Кому на санкциях расти хорошо. Анатолий Вассерман

   Дата публикации: 29 Апрель 2015, 11:58

Мы не только потребители, но и производители

 

Креаклячьи всёпропальческие фантазии нынче питаются очевидными экономическими трудностями — следствием санкций, введённых против Российской Федерации по инициативе Соединённых Государств Америки самими СГА и многими зависимыми от них странами за то, что мы не смирились с организованным СГА очередным государственным переворотом в Киеве.

 

http://www.odnako.org/blogs/komu-na-sankciyah-rasti-horosho-mi-ne-tolko-potrebiteli-no-i-proizvoditeli/

 

Правда, главная трудность — ограничение доступа к зарубежным кредитным ресурсам — в основном уже преодолена: первоочередные долги возвращены без перекредитования, так что повторения обвала курса рубля, порождённого необходимостью срочно купить требуемую кредиторами валюту, не ожидается — а в обозримом будущем бремя зарубежных долгов будет только снижаться как раз вследствие ограничения доступа к ним. Да и на продовольственный рынок взамен еды из стран, объявивших нам санкции, но никак не ожидавших нашего ответа, пришли другие поставщики — и зарубежные, и отечественные; в валютном исчислении значительная часть еды даже подешевела — например, экзотические фрукты мы теперь покупаем напрямую у производителей, без участия североамериканских и западноевропейских посредников.

 

Но мало выдержать удар — надо ещё и разобраться, как жить дальше.

 

На мой взгляд, для большей части граждан Российской Федерации нынешние экономические трудности окажутся в конечном счёте малоощутимы — а то и полезны. Ведь давление конкуренции извне на наших производителей снижается — а каждый из нас не только потребитель, а ещё и производитель.

 

Более того, значительная часть из нас может зарабатывать средства для потребления только в качестве производителей. Да и те, кто занят не товарами, а услугами или управлением, получают свои деньги в конечном счёте от производителей. Соответственно, будучи производителями, мы имеем в условиях нынешних санкций неплохие шансы зарабатывать больше — просто потому что нас не будут так жёстко давить снаружи.

 

Особенно важно это, по-видимому, для сельскохозяйственных производителей. В нашей стране основная часть земель относится к так называемой зоне рискованного земледелия, где мы не можем быть уверены в результатах своего труда, а потому вынуждены и работать в более напряжённых режимах, и закладывать больше ресурсов в страхование. Естественно, конкурировать с продукцией из мест, где климат и погода стабильнее, нам трудно.

 

Я уж и не говорю о том, что Северная Америка и Западная Европа дотируют свои сельскохозяйственные производства так беззастенчиво, как нам и не снилось. Правила Всемирной торговой организации в основном запрещают дотирование — но те, кто сочинял эти правила, не обращают внимания на такие мелочи, как то, что они сами же их нарушают. Введение антидемпинговых пошлин — процедура долгая и юридически запутанная. Контрсанкции же опираются на уже состоявшееся нарушение правил ВТО нашими оппонентами, а посему их удалось ввести быстро и бесспорно.

 

Исходя из всего этого, полагаю: для страны и народа в целом нынешняя обстановка будет с каждым днём всё полезнее.

 

Тем не менее следует признать: заметной части граждан санкции действительно принесли серьёзный ущерб. Это те, чей бизнес напрямую завязан на поставки из-за рубежа. В частности, значительная часть банковских структур зарабатывала как раз на поставке зарубежных денег: брали валютные кредиты под низкий процент, конвертировали их в рубли и предлагали на внутреннем рынке от своего имени уже по существенно большей ставке. Многие промышленные производства у нас — сборочные, из импортных комплектующих. Да и значительная часть производственного оборудования — не наша.

 

Полагаю, импортозамещение в достаточно скором будущем возродит и станкостроение, и автомобильную промышленность, и многие другие виды отечественного производства, нынче почти задавленные импортом. И производственное оборудование, и необходимые комплектующие мы будем не ввозить из-за рубежа, а самостоятельно делать по мере надобности.

 

Правда, всё те же креаклы будут сетовать: мы, мол, можем только повторять зарубежные разработки, и в отсутствие их притока всё сделанное нами стремительно устареет. Да, импортозамещение идей — самостоятельная задача. Но наш опыт времён индустриализации показал: она поддаётся решению в достаточно сжатые сроки. А сейчас, когда ещё не вполне утрачены накопленные с тех пор традиции научных и инженерных школ, мы и подавно способны стать законодателями мод не только в авиации (где наше лидерство способны оспорить разве что рекламщики американских самолётостроителей), но и на многих других жизненно важных — в том числе мирных — направлениях.

 

Те же, чей бизнес импортозамещению не поддаётся — например, вышеупомянутые торговцы зарубежными деньгами — составляют столь небольшую часть трудоспособного населения страны, что их будет несложно трудоустроить на других рабочих местах, каковых в ходе импортозамещения откроется более чем достаточно. Так что в конечном счёте и они не слишком пострадают. А те из них, кто способен не только имитировать творчество (что нынче прикрывают переводом этого слова на латынь: креативность), но и освоить достаточно высокотехнологичную — значит, интересную — работу, даже выиграют.

 

Анатолий Вассерман

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Russia_promishlennost


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1