Украина: уклонисты срывают мобилизацию. «The Washington Post», США

   Дата публикации: 27 Апрель 2015, 10:13

Теперь, когда конфликту на востоке Украины пошел второй год, руководство украинских вооруженных сил пытается учиться на прошлых ошибках.

04712433-758404712433-7584 (1)Украина: уклонисты срывают мобилизацию

 

Оно изо всех сил старается повысить уровень подготовки и боевой готовности военных, потому что никто не знает, когда этот замороженных конфликт с пророссийскими сепаратистами снова перерастет в полномасштабную войну. Оно также призывает всех здоровых мужчин превратить украинские вооруженные силы, численность которых до начала конфликта составляла всего 6 тысяч готовых к бою военнослужащих, в регулярные войска численностью до 250 тысяч человек.

 

Однако далеко не все готовы откликнуться на призыв взять в руки оружие.

 

«Я давно решил, что я не буду реагировать на повестку, — сказал Игорь, 25-летний сотрудник неправительственной организации в Киеве, который получил повестку в феврале. — Я совершенно не заинтересован в том, чтобы принимать участие в подобном конфликте. Они должны были действовать гораздо эффективнее, чтобы уменьшить количество жертв — я не хочу в конечном итоге попасть в список жертв».

 

Все потенциальные солдаты, у которых я взял интервью для этой статьи, согласились говорить при условии, что их фамилии не будут опубликованы, потому что они опасаются наказания, грозящего им за уклонение от призыва.

 

Игорь является весьма подходящим кандидатом для призыва в армию. Он офицер в запасе, радиомеханик, кроме того он принимал участие в протестах 2013-2014 года на киевской Площади независимости.

 

Однако из 6 тысяч человек, погибших в украинском конфликте, примерно треть или даже половина жертв были военнослужащими украинской армии. Кроме того, по словам Игоря, в армии существует масса системных проблем: офицеры военкоматов требуют взятки, а члены командования, в том числе сам президент, поддерживают деловые связи с Россией и одновременно просят солдат умирать за Украину. Именно поэтому Игорь и многие другие не хотят идти в армию.

 

«У нас есть некоторые проблемы с мобилизацией, — признался представитель вооруженных сил Владислав Селезнев, когда его спросили об уклонистах. — Именно поэтому мы стараемся поддерживать баланс: с одной стороны, правительство предоставляет льготы тем, кто защищает страну, с другой — для уклонистов предусмотрено очень серьезное уголовное наказание».

 

Рядовые украинской армии получают более 200 долларов в месяц, а офицеры — гораздо больше. Между тем, те, кто уклоняются от зова долга — или самовольно покидают ряды вооруженных сил — подвергаются риску штрафа или даже тюремного срока. Недавно одного журналиста, который публично высказался против призыва в армию, обвинили в государственной измене.

 

Однако этого недостаточно, чтобы испугать потенциальных уклонистов.

 

«Я скорее отсижу в тюрьме три года — где меня будут кормить и где я буду в безопасности — чем пойду служить, — сказал в марте 26-летний Андрей, рабочий металлообрабатывающего завода. — Это правительство находится у власти уже год, а мы до сих пор должны работать два дня, чтобы купить буханку хлеба. Я не хочу сражаться за такое правительство».

 

Андрей живет в Славянске, восточноукраинском городе, который летом прошлого года стал жертвой мощных обстрелов и который правительственные войска в конечном счете отбили у пророссийских ополченцев. Однако симпатии местного населения до сих пор остаются неоднозначными: из примерно 40 знакомых Андрея, получивших повестки за последнее время, только один пошел в пункт призыва.

 

«Мы боролись за автономию, за право жить и работать в нашем собственном регионе. Когда пришли правительственные войска, они два месяца нас бомбили не переставая, — рассказал Андрей. — А теперь я должен идти и воевать за них? Я так не думаю».

 

Хотя наказание за уклонение от призыва остается довольно суровым, процесс привлечения к ответственности едва ли можно назвать простым. Повестки в суд отправляются в город, где уклонист зарегистрирован — как правило, это место рождения или работы. Однако если уклонист сменил место жительства или официально нигде не работает, он легко может оставаться незамеченным, будучи у всех на виду. Именно так и поступают Андрей и Игорь.

 

По словам представителей вооруженных сил, они выполнили план по призыву примерно на три четверти. В настоящее время идет пятая волна призыва, и уже запланирована шестая. Между тем, уровень явки по повесткам серьезно различается в разных областях страны: к примеру, в родной области Игоря, в Харьковской области, уровень явки является катастрофическим, потому что только 17% призывников, получающих повестку, приходят в военкоматы. Между тем, в Львове на западе страны явка почти 100-процентная.

 

Но, несмотря на то, что большинство призывников являются на медицинскую комиссию, руководство вооруженных сил испытывает серьезное беспокойство. После возвращения солдат из зон боевых действий только 15-20% готовы отправиться туда снова по собственному желанию. Новобранцы проходят только 26-дневный курс подготовки плюс неделя или две практики по их специальности. Поэтому в отсутствие непрекращающегося потока новобранцев, как опасается руководство армии, качество солдат может резко снизиться. Только один из восьми военнослужащих является добровольцем, а этого недостаточно, чтобы заполнить пробелы в призыве.

 

«Чем больше людей откликнется на призыв, тем больше у нас будет шансов отправить в зону ATO самых подготовленных, самых мотивированных и самых лучших солдат, — сказал Селезнев, имея в виду зону боевых действий. — Это неправильно, что кто-то идет защищать свою родину, а кто-то прячется в кустах, живет своей жизнью и не защищает страну».

 

Но, по словам военных экспертов, больше всего система военной мобилизации страдает от неумелого руководства — наследия постсоветской эпохи.

 

«Мы не понимаем, за что мы сражаемся, а правительство не информирует народ о целях этой войны», — сказал Алексей Арестович, военный эксперт из Киева, добавив, что спустя год военных действий этот конфликт до сих пор не получил официального статуса «войны». По словам Арестовича, несмотря на то, что администрация создает базы военнослужащих и их навыков, а также базы уклонистов, о специалистах часто забывают в стремлении отправить как можно больше людей на линию фронта, а семьям погибших солдат приходится преодолевать массу трудностей, чтобы добиться обещанных льгот.

 

Пока Министерство внутренних дел преследует уклонистов, правозащитники выступают в поддержку людей, которые не хотят идти в армию.

 

«Мы не можем победить численностью, нам придется идти к победе за счет качества подготовки наших солдат, — сказала Александра Матвейчук из Центра гражданских прав в Киеве, добавив, что армия должна предлагать призывникам возможность служить в небоевых условиях. – Я не верю, что люди, которых силой вынуждают идти в армию, могут эффективно защищать свой народ».

 

23-летний Максим, который получил повестку осенью, является адвентистом седьмого дня и, следовательно, пацифистом. Но он занимается спортивной борьбой, что, как он опасается, заставит призывную комиссию усомниться в его религиозных убеждениях.

 

Что еще важнее, Максим не хочет идти в армию, потому что его жена находится на пятом месяце беременности, и это их первый ребенок. По его словам, если будет нужно, он попытается получить румынский паспорт, на который он имеет право претендовать, будучи жителем приграничного города.

 

«Знаете, я бы пошел служить, если там я был бы каким-нибудь медицинским работником, — признался Максим. — Но у меня нет профильного образования. И после проверки физической подготовки, я знаю, меня отправят прямиком в пехотные войска».

 

Карун Демирджан, «The Washington Post»

 

Оригинал публикации

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
1428892311_3_102015_ukraine-38201_s878x555


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1