут.

 

Что касается первой пожарной машины, которая прибыла, я опять же на сегодняшний день уже затрудняюсь сказать – уже год прошел – по-моему, это было седьмой части. Это ближайшее отделение было при вокзале.

 

Почему не Привокзальная? Потому что были попытки вскрытия в центре города возле Греческой у нас, на Бунина подразделение, где пытались забрать еще дополнительно нашу технику. Была попытка проникновения и в эту же пожарную часть, где мной было сказано о том, чтобы привести все, что угодно, любые меры о том, чтобы закрыть, забаррикадировать все, что угодно, чтобы не дать возможности завладеть нашей техникой. Самое важное – я не обладал информацией о том количестве людей, которые находятся в здании, внутри. И при этом я потерял бойца в обед – то есть, у нас погиб пожарный, который не находился на должности. Он просто был один из зрителей, так скажем.

 

Комментарий Руслана Осташко:
А вот этот момент действительно интересен. Владимир Боделан объясняет свою крайнюю осторожность и нерешительность «потерей бойца». Действительно, в столкновениях на Греческой погиб пожарный Николай Яворский. В этот день у него был выходной и он пошел в город защищать Одессу. Он получил 8 ранений в спину от выстрела картечью. Одно из этих ранений оказалось смертельным. Но факт его смерти установили уже в больнице, и Боделан никак не мог знать об этом во время начала пожара в Доме профсоюзов.

 

Пришел с части пожарной в выходной день после дежурства, решил посмотреть, что делается в городе. И один из первых погибших просто получил пулю в спину, остался там и погиб парень.

 

Комментарий Руслана Осташко:
Как вы видите, Владимир Боделан даже по истечении длительного времени после этой трагедии так и не смог разобраться, отчего погиб «парень». Он говорит о пуле. Но никакой пули не было. Была картечь или дробь. Но зачем знать такие подробности тому, кто оправдывает свое бездействие «погибшим от пули» «бойцом», не правда ли?

 

Все вот эти события, один на другое которые наслаиваются, они заставляют быть намного осторожнее. Соответственно, поставив под угрозу дополнительно жизнь бойца гражданской службы, так скажем, который должен работать… и так он не в легких условиях работает, еще и дополнительно под пулями практически. Когда ребята выделили людей, это такие, я считаю, героические поступки определенные. Я не знаю, кого они спасали – сепаратистов, не сепаратистов. Это я образно говорю.

 

Комментарий Руслана Осташко:
А вот эта оговорка, как говорится, по Фрейду – Боделан называет людей в Доме профсоюзов «сепаратистами». При этом он сбежал из Украины, как вы думаете, куда? Да, вы все правильно думаете.

 

Как бы сегодня не обзывали, не называли этих людей, когда человек горит или ему требуется помощь, все одинаковы. И я просто сам видел лично, как пожарные надевали свою куртку на людей, которых выводили, для того, чтобы их не били на улице практически на выходе из здания. То есть, вместе выносили лестницу. Сегодня мы говорим о цифрах более 300 человек, которые были вынесены, выведены из здания. Это не один, не два, не три, не десять человек. Это больше 300, по-моему, 340 с чем-то человек, которых спасли из здания. Если бы это был, я уже так скажу, подобной степени пожар с сильнейшим задымлением и все остальное, мы бы имели совершенно другую картину погибших людей. Это было бы намного серьезней.

 

До этого момента, я вам скажу откровенно, я не вижу ошибок ни одного из руководящих на тот день лиц именно за тушение в ликвидации данной чрезвычайной ситуации, данного происшествия.

 

Комментарий Руслана Осташко:
Конечно, не видите. Ведь главное лицо это Вы. В этот день, в городе Одессе, именно Владимир Боделан был самым главным руководителем, отвечающим за обеспечение противопожарной безопасности. И он считает, что все сделал правильно.

 

Вот, что касается именно нашей службы. Но то, что пожар был потушен меньше чем за полчаса, то его не было. Сегодня любой профессиональный пожарный скажет, что на 100 метрах квадратных мебель была потушена с проливкой, с разборкой полностью ликвидирован, полностью и окончательно за полчаса. Значит, как такового пожара не было.

 

Комментарий Руслана Осташко:
А вот к этой части рассказа я прошу отнестись максимально серьезно. Именно эту информацию можно считать полученной от настоящего эксперта. Это абсолютно серьезно.

 

Я обязательно вам оставлю видео, где с лицевой части здания я снимал людей, которые требовали помощи. И там как раз было… люди пытались им помогать. Где люди задыхаются практически в окна, где они машут тебе платками – ну, видно со стороны, что человеку не хватает воздуха свежего. При том, что наличия дыма нет в помещении вообще. И это видно. И я видел людей, которые покидали… притом, что они сами выбросились из здания, сами покидали двор, уходили за территории. Они потом оказались погибшими. То есть, они потом все лежали друг возле друга в скверике. Ну, опять же, это мы опять возвращаемся к тому, что я просто не могу поверить в то, что вследствие пожара люди могли погибнуть в таком количестве.

 

Комментарий Руслана Осташко:
И в завершение сюжета личное мнение Владимира Боделана о том, кто виноват в этой трагедии.

 

Я думаю, что люди, которые могли заказать подобное… я даже по-другому не назову… заказать подобное злодеяние, они, по-моему, уже давно… у нас же есть, используется слово «нелюди». То есть, в этих людях нет ничего человеческого, вот и всё. Сегодня нужны жертвы. Жертвы в рядах милиции, жертвы в рядах МЧС, жертвы в рядах простых людей, с одной, с другой стороны. Сегодня нужны жертвы. Не в этом-то причина. Да даже не причина в тех, кто стрелял, или в тех ребятах с сумасшедшими глазами, которые кидали… молодежь, просто я не знаю, или под наркотиками. Я не знаю, что с ними творилось на тот момент. Они просто… еще раз говорю, люди и с той, и с другой стороны. Они находились просто под каким-то непонятным в страшном состоянии. С ними даже невозможно было даже общаться.

 

Даже не они виноваты. Виноваты те, кто изначально это все финансировал. Виноваты те, кто изначально этих людей группировал. И с одной, и с другой стороны. То есть, виноваты те, кто пытался навести порядок или наоборот, расшатать порядок подобными действиями. Я хотел бы все-таки, наверное, как и каждый нормальный здравомыслящий человек, узнать причину. Именно не то, что причину. Может быть, мы-то ее и знаем. А узнать фамилию того человека рано или поздно, кто действительно это организовал, и зачем. Мне лично это просто, наверное, нужно.

 

Конец интервью с Владимиром Боделаном

 

Я не назову вам фамилию конкретного человека, который все это организовал. Но я абсолютно точно назову вам имя и фамилию человека, из-за бездействия и халатности которого, по моему личному субъективному мнению, количество жертв в Доме профсоюзов было столь велико. Зовут этого человека – Владимир Боделан.

 

Ну, и напоследок предлагаю вам послушать фрагменты телефонного разговора оператора службы спасения, подчиненного Боделана, с теми, кто пытался в этот день вызвать к Дому профсоюзов пожарный расчет.


Меня зовут Руслан Осташко. Я – главный редактор журнала PoliRussia.com, и мы все еще собираем информацию от наших читателей и зрителей об этих событиях. Если вам есть, что рассказать, если вы были участниками этих событий, пишите нам на почту odessa@politrussia.com или найдите меня в социальных сетях ВКонтакте, Фейсбуке или Твиттере.

 

Наше расследование продолжается. Виновные должны быть найдены!

 

Политическая Россия

 

Окажи помощь Новороссии и команде NewsFront

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1