Кто владеет землями Украины? Элизабет Фрейзер

   Дата публикации: 16 мая 2015, 11:14

Судьба сельскохозяйственного сектора Украины не может не вызывать тревоги. Как говорилось в докладе института Окленда еще в прошлом году, более 1,6 миллиона гектаров украинской земли находились под контролем иностранных корпораций. Дальнейшие исследования позволили идентифицировать источники и новых зарубежных инвестиций.

 

Кто владеет землями Украины?

 

Таким образом, по некоторым оценкам, общая площадь сельскохозяйственных земель Украины, контролируемых зарубежными компаниями, сейчас уже превышает 2,2 миллиона гектаров. Кроме того, в ходе исследований были идентифицированы существенные «серые зоны», где трудно определить, кто именно является землевладельцем и кто контролирует эти земли.

 

Иностранные компании и акционеры, стоящие за приобретением земель на Украине, разбросаны по всему миру. Датская компания Trigon Agri, например, контролирует более 52 000 га. Эта компания была основана в 2006-м с использованием стартового капитала «состоятельных людей» из Финляндии. Компания ведет торги в Стокгольме (по данным NASDAQ), а ее крупнейшие акционеры это: JPM Chase (Великобритания, 9.5%); Swedbank (Швеция, 9.4%); UB Securities (Финляндия, 7.9%); Euroclear Bank (Бельгия, 6.6%) и JP Morgan Clearing Corp (США, 6.2%).

 

United Farmers Holding Company, которой владеет группа инвесторов из Саудовской Аравии, контролирует 33 000 га сельскохозяйственной земли Украины через компанию Continental Farmers Group PLC.

 

AgroGeneration, которая держит 120 000 га украинской сельскохозяйственной земли, зарегистрирована во Франции, и 62% ее акций контролирует техасская инвестиционная компания SigmaBleyzer.

 

Американский пенсионный фонд NCH Capital держит 450 000 га. Компания начала свою деятельность в 1993-м и теперь хвалиться тем, что была одним из первых западных инвесторов на Украине после распада Советского Союза. За последние десять лет эта компания систематически брала в аренду небольшие участки земли (размером от 2 до 6 га.) по всей Украине, укрупняя и объединяя их затем в большие фермы, действующие уже как промышленное производство. По данным одного из главных партнеров NCH Capital, Джорджа Рора, такая аренда дает компании право выкупить ныне арендуемые сельскохозяйственные земли, как только на Украине будет снят мораторий на продажу земли.

 

У другой подгруппы таких компаний руководство украинское – это зачастую компании со смешанными украинскими и зарубежными инвестициями, зарегистрированные, как правило, в «налоговых гаванях» типа Кипра, Австрии и Люксембурга.

 

Например, компания UkrLandFarming контролирует крупнейший в Украине банк земли – 654 000 га в общей сложности. 95% акций UkrLandFarming находятся в руках мультимиллионера Олега Бахматюка, а оставшиеся 5% были недавно проданы компании Cargill. Аналогичным образом, Юрий Косюк, занимающий пятое место в списке самых богатых украинцев, является генеральным директором МНР, одной из крупнейших сельскохозяйственных компаний, которая держит 360 000 га сельскохозяйственных земель.

 

С началом нынешнего политического кризиса в Украине, некоторые из этих компаний (преимущественно украинских) тоже оказались охваченными кризисом. Одной из таких компаний является зарегистрированная на Кипре «Мрия агро-холдинг», которая контролирует почти 300 000 га земли. В 2014-м на сайте компании (который более недоступен) была размещена информация о том, что 80% акций «Мрии» владеет семейство Гута (граждане Украины), занимающее главные посты в руководстве компании. Остальные 20% акций числятся за Франкфуртской Фондовой Биржей.

 

По данным новостных агентств, летом 2014-го эта компания объявила дефолт по платежам по двум крупным евробондам, что ставит под вопрос само будущее данной компании. Эта компания сначала заручилась поддержкой американской Blackstone Group и украинской Dragon Capital, однако всего через месяц эти компании отказались поддерживать «Мрию», а вслед за ними – и международная компания по финансовым услугам и аудиту Deloitte.

 

Затем был созван международный комитет держателей облигаций, в состав которого вошли несколько американских и британских инвестиционных групп (в том числе CarVal Investors – инвестиционный филиал компании Cargill), которые в сумме владеют более 50% долговых обязательств «Мрии» по евробондам (с погашением в 2018-м) и 15% обязательств по евробондам с погашением в 2016-м. Таким образом, будущее компании «Мрия» туманно и некоторые источники предполагают ее скорое банкротство.

 

Другая украинская компания, зарегистрированная в «налоговых гаванях», тоже испытывает трудности. Это Sintal Agriculture Public Ltd (зарегистрированная на Кипре, проводящая торги на Франкфуртской Фондовой Бирже с 2008-го, и контролирующая 150 000 га сельскохозяйственной земли Украины). Она прекратила торговлю акциями 29 января 2014-го «до дальнейшего уведомления» после того по отношению к ней была инициирована процедура банкротства. В 2013-м на ее вебсайте (он тоже уже не работает) заявили, что 36,3% акций этой компании находятся в свободном обращении.

 

Вероятность банкротства этих корпораций и участие западных инвесторов в кризис-менеджменте поднимает вопрос о дальнейшей судьбе контролируемых ими сельскохозяйственных земель. Пока еще не ясно, как будет решаться вопрос о контроле над этими землями и какова будет роль западных компаний и фондов, которые инвестировали средства в обанкротившиеся украинские компании.

 

Тем не менее, на основании опыта соседней Румынии, можно предположить, что если всё будет развиваться и на Украине по такому же сценарию, то произойдет переход сельскохозяйственных земель Украины под контроль зарубежных компаний.

 

В Румынии была аналогичная история роспуска колхозов, раздачи колхозных земель бывшим колхозникам и введения моратория на продажу сельскохозяйственных земель. Однако различные лазейки в законодательстве страны давали возможность иностранцам установить контроль над землями через процедуру банкротств. Как сообщает, на основе документальных свидетельств, Джудит Буньоль (в работе «Концентрация земель, разграбление земель и народная борьба в Европе»), банкротство национальных сельскохозяйственных предприятий открыло путь к установлению иностранцами контроля над сельскохозяйственными землями Румынии.

 

Пока еще не совсем ясно, будет ли на Украине реализован тот же сценарий. Тем не менее, Румыния дает нам урок, подчеркивая важность пристального внимания за всеми сделками, касающимися сельскохозяйственных земель. Кроме того, сама по себе «мутная» ситуация с собственностью на землю на Украине тоже поднимает целый ряд вопросов. И, вероятно, наиболее важный вопрос звучит следующим образом: может ли всё большая концентрация украинских земель в руках нескольких олигархов и зарубежных корпораций пойти на благо этой стране, ее народу и ее экономике?

 

Элизабет Фрейзер

 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1