Оценка военно-политической обстановки вокруг Украины на середину мая 2015 года. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 16 мая 2015, 13:31

Выводы из оценки военно-политической обстановки вокруг Украины по состоянию на середину мая 2015 года

 

Geopolitika_0112

 

1. В геополитической игре вокруг Украины наступает новый этап, каркасно обозначенный переговорами госсекретаря США Д. Керри с Президентом РФ В.Путиным, переговорами помощника госсекретаря США В. Нуланд в Киеве и визитом Д. Керри в Пекин.

 

2. Неизбежность наступления нового этапа логически вытекает из полного и неизбежного провала предыдущей стратегии США, ориентированной на жесткий отрыв Украины от России и использование Украины для прямой конфронтации с РФ с задачей ее максимального ослабления, внутренней дестабилизации и последующего развала.

 

3. Украина в процессе этого испытания предъявила себя как неотторжимая составная часть восточнославянского историко-этнического массива, генетически не способная эффективно противостоять другим его составным частям. Ставка на Украину как силовой фактор в конфронтации Запада с Российской Федерацией оказалась полностью несостоятельной и, к тому же, потенциально — крайне дорогостоящей. Что, после ряда военных катастроф на Донбассе, были вынуждены признать и США.

 

4. При этом, Вашингтон полностью исключает для себя возможность компенсации выявившейся военной недееспособности Украины собственным прямым вовлечением в силовое противостояние. Прежде всего, потому, что это полностью противоречит традиционной для всего Запада стратегии непрямых действий и его неизменной, в течение многих веков, готовности воевать только чужими руками. Любая стратегия, предполагающая возможность непосредственного участия Запада в военном противоборстве, тем более на начальном этапе, а не в варианте явки к столу победителей, и при наличии достаточно сильного противника, рассматривается им как неадекватная и отвергается с порога.

 

5. Стратегические задачи США на новом этапе остаются прежними и вытекают из главного императива их глобальной политики – ставки на общее ухудшение и дестабилизацию обстановки в мире, которая всегда должна быть как минимум на одну ступень хуже, чем в самих США и других государствах англо-саксонского блока, с целью его позиционирования как «территории стабильности и благополучия в бушующем мире», что должно способствовать сохранению его глобального финансово-экономического доминирования.

 

6. В этой связи задача по дестабилизации Европы с целью ее более жесткой привязки к англо-саксонскому «острову благоденствия» остается для США одной из наиболее актуальных. Полный отказ Вашингтона от этой стратегической цели представляется нереалистичным в связи, прежде всего, с безвыходным положением самих США.

 

7. На новом этапе набор рабочего инструментария для решения данной задачи может быть несколько видоизменен. Для США не имеет принципиального значения – какая именно страна, либо регион будут использованы в качестве детонатора для дальнейшего подрыва европейской стабильности. В связи с выявившейся непригодностью на эту роль Украины, возможно выдвижение на первый план запасных, либо ранее замороженных вариантов. В качестве такового наиболее вероятным, хорошо подготовленным и целесообразным для США представляется вариант очередной дестабилизации на Балканах. Тем более, что конфликтная инфраструктура там гораздо больше проработана и куда более рентабельна, чем украинская.

 

8. Ориентированный на такую дестабилизацию проект «Великая Албания» был инициирован американскими спецслужбами еще в начала 90-х гг. первоначально для ускорения развала Югославии. Однако его взрывной потенциал позволяет обеспечить создание на Балканах крупного очага региональной напряженности общеевропейского масштаба за счет создания первого в Европе и весьма агрессивного мусульманского государства на основе албанского этноса. В результате реализации этой задачи, конфронтационный потенциал «великой Албании» и негативные последствия для Европы будут не меньшими, чем в случае с Украиной. Кровопролитные столкновения на границе Македонии с албанским Косово явно указывают на перевод данной стратегии в активную фазу.

 

9. В случае переноса центра тяжести американской геополитики на Балканы, Украина должна быть дезактивирована, поскольку поддерживать интенсивную конфронтацию сразу на двух стратегических направлениях США уже не способны. Именно задаче дезактивации Украины на приемлемых для США условиях и посвящены дипломатические усилия Вашингтона на этапе перехода к новой геополитической фазе.

 

10. Очевидно, что США, даже в условиях дезактивации Украины, приложат все усилия для максимального сохранения завоеванных там позиций. При этом, они будут, вероятно, концентрироваться на удержании политического контроля над ситуацией путем поддержания видимости безусловной легитимности нынешнего режима, чтобы и в дальнейшем «плясать» от этой удобной для них «печки», при одновременном делегировании Российской Федерации «полномочий» по финансово-экономическому оздоровлению Украины. Ни США, ни Запад в целом не готовы нести существенные обременения по дальнейшему содержанию этой экономически депрессивной, но густонаселенной территории.

 

11. С целью подконтрольной США стабилизации ситуации на Украине будут предприниматься шаги по декоративному переформатированию местных политических институтов с целью придания им большей благообразности и демократичности. В частности, с этой целью в Киеве состоялась демонстративная встреча В. Нуланд с одним из координаторов системной, «карманной» оппозиции режима (так называемый «оппозиционный блок») С. Левочкиным.

 

12. При этом, американские кураторы наверняка рассчитывают, что при сохранении командных политических позиций в руках своей киевской клиентуры, им удастся продолжить курс на формирование Украины в качестве системно антироссийской силы, продолжить накачивание ее населения соответствующими идеологическими догмами и пропагандистскими стереотипами.

 

13. Актуальной задачей намеченной реорганизации Украины со стороны США является, вероятно, ее возвращение в состояние геополитической «серой зоны», каковой она была с момента получения государственного статуса. В том числе – с привлечением к управлению страной ряда фигур из состава домайданной номенклатуры. Тем более, что таких фигур, желающих «быть востребованными», хоть отбавляй.

 

14. Попытка воссоздания прежнего «подвешенного» геополитического статуса Украины, известного как ситуация «ни нашим, ни вашим», неизбежно приведет к воспроизводству гибельного для страны алгоритма движения в никуда, во власти которого она находилась почти четверть века и, будучи никому не нужной, фактически превратилась в территорию экономического и социального бедствия. Однако для Запада это приемлемые издержки, поскольку, в рамках традиционной схемы, Украина должна находиться на иждивении у РФ.

 

15. Более того — передача Украины под финансово-экономическое «опекунство» России может рассматриваться Западом как весьма перспективная антироссийская стратегия, целью которой будет социально-экономическая дестабилизация самой РФ за счет непосильного для нее бремени содержания всей Украины.

 

16. В политико-территориальном аспекте США рассчитывают на минимизацию последствий восстания в Новороссии, максимальную локализацию и последующее выхолащивание уровня самостоятельности ДНР/ЛНР, при полном исключении дальнейшего расширения движения к автономизации регионов с целью общего удержания политического контроля над ситуацией. Украина в этом плане переводится в режим «запасного варианта», который будет задействован с примерно аналогичными антироссийскими целями на следующем этапе.

 

17. С точки зрения государственных интересов РФ указанные выше планы США, направленные, прежде всего, на консервацию нынешнего киевского режима и сохранение геополитической подконтрольности Украины Западу, не являются даже минимально приемлемыми. Украина есть безусловная сфера жизненных интересов России и никакой иноземный контроль здесь абсолютно неприемлем.

 

18. В рамках неконфронтационного сценария урегулирования ситуации на Украине, Москва не может ограничиться признанием предлагаемых Западом декоративно-декларативных перемен и, тем более, не может согласиться с попытками подавления воли значительной части населения страны к переустройству Украины на подлинно демократических, правовых основах. В данном контексте требования о безусловной конституционной перезагрузке украинской государственности с представительным участием всех регионов и с последующим проведением полностью прозрачных для независимого международного мониторинга разноуровневых выборов на Украине, представляются краеугольной основой российской политики на данном направлении.

 

19. В конечном итоге, такой путь с вероятностью близкой к 100% приведет к преодолению нелегитимных последствий антиконституционного переворота февраля 2014 года, физическому отстранению от управления государством полностью скомпрометировавшего себя узурпаторского режима и формированию новой, де-факто конфедеративной Украины, геополитическое будущее которой достаточно предсказуемо. В рамках этого будущего Украина как единое государство подтвердит свою несостоятельность и, вероятно, прекратит свое существование. При этом регионы, исторически и экономически тяготеющие к России будут дрейфовать в направлении дальнейшего сближения с ней. Тогда как Западная Украина, экономически привязанная к восточной и не имеющая никаких иных перспектив, кроме недружественного поглощения Польшей на Западе, будет вынуждена умерить свои этнокультурные амбиции и последовать в том же восточном направлении.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Окажи помощь Новороссии и агентству News Front

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1