Аэропорт, отдых «а ля укр» и немного о мусоре. Павел Данилин

   Дата публикации: 16 мая 2015, 18:25

Самолет помахал мне крылом, и вот уже в четвертый раз за прошедший год я на Крымской земле. Полуостров меня встретил грандиозной стройкой — в авральном темпе завершались работы в новом терминале Симферопольского аэропорта. Обладающего, кстати, очень длинной ВПП, способной принимать даже космические челноки типа «Шаттл» и «Буран». Крымчане гордятся аэропортом, шутят, мол, зачастую по нему дольше едут, чем к нему летят. И есть за что — это их личное, крымское. Не украинское ни в коем случае. Воздушные ворота Крыма никогда не отождествляли себя с Украиной. Да чего там говорить — Киев за все 23 года «незалежности» не сделал ни одного вложения в Симферопольский аэропорт.

 

Аэропорт, отдых «а ля укр» и немного о мусоре

 

Впрочем, в Киеве думают иначе: на днях Верховная Рада Украины в очередной раз продемонстрировала, что нет предела совершенству в глупости, и приняла решение присвоить имя Амет-Хана Султана российскому аэропорту Симферополь. В Крыму смеются: Раде стоило бы переименовать заодно еще и JFK — аэропорт Кеннеди. Действительно, какой смысл в этих переименованиях, когда не то, что Крым потерян для украинцев, но и сама Украина для них, похоже, потеряна?

 

Пока депутаты Рады соревнуются в глупости, на полуострове хорошим тоном стало обсуждение того, как на глазах вырастает современный, светлый и красивый комплекс нового пассажирского терминала. Особенно об этом любят говорить таксисты — для них аэропорт — это гарантированный заработок. Из Симферополя до Ялты или Севастополя (80 километров) можно доехать за 2000 рублей. До Феодосии (110 км) и Керчи (210 км) — 2,5 и 3 тысячи рублей, соответственно. Дешевле всего обойдется такси до Евпатории — 1,5 тысячи, но там и ехать лишь 70 километров. По московским меркам — деньги небольшие. Впрочем, до Ялты можно добраться на троллейбусе (самый длинный в мире троллейбусный путь), а до Евпатории и Севастополя ходят маршрутки. Так что вполне реально уложиться и в более скромные суммы.

 

Чтобы понимать воодушевление людей за баранкой авто, стоит сказать, что в 2014 году в Симферополь прилетели 2,8 миллиона пассажиров. Почти все — из России. Для сравнения, тремя годами ранее — в 2011 году пассажиров было втрое меньше — 964 тысячи. А в 2009 году и вовсе 750 тысяч человек. Отрасль авиаперевозок на Украине приказала долго жить сразу после развала СССР. Если в 1990 году из украинских аэропортов вылетело 15 миллионов пассажиров, то уже через 10 лет — в 2000 году, их число сократилось в 15 раз — до 1 миллиона. Некоторый рост на Донецком, Крымском и Киевском направлениях произошел к 2012-2013 годах. Но тут в ходе очередной «революции» украинцы уронили у себя гражданскую авиацию до состояния начала нулевых. На этом фоне успехи русского Крыма, конечно, не дают спать спокойно депутатам Рады.

 

Еще в прошлом году украинцы попытались заблокировать полуостров. Мол, без воды, без электричества и без транспортного сообщения крымчане поймут, как дорога для них «ненька», и тут же прибегут обратно. Впрочем, если чего и удалось добиться такими действиями, так это того, что украинскую власть на полуострове презирают. Да, зарезали железнодорожные перевозки. Да, на керченской переправе стоят большие пробки. Но все это мелочи жизни и временное неудобство. С этим можно мириться. А вот тот факт, что в Симферополь прошлым летом прилетало по 100 бортов в день, а нынешним летом их число удвоится — вот этот факт никуда не деть и не спрятать. Так же, как и то, что наполняемость санаториев Крыма даже в межсезонье составляет почти 100%. И почти все это — граждане России.

 

Наверное, не открою секрет, если скажу, что русские тратят на отпуске куда больше, чем украинцы. Быт и досуг украинского отпускника хорошо описал мне ялтинский знакомый. Он говорит, мол, раньше, если видишь машину, которая проседает под весом груза и забита народом, знай — это украинцы выезжают в Крым отдыхать. Следуя римской поговорке «омниа меа мекум порто» (Omnia mea mecum porto), то есть, «все свое ношу с собой», загруженные картошкой, морковкой, бульонными кубиками и растворимой лапшой, горилкой и прочими дарами щирой Украины, такие отдыхающие для Крыма приносили грязь и мусор. Грязь и мусор на обочинах дорог полуострова — это была отличительная черта периода киевской оккупации, как его тут называют. С возмущением рассказывали местные, что мусор выкидывали прямо из окна авто. Иногда в пакетах, чаще — без.

 

Отдых таких почтенных семейств протекал следующим образом — либо аренда шоблой человек в десять за гроши каморки с телевизором (обязательно) и плитой, либо установка палаток и кемпингов на диких пляжах. И вот начинается отдых — первая группа лежит на диване, смотрит кино. Вторая группа идет на пляж. После обеда меняются. Ночью — посиделки с собственной выпивкой и закуской на тесной кухне или в палатке. Романтика… Какие тут траты? Какие тут походы в музеи? Туристы такого типа осваивают лежаки на море и диваны в дешевых номерах. Все. Больше их ничего не интересует. Понятное дело, что крымчанам от такого отдыха никакого профита. Одни расходы на уборку пляжей и дорог.

 

Сейчас отдых в украинском стиле не в моде. Крымские обочины довольно чистые. Тут надо признать, что сам Киев сделал много для этой почти первозданной чистоты — ведь теперь отдыхающие из Украины должны около пяти километров тащить на себе груз от границы до таможни — так завели новые власти «незалежной», чтобы минимизировать поток своих граждан в Крым, ну, и, как водится, чтобы подгадить жителям полуострова. Как говорится, «не съем, так понадкусываю».

 

Впрочем, я даже где-то могу понять украинские власти. Ведь бегут! Бегут граждане из Украины в Крым. У нас в Москве мало кто знает об этом, но ведь факт — просто посмотреть на номера машин в Крыму достаточно, чтобы понять — тут каждая пятая авто — из Донецка, каждая десятая — из Луганска, ну, и еще процентов 10 — с остальной Украины. Всего, по подсчетам местных, на полуострове жило около полумиллиона беженцев. Сейчас осталось поменьше — тысяч триста. И то, для двух с половиной миллионов крымчан это очень заметная цифра.

 

Впрочем, о беженцах говорить надо отдельно. А пока пара слов о том, что было в первые дни после референдума 2014 года и чему я сам был свидетелем. Сразу после того, как стало известно, что Крым входит в состав России, улицы Ялты, Алушты и других городков на Южном Берегу оказались заполонены украинцами, которые когда-то прикупили себе недорогое жилье на полуострове. Все они пытались правдами и неправдами зарегистрироваться в Крыму, чтобы получить российское гражданство.

 

Сколько было таких вот желающих, сказать трудно, но пришлось бороться с ними даже административными методами — право на российское гражданство получили лишь крымчане, которые были зарегистрированы на момент референдума на полуострове и члены их семей. Уж не знаю, почему об этом не рассказывают власти в Симферополе и Севастополе, но правду-то не скроешь! Ведь буквально ломились сюда, на российскую землю. В том числе и те, кто несколькими неделями ранее скакал на Майдане.

 

Так что пять километров разделительной зоны, которые выдумали украинские пограничные власти — это еще и средство не дать убежать в Крым собственным гражданам. Уж больно неудобно получается — пешком с собой весь скарб не унесешь. Причем, уверен — это только первые шаги, скоро украинцы поставят и вышки с пулеметами (мосты то уже заминировали), и собак, и вертухаев по периметру. Потому, что иначе сохранить народ в своем «незалежном» концлагере у них уже не выйдет.

 

Павел Данилин

 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1