В истории войны глазами американца почти нет места СССР. Александр Антошин

   Дата публикации: 08 мая 2015, 16:51

Историю пишут победители, но у одних это получается лучше, чем у других. Соцопросы свидетельствуют: с каждым новым поколением на Западе все меньше тех, что считает вклад СССР в победу над Гитлером решающим. Корни этого – в глобальной культуре, идущей из США, где стараются не замечать Россию. Впрочем, на общем фоне России еще повезло.

 

Битва за Иводзиму

 

Школьная программа практически в любом государстве прежде всего сосредоточена на изучении национальной истории, что логично. В этом свете уже не столь удручающими выглядят результаты нашумевшего опроса ICM Research, согласно которым жители Франции и Германии – 61% и 52% соответственно – признали важнейшими для освобождения континента действия американской армии. Если с детства французы зубрят про бравого генерала Де Голля, плохого маршала Петена и высадку союзников в Нормандии, то странно ждать от них ответа, что Европу освободила Красная армия. Францию-то РККА не освобождала, да и большая часть Германии оказалась в зоне оккупации союзников.

 

 

Учат в школе

 

Сами американцы не менее фанатично сосредоточены на себе и юного гражданина США берут в оборот с самого детства. Школьные программы могут серьезно различаться в зависимости от штата и учебного заведения – конкретный учебник из длинного списка в несколько десятков наименований, как правило, выбирают на совете, в котором представлены учителя и родители. Но в том, что касается Второй мировой войны, это выбор между Pepsi и Coca-Cola.

 

Вообще, участие во Второй мировой для Америки – это крайне короткий период в четыре года из тех четырех сотен, которые прошли со времен основания Плимута (Массачусетс) и Джеймстауна (Вирджиния). И времени этому периоду уделено соответственно, при этом понятно, что на Гавайях тему разбирают более подробно, чем в Вайоминге. Для примера возьмем учебник для 4–6-го классов (9–11 лет) Everything You Need To Know About American History – «Все, что вам нужно знать об американской истории» за авторством Anne Zeman и Kate Kelly. Книга объемом 140 страниц охватывает период с расселения индейцев по американскому континенту и вплоть до наших дней. Много иллюстраций, карт, информация преимущественно дается инфографикой, очень простой язык. Второй мировой войне в данном учебном пособии уделено целых девять страниц.

 

Из них две страницы занимает раздел «ключевые персоны», где перечислено десять человек: четыре американца, два британца, немец (ну, если точнее, австриец), итальянец, японец и один гражданин Советского Союза – честь представлять СССР, само собой, выпала Иосифу Виссарионовичу. Верховному главнокомандующему дана следующая характеристика: «Русский революционер, который сражался против царя Николая II и стал диктатором Советского Союза. Он выбрал имя Сталин, что значит «сталь» по-русски. Безжалостный человек, который сначала пытался заключить сделку с Гитлером, а затем присоединился к союзникам, когда Гитлер атаковал Советский Союз».

 

При этом СССР представлен в двух табличках сразу: с пометкой «до 1941 года» среди стран Оси наравне с Японией, Италией и Германией и среди союзников с пометкой «после 1941 года».

 

В чем именно заключалась суть сделки между Сталиным и Гитлером, десятилеткам решили голову не забивать. В краткой хронологии событий, которая занимает большую часть раздела, банально не нашлось места пункту типа «вторжение советских войск в Польшу». Зато почему-то указано, что 30 ноября 1939-го Союз атаковал Финляндию. При этом отсчет авторы решили начать не с 1 сентября, а с 15 марта: «Гитлер оккупировал Чехословакию и сделал ее частью Германии». Тут многочисленные критики Запада в России с американцами, пожалуй, согласились бы.

 

Всего в хронологии приведено около 120 дат, из них только десяток посвящен Восточному фронту. Гитлер напал, затем взял Киев, дошел до Москвы, немцы сдаются под Сталинградом («Поворотная точка войны для союзников», – честно признаются авторы), советские войска вошли в Польшу, окружили Берлин, взяли Берлин. Ура! Мы победили! Далее идут еще четыре даты: захват Окинавы, Хиросима, Нагасаки, Япония сдалась.

 

Ни о том, как «две страны Оси» – Япония и СССР – сражались на Халхин-Голе в 1939-м, ни о блокаде Ленинграда, ни об участии СССР в войне против Японии в 1945-м нет ни слова. Зато в том, что касается Тихоокеанского ТВД и участия США в освобождении Европы, указана чуть ли не каждая битва за любой тактически значимый сарай. И это достаточно хороший учебник, есть и такие, где Восточному фронту вообще не нашлось места.

 

Понятно, что это первый взгляд на войну для детей 10 лет. Далее им еще будут про нее рассказывать и в средней, и в старшей школе. Объем информации зависит от конкретного учебного плана, но пропорция будет примерно та же: 55% – об участии США, 30% – Англия и Франция, 10% – Советский Союз, 5% – Китай (который воевал с Японией, по одной хронологии, с 1931 года, по другой – с 1937-го и по общим людским потерям находится на втором месте после СССР).

 

Аналогичную пропорцию мы можем наблюдать и в любой другой продукции, исходящей из США: книги, комиксы, фильмы, пресса и так далее. Дети выросли и начали снимать кино, обучая следующее поколение юных американцев. Чтобы те знали, что Гитлера победил лично Капитан Америка.

 

 

России не существует

 

Нет, никто не ворует у нас победу в прямом смысле этого слова. Вряд ли можно найти учебник или фильм, где говорилось бы о том, что Берлин взяли американцы (если только это не заведомо фантастическое произведение с соответствующей аннотацией или не кино от постмодерниста Тарантино). Просто американцам интересна в первую очередь их история, а Восточный фронт их интересует не больше, чем нас африканские приключения Роммеля. Арденская операция медийно становится равной Берлинской, высадка в Нормандии равной Сталинграду, ну а в Манчжурии в 1945-м русских вообще никто не видел.

 

«Потому что русских не бывает, – веско сказал одноногий. – Это они для самих себя есть. А больше их нигде нет. И никому они не нужны. С тех пор как государь наш Иван Грозный обозвал английскую королеву пошлой бабой, на русских окончательно наплевали и забыли».

 

Это не переписывание истории, а ее масштабирование. Мы остаемся практически за границами кадра. Китаю и Корее в этом плане еще меньше повезло.

 

Победу никто не крал, потому что не у кого красть. Нас не существует. Был такой диктатор Сталин, который временно в годы Второй мировой оказался «нашим сукиным сыном». Если бы потом Союз не замахнулся на мировое господство (но вовремя остановила отважная Америка!), то и упоминать его вообще бы не стоило. Как не упоминают Ким Ир Сена, который не только стал основоположником династии Кимов, но и весьма успешно портил кровь японцам во время их оккупации Корейского полуострова. И свою весьма весомую долю в ту победу, которая одна на всех, тоже вложил.

 

Что же касается пресловутого «союза Сталина и Гитлера на первом этапе войны», то по этому вопросу американцы, вообще-то, отвратительно последовательны. The New York Times в сентябре прошлого года запустила интересный проект: каждый день в Сеть выкладываются тексты International Herald Tribune за период с 1939-го по 1945-й, день за днем (IHT с 1967 года принадлежит NYT, а таймсовцы вообще в этом смысле большие молодцы, у них на сайте можно найти практически все их тексты с 1851 года). Как несложно посчитать, дошли уже до мая 1940-го. Всего по тэгу WWII выложено уже более ста статей. Сейчас все желающие могут насладиться некоторым количеством текстов про Зимнюю войну и Халхин-Гол, а впоследствии, видимо, и американским взглядом на Великую Отечественную.

 

Если прокрутить до 1939 года, можно обнаружить следующее: американцы и тогда говорили, что это «советская оккупация Польши», «раздел» и «вторжение», и повторяют это сейчас. Никаких двойных стандартов по этому вопросу (в отличие, кстати, от позиции Британии и Франции). Ну и как вы предлагаете спорить с позицией, которая доминирует в массовом американском сознании уже 75 лет?

 

В глобализированном мире есть место только одной нации, и на текущий момент это вовсе не русские. И пока фильм «Ярость» собирает в прокате 210 миллионов долларов, «Игра в Имитацию» – 220, а очередное «великое кино о великой войне» – 8 миллионов, взгляд США на войну будет примерно в 25 раз популярнее, чем взгляд Никиты Сергеевича Михалкова. И дело вовсе не в бюджетах, а в продвижении и качестве продукции: бюджет «Игры в Имитацию» в три раза меньше, чем у третьей части «Утомленных солнцем».

 

В этом смысле с американцев стоило бы брать пример: сканировать архивные номера «Известий», снимать кассовые фильмы (вместо того чтобы заниматься спорным самовыражением на деньги Минкульта), издавать хорошие красивые учебники, где в удобной форме упакован необходимый минимум информации для маленького ребенка. В том числе про гражданскую войну в Испании и помощь Китаю с 1937 года. Для потомков это было бы дополнительным и весьма наглядным доказательством того, что никакими союзниками Сталин и Гитлер не были.

 

Нынешнее поколение знает о войне еще из бабушкиных и дедушкиных рассказов. Следующее будет знать о ней из зарубежных фильмов. В худшем случае они будут знать про то, как американцы высадкой в Нормандии победили Гитлера. В лучшем – про то, что война шла с 1937-го по 1945-й и победил в ней лично товарищ Мао при посильной поддержке Советского Союза.

 

Александр Антошин, «Взгляд»

 


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1