Информационная шизофрения Эстонии. «Delfi.ee», Эстония

Дата публикации: 18 мая 2015, 18:58

Россия тратит в год чуть больше 600 миллионов долларов на различные информационные операции, и влияние такой информационно-психологической войны нельзя оставить без внимания.

 

Информационная шизофрения Запада

 

О том, что деятельность России в информационной сфере беспокоит Европейский союз и США, говорится уже как минимум год. Но если посмотреть на реакцию различных стран, то она, как правило, медленная и неповоротливая. В чем же проблема? Прежде всего, нужно понять, что термин «пропаганда», который мы используем, ведет нас по ложному следу, ибо создает впечатление, что интерес путинского режима — оправдание действий России. В российской теоретической литературе часто фигурирует выражение «информационно-психологическая война». Это означает, что цель — не объяснение истины, а порождение конкретных точек зрения, эмоций и решений.

 

Российские инфооперации можно разделить на две категории. Одни занимаются распространением точек зрения путинского режима и считаются традиционной пропагандой. Эстонское общество выработало иммунитет к такому, и оправдание Путина в эстоноязычных СМИ можно встретить крайне редко. Другие инфооперации пытаются различными средствами вызвать какое-то влияние в обществах целевых стран.

 

В данный момент первично стратегической целью Кремля является вбить клин в отношения внутри Евросоюза и НАТО и прекращение санкций. Аналогичная деятельность проходит и в СМИ. Одна из проблем, на которые делается упор — кризис демократии и дефицит доверия в развитых западных странах, признаком чего часто является низкая явка на выборах или недоверие к политической элите. Без сомнения, речь идет и о знакомой нам проблеме, что бессмысленно отрицать.

 

Если посмотреть, чем занимается канал Russia Today, то естественно, от критики Путина воздерживаются, а для критики западных политиков дают слово компании, где смешиваются как заслуживающие внимания западные оппозиционеры, так и сторонники теорий заговора, так что они, выступая бок о бок, фактически узаконивают друг друга.

 

Если теперь вернуться к Эстонии, то сначала может показаться, что вопрос ограничивается желанием кремлевских СМИ доказать симпатию эстонцев к нацистам и, как следствие, их попытки по-своему трактовать события Второй мировой войны. Но за пределами полных лжи статей существует уже более сложная цель — сохранять конфликт между эстонской и русской национальными группами, используя ксенофобию части эстонцев и определенную фрустрацию русского меньшинства. Некоторые русские активисты Эстонии жаловались, что именно из-за политтехнологий Кремля и «пропаганды» реальные проблемы эстонских русских не воспринимают всерьез, а сваливают в одну кучу с «волосатой лапой Кремля». Так что если в интересах Эстонии — создать мирную жизненную среду для всех, то в интересах Кремля — поддерживать внутренние конфликты Эстонии, по крайней мере, до тех пор, пока Эстония поддерживает Украину и выступает в международных организациях с анти-кремлевскими заявлениями.

 

В Эстонии мы сейчас наблюдаем шизофреническую ситуацию, когда позиции Кремля вдобавок к российским телеканалам парадоксальным образом продвигают некоторые политики Центристской партии и EKRE. При этом в большинстве случаев, естественно, они работают в пользу Кремля неосознанно. В истории есть примеры, когда во время холодной войны СССР финансировал на Западе миротворцев, которые сами искренне верили в то, что они действительно сражаются за мир во всем мире.

 

Из всего этого следует, что ответ Эстонии никогда не должен оставаться на уровне государственных деклараций. Цензуру мы также не должны вводить ни в коем случае, ибо это неэффективно. Например, предложения по запрещению советской и нацистской символики должны быть связаны с очень конкретными случаями использования или с законодательными рамками призывов к ненависти, чтобы мы не начали смехотворным образом бегать за символами. Любая силовая цензура, инициируемая правительством, сегодня рискует произвести обратный эффект, но государство при этом не может просто спокойно смотреть, когда данные символы связаны с призывами к ненависти и нарушению общественного порядка.

 

Исходя из этого, в таких кризисных ситуациях растет важность прямого общения. Оно же, в свою очередь, указывает на то, что предпосылкой для реального единства людей является деятельность гражданского общества. Кредит доверия государство напрямую зависит от того, сколько в обществе неправительственных организаций, работающих в направлении мирного разрешения конфликтов. Важно понять, что все, что производит скандалы в СМИ, всегда является лишь поверхностным отражением реальных проблем, поэтому эффективное противодействие пропаганде связано с решением реальных причин проблем. Так, например, русский телеканал ERR не получил от государства ни одного пропагандистского задания, поскольку главной целью является улучшение жизненной среды местных эстонских русских и укрепление местного самоопределения. Таким же образом ксенофобия эстонцев — не просто родившееся на пустом месте настроение, а фактор, наиболее связанный с наличием чувства страха и неуверенности в определенной части общества. Избавиться от этого невозможно парой пресс-конференций или пресс-релизов, это предполагает более серьезное изменение в общей культурной среде. В основе всего лежит вера в себя и равное обращение со всеми живущими в Эстонии людьми. Именно это — два слабых места, через которые Кремль нападает на Эстонию.

 

Ильмар Рааг, советник правительства Эстонии по государственной психологической защите

 

 

Окажи помощь Новороссии и агентству News Front

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1