Материализация чувственных идей. Игорь Димитриев

   Дата публикации: 11 мая 2015, 12:52

Политические украинцы искренне возмущены количеством людей вышедших вчера в разных городах с цветами и георгиевскими лентами. О чем говорит эта истерика? О том, что лучшее чему они научились, это «материализации чувственных идей». Они убедили всех вокруг в том, что Украина за редким исключением проплаченных провокаторов стала грудью на борьбу с Путлером, жители страны отринули от совкового прошлого и даже запустился процесс смены идентичности — теперь формируется новая и современная украинская нация. Вынужден признать, что убедили они во многом даже таких устойчивых украинофобов и сепаратистов, как я. Думал, что, может, конечно, не все, но большинство «переобулись». Даже неявка на выборах не переубедила.

 

Материализация чувственных идей

 

Но самой уязвимой целью пропаганды оказались не «сепары», а сами патриоты. Украинцы, вообще, народ крайне впечатлительный и так хотели идеальную Украину без москалей, что сами в нее поверили.

 

На самом деле произошло вот что. Кто-то очень умный и политически подкованный подкинул нашим майдановцам несколько проверенных трюков.

 

Во-первых, полностью взять под контроль СМИ и социальные сети. Гасить любую альтернативную версию. Если не получается закрыть, можно просто избить. Большая часть населения реально не имеет своего мнения, а просто повторяет чужие слова. Эти слова должны быть простыми, безальтернативными и подкреплены яркими образами. «Чечены», «якутские танкисты», «киборги». «Террористы» (хотя последнее обращено больше к западной аудитории, у них это самая модная тема с 2001 года).

 

Во-вторых, убрать оппонентов с улицы. Не должно быть никаких внешних признаков того, что «колорады» имеют серьезную поддержку. Значительная часть людей склонны принимать господствующее мнение. На любых выборах процентов 20 голосуют за правящую партию, любую.

 

Ликвидировать улицу необходимо еще для того, чтоб не встречались и не обменивались информацией, не готовили протестные мероприятия — для этого всех можно не закрывать, достаточно координаторов и активистов. Можно еще и демонстративно убить, конечно, сжечь.

 

Возможные личные контакты людей на «земле» (как иногда называют это политтехнологи в противоположность «воздуху» — информационным технологиям) решили пресечь с помощью доносов — «бытового сепаратизма». И вот оказалось, что каждый потенциальный «сепар» находится в окружении враждебной прессы, бойцов майдана, исполнительных ментов и держит ненависть в себе. Мирится с мыслью, что он в меньшинстве. Что страна чужая. Кто-то уезжает, кто-то опускает руки.

 

И что произошло дальше? Настроения в обществе определяют относительно небольшие группы активистов — от силы процентов по десять с каждой стороны. Остальные только создают массовку и дрейфуют немного то в одну, то в другую сторону. Майдановцы смогли заткнуть своих оппонентов, перекрыть их доступ к СМИ, разогнать протесты, но они же и пробудили интерес умеренных граждан к политике. Требовали же гражданское общество? Получите. Граждане стали интересоваться политикой и не увидели больших оснований для гордости. Даже более того — увидели, что они и сами в общем «москали» и «совки». Украинские конвульсии пробудили массовую поддержку понятных и всеобщих образов Победы по всему бывшему Советскому Союзу. Именно эти образы пытались обесценить все последние годы заранее.

 

Игорь Димитриев

 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1