Исторический долг Германии не оплачен. Петр Скоробогатый

   Дата публикации: 18 мая 2015, 14:05

Советский Союз простил Германии большую часть ущерба, причиненного в ходе Великой Отечественной войны. В условиях развязанной Берлином санкционной борьбы наследники Советского Союза — Россия и другие страны СНГ — вправе требовать компенсаций за преступления прошлого

 

На Потсдамской конференции союзники пообещали СССР передать часть заводов, находящихся в их оккупационных зонах. Но слово не сдержали

На Потсдамской конференции союзники пообещали СССР передать часть заводов, находящихся в их оккупационных зонах. Но слово не сдержали

 

 

Акция «Бессмертный полк», проведенная 9 Мая, наглядно показала, насколько глубоко в нас сидит память о Великой Отечественной войне. Стержнем этой памяти, безусловно, является бесконечная боль военного поколения, понесшего беспрецедентные утраты, цену которым невозможно ни назначить, ни выплатить. Поэтому мы в России вряд ли когда-нибудь поймем Запад, считающий, что все долги отданы и вопрос можно закрыть раз и навсегда. Запад, который, как кажется, искренне удивляется, почему День Победы остается для нас главным, священным праздником. Русский народ не злопамятный, но вправе возмутиться неблагодарностью «партнеров», с легкостью переписывающих целые главы истории.

 

Спустя семьдесят лет после поражения в Великой Отечественной войне Германия вновь решилась на противостояние с Россией. Теперь — во главе единой, но безвольной и недальновидной Европы, которая, следуя советам Вашингтона, регулярно разжигает разрушительные конфликты как на своих границах — в Северной Африке и на Ближнем Востоке, так и в самом центре — на Балканах, а теперь и на Украине. Берлин выступает идейным вдохновителем экономических и политических санкций в отношении Москвы, а также закрывает глаза на возрождение радикального национализма в Киеве. Между тем (коль скоро сегодня экономические механизмы управления конфликтами вновь взяты на вооружение) нелишне будет напомнить не только о моральной ответственности Германии за преступления фашизма и не только о банальной благодарности за решающую и бескорыстную роль СССР в разрушении Берлинской стены, а еще и о материальной ответственности перед советскими гражданами за причиненный ущерб. В конце концов, у СССР с той Германией до сих пор нет мирного договора, в котором была бы обозначена сумма репараций, а понесенные убытки значительно превышают дивиденды от вывезенных активов. Это напоминание — вовсе не повод решить сегодняшние проблемы страны за счет героизма предков. Это лишь попытка осознать, что благодушие в мировой политике редко возмещается сторицей.

 

Репарации, доброта и обман

 

«Сталинская щедрость» — именно так историки оценивают ситуацию с выплатой репараций Советскому Союзу. Строго говоря, точная сумма компенсаций не фигурирует ни в одном официальном документе. Конкретные положения предполагалось зафиксировать в итоговом мирном договоре с Германией, однако уже через четыре года после окончания войны такой страны просто не существовало. В 1945 году был подписан Акт о капитуляции и лишь спустя десять лет, в 1955-м, президиум Верховного совета СССР выпустил указ «О прекращении состояния войны между Советским Союзом и Германией». К тому времени был также заключен мирный договор с ГДР, в котором Москва официально отказывалась от всех материальных претензий к республике по итогам Второй мировой войны. На этом тема репараций для СССР была официально закрыта.

 

Впрочем, на Ялтинской конференции 1945 года в устных переговорах Сталин назвал цифру примерных выплат Германии — 20 млрд долларов, которые должны были быть разделены пополам между СССР и союзниками. Сумма смехотворная, учитывая, что, например, поставки союзников по лендлизу оценивались в 11 млрд долларов. Однако советский вождь настоял на щадящем режиме выплат, памятуя историю с репарациями Германии после Первой мировой. Те неподъемные санкции истощили немецкую экономику, обусловили уязвленное национальное самосознание нации и в итоге привели к власти фашистский режим.

 

В итоге фактические поставки в рамках репараций Германии оцениваются всего в 3–4% всего ущерба, который был нанесен СССР в ходе войны. Такие данные приводит, скажем, Николай Вознесенский, кандидат в члены Политбюро и председатель Госплана, в книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны». Точные суммы советских потерь скрупулезно подсчитывала государственная чрезвычайная комиссия. Так, прямой ущерб от уничтожения имущества граждан и организаций составил 679 млрд рублей, или 128 млрд долларов в ценах 1941 года. Косвенный ущерб от непроизведенной продукции, снижения национального дохода от прекращения или сокращения работы учреждений, предприятий и граждан, стоимости конфискованных предметов производства и снабжения плюс военные расходы и потери от замедления темпов общего хозяйственного развития страны оценивается в 1890 млрд рублей (357 млрд долларов). Общая же сумма составила 2 трлн 569 млрд рублей — 485 млрд долларов. То есть страна по доброте Сталина получила в 50 раз меньше причитающихся по итогам войны средств. К слову, по оценкам современных немецких экспертов, итоговая сумма возмещенных Союзу потерь составила около 15 млрд долларов, немногим больше заявленных в Ялте требований.

 

Впрочем, бескорыстие советского руководства объяснимо дальновидными намерениями. Вместо наложения денежных штрафов, которые еще долгое время подрывали бы экономику разделенной Германии (и, что более важно, дружественной ГДР), Сталин потребовал компенсации в виде поставок в СССР немецких станков и технического оборудование. Это позволило бы не только восстановить советскую промышленность, но и сделать мощный индустриальный рывок, как в 1930-е. Такого в условиях разгорающейся холодной войны союзники нам позволить не могли.

 

«ФРГ была изначально технологически более развита, чем ГДР, — рассказывает научный сотрудник Российского института стратегических исследований Константин Залесский. — Поэтому Советский Союз договорился с союзниками о том, что часть заводов, находящихся в их оккупационных зонах, будет передана Москве в качестве репараций. Решения Потсдамской конференции гласили, что СССР получит из западных зон Германии 15 процентов капитального оборудования, пригодного для использования, в обмен на эквивалентную стоимость различных товаров и материалов и десять процентов упомянутого оборудования безвозмездно. Однако нас просто кинули. Союзники выслали в СССР единицы производств, едва ли десятую часть обозначенных позиций. Это также затрудняет подсчет суммы ущерба, понесенного Союзом. Сюда стоит включить сумму недополученной прибыли от непоставки причитающегося нам оборудования из ФРГ, непроизведенных товаров, торможения общего хозяйственного развития страны, лежащей в руинах».

 

Стоит также добавить, что в 1950-е годы СССР фактически кормил и восстанавливал советскую часть Германии, строил концессионные предприятия, которые затем передавались ГДР, возвращал культурные ценности (как ни одно другое западное государство-победитель), обустраивал жизнь и быт побежденного народа. То есть частично вернул изъятый репарационный капитал.

 

«Сегодня мир практически растоптал решения Ялтинской конференции, Потсдамской конференции, заключение Хельсинкского акта 1975 года о нерушимости послевоенных границ. Мы имеем моральное и юридическое право вернуться к теме репараций, — убежден профессор МГИМО, доктор экономических наук, председатель Русского экономического общества им. С. Ф. Шарапова Валентин Катасонов. — Я не питаю никаких иллюзий, что Германия или Япония вернут нам какие-то средства. Но мы должны использовать этот инструмент давления. Я приведу в пример большевиков, которых в 1922 втором году на Генуэзской конференции хотели размазать по стенке, а они приехали со своими встречными требованиями. Запад считал, что Россия фактически национализировала 18,5 миллиарда рублей и должна их возместить, а мы выступили со встречными претензиями на 39 миллиардов золотых рублей за ущерб, нанесенный нашими союзниками по Антанте, в период интервенции и экономической блокады. У большевиков стоит поучиться такой дипломатии».

 

Тему неоплаченного Германией долга в феврале подняли депутаты Государственной думы. «Сегодня Германия, являясь флагманом Евросоюза, наносит санкциями ущерб российской экономике. Развивая эту тему, мы посчитали важным напомнить, что Германия нанесла колоссальный ущерб Советскому Союзу и за это не рассчиталась, — заявил депутат Госдумы, член высшего совета ЛДПР Михаил Дегтярев. — Вопрос репараций не закрыт. Наша задача состоит в том, чтобы получить цифру ущерба, нанесенного СССР в ходе Великой Отечественной войны. Предварительные грубые расчеты показывают сумму три-четыре триллиона евро. Мы хотим дать инструмент нашему внешнеполитическому ведомству для ведения международной политики. Требовать или не требовать — это прерогатива президента. Впоследствии могут возникнуть и правовые механизмы обращения в суды с требованием компенсаций для физических лиц по примеру израильтян».

 

 

Еврейский прецедент

 

«Немецкое правительство считает вопрос о компенсациях политически и юридически решенным. В то же время мы осознаем жестокость и произвол, которые происходили в Греции во времена нацизма», — заявила немецкий канцлер Ангела Меркель в марте этого года, отвечая на требования Афин о дополнительных выплатах репараций. Немецкие политики также добавили, что Германия выплачивает компенсации пострадавшим людям в качестве адресных выплат, и это является исключительно актом доброй воли. Эта самая «добрая воля» и вызвала юридический казус, оформленный еще в 1950-е.

 

В международном праве до сих пор существует лишь единственный всеми признанный метод возмещения ущерба стране по итогам военных действий — межгосударственный договор о репарациях (в XIX веке использовали понятие «контрибуции»). То есть побежденное государство выплачивало компенсации победившему государству, а то уже по своим каналам распределяло средства потерпевшим гражданам.

 

Однако в 1952 году союзники создают прецедент, вынуждая ФРГ выплатить компенсации определенной категории граждан, а именно евреям, пострадавшим от холокоста. По итогу Люксембургских соглашений Германия перевела 3 млрд марок Государству Израиль и 500 млн марок Конференции по материальным претензиям евреев к Германии. Эта организация с тех пор становится главным лоббистом интересов еврейского народа в вопросах о компенсациях.

 

С 1953-го по 1965 год поставки в счет немецких репараций составляли от 12 до 20% ежегодного импорта в Израиль. Некоторые эксперты уверены, что именно эти выплаты во многом способствовали стремительному развитию израильской экономики, даже в большей степени, чем помощь из США. Удивительный случай в мировой истории, когда страна выплачивала репарации государству, которое не только не участвовало в войне, но и вовсе не существовало в этот период на карте.

 

С тех пор Германия продолжает выдавать компенсации различным фондам и организациям Израиля, которые, в свою очередь, перераспределяли средства частным лицам. Часто на этом были построены мошеннические схемы, деньги просто разворовывались. Весьма живо эта сторона вопроса описана в книге американского политолога Нормана Финкельштейна «Индустрия холокоста».

 

В конце 1957 года бывшие узники концлагерей, работавшие на немецких предприятиях, образовали организацию «Комитет бывших еврейских принудительных рабочих». После переговоров фирмы I. G. Farbenindustrie, Krupp, AEG, Siemens, Rheinmetall перевели на счета Конференции по материальным претензиям евреев около 52,5 млн марок. В 1980-м к программам выплат подключили евреев из стран Восточной Европы, в 1998-м — из бывшего СССР. В 1990 году, после объединения Германии, состоялись переговоры по поводу реституции еврейской собственности. Продажа принесла 250 млн долларов, получателями стало более 41 тыс. человек. Всего же к 2008 году Германия выплатила Израилю и еврейскому народу в порядке компенсации ущерба жертвам холокоста репарации более чем на 60 млрд евро. То есть в пересчете с учетом колебания валютных курсов — до половины суммы ущерба, возмещенного в свое время СССР.

 

В 1990-е Германия подключила к выплатам компенсаций еще две категории частных лиц — узников концлагерей и перемещенных лиц, используемых в качестве рабочей силы на предприятиях Третьего рейха. После ряда частных исков в американские суды Берлин создал фонд «Память, ответственность и будущее». Немецкое государство и ряд частных компаний перечислили почти 4,5 млрд евро. За семь лет компенсации получило более 1,66 млн человек из 80 стран мира, в том числе 300 тыс. жителей СНГ. Размер выплат составил от 536 до 7669 евро на человека.

 

В 2008 году правительство ФРГ согласилось выплатить единовременные компенсации в размере 2556 евро примерно шести тысячам проживающих в западных странах евреев, пережившим блокаду Ленинграда. Однако до сих пор к программе не удалось подключить 80 тыс. евреев из России и стран СНГ. Кроме того, блокадники других национальностей почему-то остаются в ином правовом статусе и приравнены к пострадавшим в результате боевых действий. Поэтому Германия посчитала, что после выплаты репараций бывшему СССР не несет перед этой категорией лиц иных компенсационных обязательств.

 

Однако фактом признания блокадников-евреев жертвами нацистских преступлений и, соответственно, самой блокады — преступлением нацистского режима была создана правовая коллизия, о чем немецкой стороне напомнил российский МИД в 2014 году. Вопрос остается в подвешенном состоянии.

 

 

Требования в частном порядке

 

В общей сложности Германия выплатила частные компенсации примерно 8 млн человек, 6 млн из которых — евреи, жертвы холокоста. Нисколько не подвергая сомнению факт геноцида и не умаляя трагичности судьбы еврейского народа, мы вправе задаться вопросом: имеют ли право граждане иных национальностей, пострадавшие от военных преступлений нацистского режима, и их прямые родственники требовать компенсации у Берлина в частном судебном порядке?

 

Решением о компенсациях евреям, пережившим блокаду Ленинграда, и другими официальными заявлениями Берлин фактически признает ответственность не только за преступления фашистов и национал-социалистической партии, но и за военные действия регулярных частей вермахта. Что теоретически открывает широкое окно возможностей для обоснования исковых заявлений — скажем, для родственников жертв массовых расстрелов, жертв изнасилований, пыток. Интересно, что ФРГ аккуратно выплачивала и выплачивает военную пенсию военнослужащим, которые участвовали во Второй мировой, в соответствии с их рангом и регалиями. А значит, несет как минимум моральные обязательства перед пострадавшими от преступных действий своей армии.

 

Российские юристы и официальные лица пока крайне аккуратно оценивают возможности подачи индивидуальных исков в адрес Германии. Власти благоразумно опасаются открывать ящик Пандоры и создавать прецедент, которым вполне могут воспользоваться граждане Грузии, Украины, Прибалтики, выступив с претензиями к самой российской стороне. Юристы же говорят, что судебные издержки окажутся выше самих компенсационных выплат, а потому инициатива экономически нецелесообразна. Однако если государство столкнется с массовым явлением, то реагировать придется. В том числе и немецкой стороне. Ведь именно частные иски в американских судах приводили к созданию компенсационных фондов для решения вопросов фашистского наследия Второй мировой во внесудебном порядке. Репутационный вопрос для Германии по-прежнему актуален.

 

Существуют и правовые механизмы, позволяющие частному лицу истребовать возмещения ущерба, причиненного нацистами. В конце 1996 года в США было возбуждено несколько исков против швейцарских банков. Финансовые институты обвиняли в том, что они скрывали активы жертв холокоста и отмывали полученные незаконным путем средства нацистов. Спустя два года было заключено соглашение о компенсации на 1,25 млрд долларов. В списке пострадавших оказалось 24 тыс. имен. Выплаты смогли получить как потерпевшие, так и их наследники.

 

В 2000-е германские суды оказались завалены исками о компенсациях от немцев и их потомков, которые в 1945 году были выселены с исконных территорий, отошедших Польше по итогам войны. От Германии требовали реституции — восстановления прав собственности, прежде всего недвижимости. Для представления интересов таких немцев было даже создано Прусское общество за возврат собственности. Чаще всего суды ФРГ выносили решения в пользу истцов. Однако о суммах выплат мало что известно.

 

Наконец, можно привести в пример тех же греков, которые продолжают шантажировать Берлин решением Верховного суда от 2000 года. Постановление гласит, что немцы должны выплатить 28 млн евро родственникам 218 жителей деревни Дистомо, которые были расстреляны фашистами 10 июня 1944 года. Судебное решение позволяло провести конфискацию собственности Германии на территории Греции в качестве компенсации, но хода этому решению Афины пока не дают.

 

Петр Скоробогатый

 

 

Окажи помощь Новороссии и агентству News Front

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1