«Газпром» и Европа. Виктор Милитарев

   Дата публикации: 25 апреля 2015, 11:59

Обвинения Еврокомиссии в адрес «Газпрома» представляются мне не просто безосновательными, они являются совершенно бесчестными и чудовищно лицемерными. В них присутствует какая-то совершенно не «континентально-европейская», а чисто англосаксонская бесстыдная наглость. Что-то вроде пропагандистской артподготовки Великобритании в преддверии «опиумной войны» с Китаем.

 

«Газпром» и Европа

 

Тогда англичане обвиняли китайцев за конфискацию корабля с грузом наркотиков в «борьбе против свободы торговли и попрании священного права частной собственности».

 

Ныне «Газпром» обвиняют в монополизме за запрет на реэкспорт газа, за увязывание цены на газ с ценами на нефть, за увязывание цены на газ с обязательствами по участию в строительстве газотранспортной системы, за «произвольное разделение рынков с назначением разным покупателям разных цен» и за «произвольное завышение цен для восточно-европейских покупателей».

 

Почти все эти обвинения чрезвычайно лицемерны, прежде всего потому, что речь в них идет о нарушении прав Польши, Чехии, Словакии, Венгрии, Болгарии и стран Балтии, а имеются в виду в первую очередь вовсе не они, а Украина.

 

Если бы восточно-европейским покупателям российского газа были бы разрешены реверсные поставки на Украину, то они не просто лишили бы Россию возможности экономического давления на Украину, в том числе и в политических целях, но и реально могли бы вытеснить ее с украинского рынка. Причем вытеснение России с украинского рынка еще и было бы Россией оплачено. Однако прямо сказать это европейцы «стесняются». Ведь они-то считают себя в полном праве оказывать на Россию политическое давление при помощи экономических санкций.

 

Поэтому в действие приводятся с подачи стран Балтии аргументы о борьбе с монополизмом. Не принимается во внимание ни то, что запрет на реверсные поставки и увязывание цен на газ с ценами на нефть традиционно используются «Газпромом» уже более 20 лет и они никогда не считались противоречащими европейскому законодательству. Ни то, что без участия Польши в разработке трубопроводной системы значительная часть поставок ей со стороны России была бы просто невозможна.

 

В конце концов, если европейцы такие уж любители бороться с монополизмом и защищать свободу торговли, так и вкладывались бы в развитие альтернативной трубопроводной структуры стран Восточной Европы, что могло бы позволить этим странам покупать газ не только у России. Но своих денег никто вкладывать не желает. Зато продолжают обвинять Россию в монополизме и требуют от нее сравнять цену за газ в Восточной и Западной Европе.

 

И при этом вовсе не желают снижать свою западно-европейскую долю в импорте российского газа. И под «выравниванием цен» понимают не повышение цен для западно-европейцев на фоне снижения их для восточно-европейцев. Нет. Они требуют от России, чтобы цены на газ для Восточной Европы были снижены до западно-европейского уровня. Вот это и есть пример той чудовищной англосаксонской по духу наглости, о которой я говорил выше.

 

Они еще имеют смелость аргументировать свое требование тем, что российские цены на газ для стран Восточной Европы «сильно выше издержек производства и транспортировки с учетом любой честной прибыли». Было бы здорово, если бы они такому социалистическому подходу к ценообразованию обучили наших российских либералов.

 

А то те уже больше четверти века вопят, что «рынок всё расставит по своим местам». Но тезис про рынок используется нашими «друзьями и партнерами», когда они определяют цены для поставок в Россию. А для поставок из России нужно издержки суммировать с честной прибылью. Вот, на мой взгляд, второй пример переходящей все границы англосаксонской наглости.

 

Но это ведь отнюдь не всё. Почему-то никому в Европе не приходит в голову обвинять компанию Leo S.A. в монополизме, несмотря на то что она в своей рекламе открыто называет себя единственным поставщиком газа в Люксембург на протяжении более чем 30 лет.

 

Никому не приходит в голову обвинять Румынию, имеющую собственные месторождения природного газа, в том, что у нее внутренняя цена на газ сильно ниже, чем в соседних странах. И никому не приходит в голову требовать от Румынии, чтобы она торговала с Болгарией, Венгрией и Сербией газом по сниженным ценам, близким к внутренним, «для выравнивания уровня цен».

 

Никому не приходит в голову возмущаться Норвегией и Катаром, которые продают газ в те самые «дискриминируемые Россией по цене на газ» страны Восточной Европы по цене в два раза более высокой, чем у «Газпрома».

 

И наконец, никто не запрещает транснациональным корпорациям, торгующим в Европе, осуществлять программы корпоративной лояльности. То есть продавать свою продукцию давним покупателям и покупателям, покупающим большие объемы продукции, по более низким ценам, чем покупателям сравнительно недавним и закупающим меньшие объемы продукции.

 

Всё это можно любым крупным компаниям, кроме «Газпрома». И всё это, на мой взгляд, третий пример чудовищной англосаксонской наглости, проявляемой Еврокомиссией в адрес России.

 

И самое главное, что все эти наезды, весьма напоминающие по духу вымышленный «долг России акционерам ЮКОСа», не сегодня возникли исключительно в связи с крымско-украинскими делами. Всё это продолжается с первого же дня российской независимости. С 1992 года европейцы обвиняли «Газпром» в монополизме, но по совершенно другим причинам, чем сегодня.

 

Они утверждали, что само по себе существование единой интегрированной компании, торгующей российским газом, — это уже монополизм. И требовали от России разделить «Газпром» на несколько производящих, а желательно, и несколько газотранспортных предприятий. Для развития свободной рыночной конкуренции.

 

И, кстати, если кто не забыл, главным лоббистом этих европейских требований был Анатолий Чубайс. И потом у себя в энергетической отрасли он-таки требуемое европейцами «разукрупнение» произвел. А вот на раздел и раздробление газовой отрасли даже Ельцин не согласился.

 

Еще с тех же пор «Газпром» обвиняли в монополизме, «потому что он принадлежит государству». Как будто бы норвежский Statoil или бразильский Petrobras находятся в частных руках. Вообще во всем мире, за исключением англосаксов, нефть и газ, как правило, принадлежат государству.

 

Да и англосаксонские нефтегазовые компании, будучи формально частными, действуют по принципу «партия сказала «надо!» — комсомол ответил «есть!». Потому что торговля нефтью и газом всегда есть дело государственное, а для некоторых стран типа Саудовской Аравии, Катара, Кувейта, Бахрейна и Эмиратов и единственное государственное дело.

 

Ну а потом, с начала нынешнего века, Россию изо всех сил пытались заставить подписать пресловутый Третий энергетический пакет. Уж какие лоббирования проводили среди российских нефтегазовых экспертов и нефтегазовых бюрократов. Чтобы хоть чучелом, хоть тушкой добиться если не подписания нашей страной Третьего энергопакета, то хотя бы включения основных тезисов этой самой «третьей корзины» в российские стратегические документы о развитии ТЭКа и энергетики.

 

А уж сколько мегабайтов было изведено в течение более чем двух десятилетий на доказательства того, что если Россия не согласится на «справедливые европейские требования», то она будет неизбежно вытеснена с европейского газового рынка Норвегией и арабскими странами. А прошедшие несколько лет к этому списку добавили еще и Америку с ее сланцевым газом. И ничего. Россия на европейский энергетический шантаж не соглашается и продолжает сохранять свою долю на европейском газовом рынке.

 

А Европа всё никак не утихомиривается. Всё продолжает требовать демонополизации «Газпрома». Европейцам-то Третий энергопакет выгоден. Чего им у себя внутри ни провести демонополизацию, когда у них внутри ЕС производители нефти и газа только Великобритания с Норвегией. Причем Великобритания уже демонополизована, а Норвегию не жалко. Ради того чтобы Россию ослабить, можно и Норвегией пожертвовать.

 

Видимо, уже совсем последняя попытка Европы ослабить «Газпром» — это попытка придать Третьему энергопакету характер обратной юридической силы, о которой говорил на днях министр Лавров. Конечно, и это не пройдет.

 

Я думаю, что России на европейский энергетический шантаж нужно реагировать по-сталински — «собака лает, а караван идет». А если они нас будут присуждать ко всяким своим дурацким санкциям и штрафам, то мы им должны ничего не платить, а в ответ симметрично обвинять их в монополизме и угрожать им сокращениями или даже полным прекращением поставок газа.

 

Так и победим. Поскольку наши друзья и партнеры ничего, кроме языка силы, не понимают. Вот и надо нам обучаться применению с ними языка мягкой силы.

 

Виктор Милитарев

 


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1