Я против войны. Максим Шпаченко

Дата публикации: 17 Май 2015, 20:45

Наше общество поделено на 2 части. Сначала мне казалось, что это просто 2 разных лагеря мнений. Но теперь очевидно, что это 2 фронта. Я вспоминаю слова из Евангелия от Матфея о последних днях на Земле: «Предаст же брат брата на смерть, и отец — сына; и восстанут дети на родителей, и умертвят их». Христос говорил о событиях, которые нас еще ждут впереди. А брат уже стреляет в брата и отец — в сына. У них всего лишь разные мнения.

36276_600
Множество украинцев сегодня всем сердцем горят за тех ребят, которые сражаются и гибнут в АТО. Многие дают деньги, помогают знаниями, тратят свое время и силы, чтобы помочь на фронте. Сотни тысяч долларов, если не миллионы, ежедневно тратятся на войну.

 
Многие уничтожают бизнес, семьи, дружбу ради отстаивания своих убеждений. И 99% всех убеждений с двух фронтов строится на информации, полученной из СМИ. Еще 1% информации от друзей, знакомых и одна баба сказала. Вообще, вдуматься: сотня журналистов и еще сотни три политиков смогли вселить 40 миллионам людей жажду войны!

 
Эта война обнажила наши души. Она показала, что у нас есть социальный спрос на войну. У нас есть социальный спрос на ненависть, которой мы не научились управлять. То, что происходит в стране сейчас, увы — нам нравится. Нам нравится ненавидеть Путина и русских, нам нравится всем сердцем искренне скорбеть за погибших в АТО, нам нравится ненавидеть тех, кто хоть как-то иначе думает о положении дел в стране. Мы знаем и понимаем, что все вокруг — это мерзость. Но она нам…нравится…

 
Разве нет? Когда на улице случается драка, то все люди вокруг делятся на 2 группы: те, кому нравится смотреть и те, кому не нравится. Те, кому нравится — могут вскрикывать и даже звать милицию, просить разойтись, плакать, кричать, снимать на телефон, спокойно курить, но только не предпринимать ничего, что может драку остановить. А есть те, кому это смотреть не нравится. Они действуют по-разному: некоторые быстро уходят, некоторые предпринимают попытки разборонить дерущихся.

 
Посмотрите вокруг. Мы все делаем что угодно, только не разбороняем. Путин лалалала, в ДНР дебилы, в Киеве хунта, сепары и ватники, убили — ура, взорвали — молодцы, похоронили — счастье. Нашей стране нравится война. Давайте на чистоту: именно мы финансируем войну. Войну, которой НЕ СУЩЕСТВУЕТ. Хотя потраченных денег вполне могло бы хватить на мир даже не в одной стране.

 
Когда парни едут в АТО, то мы говорим: молодцы, герои.

 
Когда они лежат без рук и без ног в госпиталях. то мы говорим: молодцы, герои.

 
Когда им везут инвалидные кресла, то мы говорим: молодцы, герои.

 
Когда их хоронят, то мы говорим: молодцы, герои.

 
Молодцы почему? Герои чего? Звание «Герой» это эквивалент благодарности? Но… Друзья, люди погибли!!! Люди погибают, а мы говорим что они герои?! Да пусть они будут тысячи раз героями, но их уже нет. Их дети без отцов. Их матери без сыновей. Их отцы без слез уже — пустые в ожидании своей смерти.

 
А мы смотрим. Мы продолжаем смотреть на то, как умирают чужие люди и называем их героями. А что если завтра, не дай Бог, ваш отец, брат, муж, сын не вернется из АТО? Возглас тысяч чьих-то чужих глоток «Герой» хватит ли вам для того, чтобы дальше довольствоваться жизнью?

 
Эта война несет горе и разрушение. Каждая смерть вбивает сильнее гвозди в наши души. А тем, кто яро выступает на фейсбуке и по телевидению, рассказывая о героизме убитых — это чужая боль. Не их. Чья-то. Не понятая, не осознанная, не разбившая сердце.

 
Но вот только на секунду представьте, что ваш отец в окопе, а на него едет танк. Ваш сын в каком-то доме один, а на этот дом идет штурм. Ваш муж курит сигарету, а вражеский снайпер смотрит на него через оптический прицел. И у вас есть одна секунда, чтобы сделать заявление, которое, может быть, изменит дальнейшие событие: вы за войну или нет? Да? Бах и пуля делает вчерашнего любимого человека уже Героем.

 
А, может, надо остановиться и для начала просто сказать вслух: я против войны?

 

 

P.S.

Представьте себе огромную арену, на трибунах которой сидят десятки тысяч людей. Они уже хмельны, но у них есть еще бутыли с вином и они ждут зрелища. По бородам этих людей стекают капли жира и красного вина, а между их прогнивших зубов застряли куски хлеба и курицы.

 
На арене стоит гладиатор. Огромный, сильный. С копьем в одной руке и со щитом в другой. Он смотрит на эту толпу и самодовольно улыбается. Толпа кричит на него, плюется, бросается в него кусками пищи, проклинает. А он стоит и самодовольно улыбается.

 
А во внутренних стенах стоит худой молодой рыбак, которого одевают в кожаные тесемки. Человек в дорогой одежде и с огромным мечом приговаривает рыбаку:
— Сынок, вот там за внутренними воротами арены тебя ждет враг. Он уже убил сотни наших братьев. Это отродье дьявола, если мы его не остановим, придет в наши дома и изнасилует наших женщин.

 
А рыбак, пока ему шнуруют обувь, отвечает:
— Господин, я слишком слаб, чтобы одолеть гладиатора. Я ведь погибну! Просто погибну!

 
Господин, отрывая крупную виноградину:
— Ты не просто погибнешь. Ты погибнешь героем. Ты будешь воспет в веках, как герой и защитник!

 
Но рыбаку мало дела до истории:
— Господин, я знаю, что на трибунах сидят десятки тысяч мужчин. Почему бы тебе не позвать их и тогда мы все вместе одолеем гладиатора и больше не надо будет рыбакам погибать на этой арене?

 
Лицо господина исказил гнев и, прополоскав горло вином из золотого кубка, он сказал:
— Дитя мое, но как я это сделаю? Если я призову тех, кто сидит на трибунах, на битву с гладиатором, то они перестанут платить деньги, которые идут на твое обмундирование, на этот виноград и вино. Они перестанут платить за вход, а когда гладиатор будет убит, они разойдутся по домам и обнаружат, что у них нет ни еды, ни работы, ни сбережений, чтобы дальше существовать. Если мы убьем гладиатора, то и его люди перестанут вести торговлю с нами, перестанут присылать нам золото и ресурсы, на которое мы покупаем тебе обмундирование, этот виноград и вино. Поэтому возьми себя в руки, возьми этот деревянный кинжал и пойди одолей врага. И тогда в один момент закончится вся эта война.

 

— Но у меня же лишь короткий кинжал — я не смогу!

 

— Пробуй. Следующий!

 

Вам это ничего не напоминает?

 

Максим Шпаченко

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front


Комментировать \ Comments
36276_600


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1