Двоемыслие Европы. Перечитывая Джорджа Оруэлла. Дмитрий Седов

   Дата публикации: 01 мая 2015, 12:35

Антиутопии Джорджа Оруэлла «Скотный двор» и «1984» появились несколько десятилетий назад, но их фантастические образы точно накладываются на день сегодняшний, передавая давно предсказанный закат Европы.

 

Двоемыслие Европы. Перечитывая Джорджа Оруэлла

 

В «Скотном дворе» оголодавшие животные на ферме алкоголика Джонса поднимают восстание и под звуки песни «Звери Англии» прогоняют хозяина. В результате этой скотской «цветной революции» власть захватывает группа свиней во главе с хряком Наполеоном, который объявляет семь заповедей свободы и равенства. Свиньи переселяются в дом Джонса, надевают его одежду, пьют его вино, играют в карты с людьми — соседями с других ферм. Постепенно память о революции стирается, и хряк Наполеон отменяет шесть из семи заповедей, оставив только одну: «В скотном дворе все животные равны, но некоторые равнее других». Шаг за шагом он избавляется от бывших соратников и расправляется при помощи выпестованных им цепных псов с несогласными и инакомыслящими. А хряк Визгун вместе с безмозглыми овцами каждый день убеждает животных, что жизнь на ферме становится всё лучше и лучше.

 

В антиутопии «1984» (книга вышла в 1949 году) эта тема получает развитие. Образ «Скотного двора» дополняется сверхдержавой Океания, которая появилась в результате слияния Америки и Великобритании. Океания ведет борьбу за обладание другими частями света. Эта война носит мошеннический характер, так как она должна длиться постоянно, без победы. Её главная цель — сохранить существующий строй, уничтожая не только человеческие жизни, но и плоды человеческого труда, так как общий рост благосостояния угрожает иерархическому обществу гибелью. Если громадная масса людей станет грамотной, научится думать самостоятельно, она избавится от привилегированного меньшинства за ненадобностью. Война же и голод помогают держать людей, отупевших от нищеты, в мире иллюзий.

 

В Океании вся власть сосредоточена в руках партии Ангсоц (английский социализм), которая делится на Внешнюю партию (массовка) и Внутреннюю партию (избранные). В руках Внутренней партии сосредоточены вся власть и все богатства. Члены Внутренней партии получают высокую зарплату и имеют доступ к таким редчайшим продуктам, как чай, белый хлеб, молоко, настоящий кофе, вино и фрукты. Члены Внешней партии живут в нищете и постоянно находятся под наблюдением Полиции мыслей.

 

Низшей кастой является беспартийный пролетариат (пролы). Пролы предоставлены сами себе, в их среде распространяются преступность и спекуляция. Ещё ниже пролов находятся рабочие с отвоёванных территорий. Помимо этого в романе есть намёки на существование каст, находящихся ещё выше Внутренней партии.

 

Партию олицетворяет вездесущий Большой Брат, его портреты постоянно можно видеть повсюду. Ангсоц требует полного подчинения народа — умственного, нравственного и физического.

 

Основным средством общения в Океании является новояз, который формируется по принципу «невозможно сделать (и даже подумать) то, что нельзя выразить словами». С каждым новым изданием словаря новояза из него выбрасывались слова и понятия, чуждые господствующей идеологии.

 

Основной способ мышления граждан Океании «1984» — двоемыслие. Это способность держаться одновременно двух противоположных взглядов и по сигналу менять своё мнение на противоположное.

 

На фронтоне здания, в котором работает герой романа, висят лозунги:

 

Мир — это война

 

Свобода — это рабство

 

Незнание — сила

 

Ключевым словом новояза является «белочёрный». Оно объединяет два взаимоисключающих понятия и подразумевает «привычку нагло, вопреки фактам, настаивать на том, что чёрное — это белое».

 

Работу государства обеспечивают четыре министерства. 1. Министерство мира (Минимир) отвечает за проведение военных действий и информацию о событиях непрекращающейся войны между Океанией и другими мировыми державами. 2. Министерство любви (Минилюб) занимается распознаванием и перевоспитанием мыслепреступников, которых ломают физически и нравственно, а затем отправляют в «комнату 101» испытать «то, что хуже всего на свете», пока любовь к Большому Брату не вытеснит у них остатки самостоятельного мышления и человеческих чувств. 3. Министерство правды (Миниправ) занимается фальсификацией истории, распространением дезинформации и изданием примитивной литературы для пролов. 4. Министерство изобилия (Минизо) распределяет скудные ресурсы, остававшиеся после удовлетворения военных нужд.

 

В антиутопиях Оруэлла экономика существует только с помощью войны и для войны. Основная идея — без войны рано или поздно наступает перепроизводство товаров, идеологический разброд, недовольство и, в конце концов, революция. Поэтому в целях сохранения личной власти правителей ведётся бесконечная война, основной целью которой является регулярное уничтожение ресурсов и привязка населения исключительно к заботам о выживании. Победы в такой войне быть не может, мелкие успехи (изображаемые как решающие победы) сменяются мелкими поражениями и так без конца.

 

Самым тяжким из возможных преступлений в Океании является мыслепреступление, караемое смертью. Мыслепреступлением может стать любая неосторожная мысль члена Ангсоца, любой неосторожный жест или слово. Неправильное с точки зрения идеологии правящей партии выражение лица также является разновидностью мыслепреступления — лицепреступлением. Борьбой с мыслепреступниками в Океании занимается Полиция мыслей, допросы обвиняемых проходят в Министерстве любви. Для выявления подозреваемых используется слежка, которую ведут за гражданами агенты Полиции мыслей и добровольцы, в том числе ближайшие родственники мыслепреступников.

 

Читая книгу, написанную более 65 лет назад, нельзя не удивляться провидческому гению Джорджа Оруэлла. В те времена, когда опомнившаяся от войны Европа принялась строить новое и, казалось, свободное от нацизма общество, английский писатель увидел, к чему всё идёт. Энтузиазм в отношении сотрудничества с Западом, возникший в России после развала СССР, некоторое время не позволял разглядеть, что политическую сцену Европы захватили хряки и визгуны, приноровившиеся использовать такие организации, как Совет Европы, Парламентская ассамблея Совета Европы, Европейский суд по правам человека по своему усмотрению и исключительно в интересах «скотного двора». Все эти заведения со временем стали походить на оруэлловские министерства правды, любви, мира и изобилия. И стало окончательно ясно, что они служат главной идее «скотного двора» — идее непрекращающейся войны современной «Океании» со всем окружающим миром. Теперь в фокусе их внимания находится Украина.

 

И они, европейцы, как и предсказывал Д.Оруэлла, всегда будут в собственных глазах теми, кто в условиях декларированного равенства «равнее» других.

 

Кажется, российская дипломатия только сейчас начинает выздоравливать от стресса, который вызвало у неё органическое двоемыслие западных «партнёров», всё время пытающихся вытолкнуть Россию в «комнату 101». Сейчас приходится расплачиваться за четверть века иллюзий равноправного сотрудничества с евро-атлантическим «скотным двором». Если бы не эти иллюзии, никто не удивлялся бы сегодня, почему, исходя из принципа двоемыслия, Россию делают ответственной за невыполнение минских соглашений и готовят против неё новые санкции к тому моменту, когда Киев окончательно разорвёт эти соглашения. Почему упрямо утверждая, что белое — это чёрное, Запад обвиняет Москву в имманентной агрессивности. Или почему Министерство мира окружает Россию новыми военными базами и противоракетами. Точно так же не должно вызывать удивления размножение американских секретных тюрем по всему свету, потому что это прямой результат деятельности Министерства любви, которое после очень странного террористического акта 9/11 превратилось в суперминистерство. И уж совсем нет вопросов по поводу состояния умов европейской публики, ежедневно промываемых с телеэкранов Министерства правды. Добавьте к этому, что сегодня Большой Брат вошел в каждый европейский и американский дом через компьютерные сети. Чтобы выжить, режим хряков и визгунов должен держать под контролем каждого. То, что не является освоенной частью «скотного двора», заведомо антагонистично этому режиму.

 

Европейские лидеры не приедут в Москву на День Победы 9 мая не только потому, что в их сознании, поражённом двоемыслием, Россия напала на Украину. Они не приедут ещё и потому, что боятся совершить мыслепреступление перед Большим Братом из-за океана. Почти сострадание вызывает Ангела Меркель, обнаружившая, что со всех сторон обложена подслушивающими устройствами Большого Брата, который превратил немецкую разведку в своего цепного пса. Ей приходится в муках избавляться от иллюзий о том, что суверенитет Германии принадлежит народу Германии.

 

Нельзя не пожалеть и Франсуа Олланда, попавшего в мышеловку со своими «Мистралями». Бедный французский президент мечется между необходимостью отнять хлеб у собственных корабелов, зная, что ни ему, ни его партии Франция это не простит, и страхом быть отправленным в «комнату 101».

 

Особого сочувствия заслуживают польские политики. Они словно не знают, что заокеанский хряк Наполеон никогда не повысит их до положения «более равных» и их судьба — довольствоваться объедками с хозяйского стола. А ведь они не могут не сознавать, что запрет на проезд российских байкеров через Польшу в честь праздника Великой Победы – это плевок на могилы не только советских воинов, отдавших жизнь за освобождение Польши, но и тех их соотечественников, которых вырезали украинские нацисты на Волыни.

 

И всё это очень печально, потому что деятельность «скотного двора» крутится вокруг одного – сделать войну за выживание «Океании» перманентной войной.

 

Роман Джорджа Оруэлла «Скотный двор» заканчивается сценой, в которой ссорящихся людей и животных трудно отличить друг от друга. Однако нам, в отличие от автора, хочется верить, что различия сохранятся. В Европе помимо власти хряков и визгунов, а также вышколенных пропагандой овец существуют люди трезвого рассудка и доброй воли, которые отказываются напяливать на себя колпак Министерства правды. Они рано или поздно упразднят порядки «скотного двора» как противоестественные и оскорбительные для потомков великой в прошлом европейской цивилизации.

 

Дмитрий Седов

 


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1